перейти на главную

Globus in Net | Книги по интересам

Сокровища Валькирии

Заказать книгу почтой

Партнеры:

витамины


БАД NSP


Натуральная косметика:







Заработать

Создание собственного сайта для заработка

  • как создать сайт
  • раскрутка сайта
  • заработать в интернет




sp:

m:




Акадения управления

Лекции генерала Петрова

Цикл лекций по Общей Теории Управления




set:

"Правда и вымысел"

Танцующая на камнях

В тот же день я вернулся в Вологду, сгреб все походное снаряжение - вместе с аквалангом два тяжелых рюкзака, сказал писателю Саше Грязеву, что еду в Сибирь будто бы собирать материал для романа "Крамола", сам же убрал с лица бороду и усы и сел в поезд, идущий на север.

Прописка у меня все еще значилась томская, о вологодском жилье было известно лишь узкому кругу, поэтому если бросятся искать, то пока распутают клубок, можно уйти далеко.

Какой-то особой опасности не чувствовалось, но Олешка был уверен, в покое меня не оставят: дескать, припертый к стенке Редаков раскрылся, полагая, что я уже никуда не уйду, и за это поплатился жизнью.

Если у них такая финансовая фигура - просто пешка, которую можно убрать за провинность, то можно представить, кто же там ферзь и что со мной будет, попади им в руки.

Из поезда я вышел не на станции Косью, как в первый раз, а по совету Олешки уехал в Кожим-рудник - на мое счастье поезд шел с опозданием, и высадился я светлой северной ночью, когда на станции не было ни души.

Напялил рюкзаки таймырским способом - один на спине, другой на груди, и лесовозной дорогой двинул в горы.

Белые ночи оказались в самом разгаре, так что идти было даже лучше, чем днем, гнус меньше донимал, прохладно, к восходу одолел километров шесть и отыскал в ельниках потаенную Олешкину землянку: к Манараге он обычно добирался этим путем и давно его обустроил.

Была мысль оставить здесь акваланг с запасным баллоном (все равно на озере лед), сходить до Манараги налегке, с одним рюкзаком (тянул килограммов на сорок), а потом вернуться, но в последний миг передумал: по закону подлости найдет кто-нибудь, и пропало дело...

Понес все сразу - лучше идти буду медленно, все равно спешить некуда, впереди может быть, целый год времени.

Если не больше...

С Олешкой мы даже попрощались на всякий случай - старик все кряхтел, мол, не дотянет, а скрыться мне советовал надолго, потому как мы расшевелили змеиное гнездо, и это он, старый дурак, толкнул меня в пасть "каркадилам" (именно так!).

И когда проводил до моста, и уже невыразительно так рукой вслед мне махнул, вдруг окликнул, догнал, схватил за грудки.

- Ты слушай, что скажу!...

Погоди!...

Дед твой говорил, его человек из проруби достал.

Ну, помнишь, рассказывал? Старик такой, с птицей?

Под слово отпустил?..

- Ну, помню, помню! - меня озноб охватил.

- Так вот, внучок.

Хочешь верь, а хочешь нет, но это так и было, - как-то стыдливо, словно сомневаясь, забормотал Олешка.

- Я-то ему не поверил, думал, с воза соскочить вздумал, вот и гонит...

Но там этот старик ходит.

Так что ты смотри...

Мозги нараскоряку, ничего не пойму, но ходит! И птица есть.

А зовут - Атенон.

- Ты видел его?

- Не спрашивай! - уклонился он недовольно и торопливо.

- Предупредить тебя должен.

Увидишь - не подходи близко, а лучше беги.

Не надо с ними связываться.

- С кем - с ними?

- Да хрен знает с кем! Ни с кем там не связывайся.

В общем, настращал напоследок, озадачил, а сам развернулся и пошел на Песью Деньгу, оставив меня на мосту.

Старик с птицей на плече - Атенон.

Еще одна, совершенно непонятная фигура!

Я не хотел сидеть на Урале год, потому что в двух осенних номерах должно выйти "Слово" и что скрывать, поддавливало тщеславие, хотелось после публикации нечаянно появиться в ЦДЛе на Герцена, послушать какие-то слова, наконец, своими глазами увидеть роман в "Нашем современнике"!

И еще было одно обстоятельство: в Томск съездить так и не успел, а соваться туда сейчас опасно, искать начнут оттуда, но рукописи трех начатых романов оставались там, рядом с прахом старца Федора Кузьмича!

Правда, я помнил, на чем остановился, и потихоньку продолжал приятный для души "Рой", чтоб хоть так отвлечься от унылой реальности.

Потому оставаться здесь надолго я не собирался и прикидывал, что в сентябре, до снегов, сорвусь с Урала, ибо зимой там делать нечего.

И думал я: вряд ли заслуженный экономист и доктор наук поверил, что я писатель.

Новый билет СП выглядел, как документ прикрытия, и если с Николаем Петровичем беседовал специалист (прежде чем устроить ему трагическую гибель), то скорее всего, выводы сделает такие.

В эту же пользу может сыграть то, что Редаков принял меня сначала за известного Михаила Алексеева, то есть, получается, я умышленно выдал себя за него.

Во всем этом была одна логическая дырка.

О наличии такого писателя можно было запросто узнать в Союзе, там даже полуофициальный представитель КГБ работал в качестве секретаря, непомерно толстый человек в гражданском.

Будь у сына начальника белогвардейской контрразведки хорошие связи с красной современной контрразведкой...

Но и тут могла выйти путаница: был еще один писатель Сергей Алексеев ("Сто рассказов о Ленине", исторический цикл рассказов и т.д.).

Так что, с кем торговался ответственный работник Минфина, придется какое-то время выяснять и может такое случится, что "каркадилы", принесшие в жертву своего соплеменника, уже вкусившие крови, как гончие на зайчих сметках, покрутятся, повертятся, поорут для куража да и останутся ни с чем.

И был еще один веский довод, который от Олешки я утаил и обсуждать с ним не стал: что если Редакова не разменяли, а он действительно угодил в автокатастрофу? Шансов мало, но если в судьбе была вписана такая строка, никуда не денешься: кому в огне гореть, тот не утонет.

В таком случае получался очень интересный расклад: к сынку начальника контрразведки является человек, выдающий себя за писателя, говорит о своем застреленном деде, о жажде кровной мести, предложенные ему деньги не берет, поскольку к месту встречи не является, и вдруг ответственный работник Минфина попадает в банальную катастрофу на дороге.

Что могут подумать "каркадилы" и вся эта камарилья, готовящая тихий государственный переворот? А то, что месть свершилась.

И если я, или люди, стоящие за мной (не один же я все устроил!), способны легко проворачивать подобные операции, то это сила, наверняка связанная со спецслужбами, и с ней следует считаться, а не вступать в войну.

"Каркадилы" не то чтобы испугаются, а не захотят светиться, разыскивая и преследуя меня, ибо слишком важны и велики основные замыслы, чтоб подвергать их опасности.

Весь путь по Уралу я обнадеживал себя таким образом, а то уж слишком печальной получалась дорога: будто не к Манараге иду - в ссылку, да еще нагруженный, как верблюд.

Километрах в десяти от заповедной горы нашел еще одну Олешкину землянку, отдохнул, выспался, затем снарядил легкий рюкзачок с двухдневным запасом продуктов, взял кольт, бинокль, резиновую лодку, пожалел о лопатке-талисмане, оставшейся в Томске, и двинул в разведку.

За всю дорогу на сей раз ни единого человека не встретил, нигде свежего следа - кострища, консервной банки, затесы на дереве - не видел, словно за пять лет одичал Северный Урал, люди перестали ходить.

И сам ничего подобного не оставлял, даже мшистые места стороной обходил, по камешкам...

И вот по пути к Манараге, как и в ту, первую экспедицию, мысли снова настроились на "археологию" языка: было чувство, что я в самом деле раскапываю слово, а потом отчищаю его легкой и нежной кистью.

Зацепился за слово КОРА, снял наносную букву О (в слово КРАСНЫЙ она же не попала) и получилось КРА.

Просто и ясно, часть дерева, обращенная к солнцу.

Тогда КОРАБЛЬ зазвучит как КРАБЛЬ, то есть, сделанный из поверхностной части дерева - лодка-долбленка! Но не только, есть еще информация в знаке Б, означающей все божественное .

Скорее всего, крабль - погребальная лодка, в которой сжигали останки и получался ПРАХ.

А то, на чем ходили по рекам и морям, называлось ЛАДЬЕЙ.

А КОРОБ будет КРАБ - сплетенный из коры, КОРОСТА - КРАСТА.

В таком случае, КОРОВА будет звучать КРАВА - а так ее называл торбинский печник, сосланный поляк! Он еще вместо КОРОЛЬ говорил КРАЛЬ.

То есть деревенское название подружки КРАЛЯ - КОРОЛЕВА? А сейчас вроде бы оскорбительно зазвучит, назови свою девушку кралей.

КОРОНА - КРАНА!

Как солнце или буквально солнечная корона при затмении! ВОРОТА - ВРАТА, ВОРОБЕЙ - ВРАБИЙ (смелая птица, бьющая в солнце?), ВОРОНА - ВРАНА, МОЛОКО - МЛЕКО (млечный путь), СТОРОНА - СТРАНА, ГОРОД - ГРАД.

Тут же, на Приполярном Урале, была гора НАРОДА (ударение на первый слог), высшая точка всего Каменного Пояса - в нормальной речи звучало как НАРАДА (на советских картах она вообще стала горой Народной) и переводилось, как "место обитания, земля бога дающего свет", своеобразный библейский АРАРАТ! Потрясающее по информационности слово, если еще учесть, что знак Т наверняка означает "вырастающий из земли и уходящий семенем в землю, как в слове ТРАВА - тоже КРУГ.

А сама ГОРА - ТАРА, движение к солнцу!

Откуда, каким образом в русский язык пришла буква О, которые еще долго не писали, как лишние и часто ставили титлы? Пришла и исказила первоначальную суть, будто кислота, растворила внутренний, магический смысл слова.

СОЛОВЕЙ это что, от СОЛО? Да ничего подобного, автор "Слова о Полку..." называет птицу СЛАВИЙ, а это совершенно иной смысл.

КОЛО - КЛА - круг, к ЛА относящийся! А что такое певучее, стоящее, пожалуй, на втором месте после РА - ЛА? ЛАД? Гармония, порядок, мир, и тогда КОЛО - воплощение ЛАДА!

Несмотря ни на что "О" до сих пор существует в севернорусских говорах, когда как центральная часть России и Юг говорят А .

И все вместе говорим КАРОВА, но пишем КОРОВА.

Но ведь топонимика в той же Вологодской окающей области осталась практически неизменной, древней, доледниковой - ТАРНОГА, ВАГА, ТЕР-МЕНЬГА, ИЛЕЗА, ПЕСЬЯ ДЕНЬГА, СУДА, СЛУДА, РАМЕНЬЕ, УСТЮГ (УСТЬЮГ - река ЮГ на Севере?), УФТЮГА, ЮРМАНГА, СИВЧУГА, КУБЕНА, ЕЛЬМА и самое потрясающее - река ГАНГА !

Практически, остается одна ВОЛОГДА, где дважды повторяется О, но если ее сократить, то выходит ВЛАГ-ДА - дающая ВЛАГУ (воду), ибо ДА - всегда ДАВАТЬ (ДАЖДЬБОГ, "хлеб наш насущный даждъ нам днесь", ДАР, ДАНЬ, ВОЗДАТЬ, РАДО(А)СТЬ), в слове ДОЖДЬ слышится прямое ДАЖДЬ, потому что его всегда просили люди, живущие с сохи.

Что произошло? Экспансия тех, кто вернулся с Юга и принес новую религию? Или сами СЛОВЯНЕ, живущие с лова (отсюда олений культ и орнамент), пережидая бесконечную ледниковую зиму, облагозвучили свой язык, когда пели такие же бесконечные гимны исчезнувшему под мощным слоем туч, солнцу? Кто пережил хотя бы одну полярную ночь, тот знает: сидя в темноте полных три месяца еще как запоешь! Потому в Заполярье и сохранился Праздник Солнца.

Если следовать простой логике, то окающие племена не могли быть хранителями акающей топонимики на Севере.

Значит, из "эмиграции" вернулись они, и они же принесли "благозвучие" в прарусский язык?

А само слово СОЛНЦЕ! Тот же автор "Слова о Полку Игореве" писал (надеюсь, позже переписчики копировали точно, а если нет, то еще лучше) не СОЛНЦЕ, а СЛНЦЕ .

Когда оно из РА стало таким труднопроизносимым?

Геродот называл Волгу рекой РА (возможно, от купцов слышал или от странников), и жители ее берегов называли реку так же.

Когда же река СОЛНЦА превратилось в совершенно безликую ВОЛГУ (буквально, Бегущая Влага или вообще Влага)? Кто переименовал? Кто из обожествленного символа сделал примитив, достойный неразвитых языков малых, полудиких народов или совершенно диких аббревиатур послереволюционной перестройки?

Нет, все-таки это экспансия людей, принесших иную, нежели чем крамолъство , религию.

Уничтожение символов старой веры, очень знакомая ситуация: Сергиев Посад - Загорск, Богородск - Ногинск и так далее.

На месте ХРАМОВ - языческие капища, потом на капищах строили христианские церкви, снова называемые храмами, а уж за ними - вечные огни, памятники Ленину, клубы, танцплощадки или просто склады зерна...

В общем, "Весь мир насилья мы разрушим, до основанья, а затем..."

Неужто это вечный принцип в России? А что придет за развитым социализмом? Не развитый коммунизм или все-таки я увижу мир совсем в ином свете, что обещал Редаков-младший? И в этом мире мне всего-то потребуются четыре с половиной миллиона?..

Нет, лучше о другом.

Почему так меняются звуки - Г на 3 и на Ж? Должна быть внутренняя смысловая закономерность.

Известно, 3 - знак божественного огня или света (A3 и ЯЗ).

КняЗь, княЖе, княГиня...

Гореть, Зной, Жар, Жечь - ОГОНЬ! Ж - тоже знак огня! Тогда и Г, поскольку, ГА - движение, а оно есть ЖИЗНЬ.

А КНЯЗЬ? Более распространенная в древности форма КНЯЖЕ, потому что его сын - КНЯЖИЧ.

К - НЯ - Ж...

Ня, ны - меня, ко мне.

Значит, получается: "ко мне (несущий) огонь"? Кто был князь? Хранитель огня? Просто огня или священного? Тогда ЖРЕЦ! (И не от слова "жрать", впрочем, вполне возможно ритуальное слово обрядили в черные одежды).

Но почему в древнерусской литературе встречается выражение "воскресить огонь"? Возжечь - понятно, а воскресить? КРЕС - КРЕСАЛО, выбивающее огонь из камня! Тогда КРЕСТ - возжигание жизни, а кстати, землепашцев называли КРЕСТИ, то есть, возжигающий жизнь на земле!

И тогда же КРЕСТЬЯНИН уж никак не от слова "христианин".

ЖДАТЬ - ждать, когда дадут огонь? А ВОЖДЬ? Ведет куда-то или дает огонь? Может, то и другое вместе? Ведет и освещает путь факелом, СВЕТОЧЕМ.

А как еще было ходить во мраке ледниковой зимы?




оглавлениеоглавление читать дальшечитать дальше


Сайт Сергея Алексеева: www.stragasevera.ru/
Заказать книгу почтой


Поделись ссылкой на эту страничку с друзьями:


Россия: Мы и Мир
Аз Бога Ведаю
Сокровища Валькирии
I. Стоящий у солнца
Сокровища Валькирии
II. Страга Севера
Сокровища Валькирии
III. Земля Сияющей Власти
Сокровища Валькирии
IV. Звездные Раны
Сокровища Валькирии
V. Хранитель Силы
Сокровища Валькирии
VI. Правда и вымысел
Анти-Карнеги
Сэнсэй. Исконный Шамбалы.
Жизнь и гибель трёх последних цивилизаций
Белый Конь Апокалипсиса
Застывший взгляд
Правда и ложь о разрешенных наркотиках
Оружие геноцида
Всё о вегетарианстве