перейти на главную

Globus in Net | Книги по интересам

www.stragasevera.ru/


Заказать книгу почтой

Партнеры:

витамины


БАД NSP


Натуральная косметика:







Заработать

Создание собственного сайта для заработка

  • как создать сайт
  • раскрутка сайта
  • заработать в интернет




sp:

m:




Акадения управления

Лекции генерала Петрова

Цикл лекций по Общей Теории Управления




set:

10

В разоренной химчистке Хортов просидел несколько минут, убеждая себя, что киллеры после такой неудачи не станут сшиваться во дворе и постараются убраться, прихватив с собой раненого.

И все-таки было зябко выползать из убежища и тем паче, возвращаться в свой двор. Однако где-то на улице вдруг раздался сильный хлопок, и атмосферу пронизала ударная волна.

С пистолетом в руке он прокрался к оконному проему, затаившись, долго смотрел в темное пространство между домами, но никакого движения не обнаружил. На соседней улице урчала машина, по стенам бегали отблески рекламы, напоминающие далекий пожар, а в сталинском доме из темных окон доносился плач ребенка.

Хортов выбрался из здания химчистки и окольными путями направился к машине.

Он подождал еще минут пять, более для того, чтобы успокоиться самому, а пока стал рассматривать трофей.

Это был отечественный "Макаров", хотя сначала показалось, какой-то импортный, в заводских условиях снабженный глушителем, - то есть оружие специального назначения, используемое в спецоперациях армии и-силовых органах.

Вот это как раз насторожило больше всего: второй стрелок был вооружен точно таким же! Можно сказать, шли на задание со своим табельным оружием…

А ведь его предупреждали! И адвокат сказал, конкуренты недовольны опубликованным материалом, и самое главное - Дара!

Хортов только сейчас вспомнил вроде бы нелепую фразу об осторожности на дорогах и особенно во дворах жилых домов в темное время суток.

Другими словами, она сказала - не подъезжай к своему дому, там опасно! И пожалуй, это обстоятельство, схваченное подсознанием, заставило его идти в свой двор пешком и с повышенной бдительностью.

Убийцы ждали его возле "ракушки", точно зная, что он обязательно поставит туда машину, и стреляли бы в тот момент, когда он вылезет из салона машины и начнет открывать замок.

Это куда надежнее, чем караулить у подъезда, где даже ночью снуют люди, особенно, если знаешь жертву только по фотографии.

Завтра бы во всех газетах и по "ящику" появилось бы очередное сообщение - у своего дома застрелен еще один журналист…

Хортов осторожно вышел из здания химчистки и окольными путями направился к машине.

Глушитель он открутил и спрятал в левый карман куртки, а в правый, под руку, положил пистолет.

Вокруг было по-ночному тихо, так что свои шаги казались громкими, откуда-то доносился приглушенный гул и где-то далеко подвывала пожарная сирена.

Он пересек сквер, обогнул магазин на углу и вдруг увидел высокий огненный столб на той улице, где оставил машину.

Пламя было настолько сильным, что высвечивало всегда черную арку в крепостной стене дома.

Он сразу же понял, что горит его "БМВ".

Уже не скрываясь, Андрей подошел ближе, насколько мог вытерпеть жар: крыша была вспорота, как консервная банка, и оттуда вырывался скрученный с черным дымом поток огня.

Под ногами скрипело стекло, выброшенное взрывом, раскаленный металл коробился и шевелился, как живой, а от горящих покрышек плавился асфальт.

Пожарная машина остановилась в десятке метров, развернувшись задом, вывалившиеся из ее чрева люди неторопливо стали раскручивать шланг.

Хортов стоял и грел руки.

- Зачем вы тушите? - спросил он, когда из брандспойта потекла вода, - здесь уже нечего тушить!

Офицер без боевой амуниции оказался рядом.

- Что произошло? Вы видели?

- Пожар, - невпопад сказал Хортов.

- А вы что здесь делаете?

- Это была моя машина.

Начальник караула оглядел его, отступил на шаг: теперь из разорванной машины вырывался перегретый пар.

- Вот именно, была… Сожалею… Кто это мог сделать? У вас есть враги?

Хортов на какое-то время отстранился, глядя, как пожарные добивают огонь, - запахло жженой резиной и ядовитой пластмассой, и не заметил, как подъехала милицейская машина и у черного парящего остова появились четверо с автоматами.

- Документы на автомобиль? - спросил один из них, черный, бесформенный, с каркающим голосом.

- Ничего не хочу, - в ответ вроде бы сказал Андрей.

Рука в перчатке оказалась под мышкой, жесткая и безжалостная.

- Садитесь в машину! Живо!

- Машина сгорела! - он вывернулся и отскочил.

- Смотри!

- В нашу садись! - перчатка снова потянулся к Хортову.

- Что, крыша поехала?

- Да пошел ты! - он ударил вдоль черной руки, кулак наткнулся на бетонный панцирь.

И в следующий миг увидел, как автоматчик рухнул на асфальт, только бронежилет сбрякал.

Три его товарища, стоящие за остовом машины, слегка ошалели, а потом кинулись к Хортову.

Он же отскочил к пожарнику с брандспойтом, нырнул под струю и побежал вдоль улицы.

- Стоять! - заорали вслед, и над головой треснула короткая очередь.

Андрей прыгнул в сторону, к черным липам вдоль тротуара, и прибавил скорости.

Через минуту за спиной взревел мотор, врубились фары, и в мечущемся свете он увидел собственную тень.

Впереди была улица с горящими фонарями, по которой в обе стороны катили машины, слева - бесконечная желтая стена дома.

Его выгоняли на чистое, освещенное место, где было не спрятаться, и тогда Хортов выскочил на проезжую часть, перебежал улицу перед самым носом милицейской машины и с ходу залетел в проезд между зданиями.

Он слышал нещадный скрип тормозов, хлопанье дверей, а потом дробный стук ботинок по асфальту и замедлял шаг, давал фору преследователям, неожиданно наливаясь радостным азартом опасной игры.

- Ну, суки, давай! - крикнул он, подпустив поближе черные бренчащие фигуры.

Его засекли, и мгновенно разделившись по парам, порскнули в тень домов.

Прячась за мусорными контейнерами, Андрей достиг угла, и оттуда, по двору, заставленному машинами, - к соседнему дому.

По пути он зацепил какой-то автомобиль, и в гулком дворе завыла сигнализация.

И на этот звук, как на маяк, ринулась бронированная погоня.

Под шумок он перескочил двор, оказавшись в каком-то переулке, и тут увидел яркий свет милицейской мигалки - вызвали помощь! Затаившись у перил подъезда, он пропустил машину, затем спокойно перешел на другую сторону и оказался у здания, затянутого зеленой ремонтной сетью.

Андрей нашел дыру в заборе, поднялся на леса и спрятался под этот занавес.

     Хорошо было видно, как черные тени прочесывают дворы в квартале напротив, а в домах, этаж за этажом, вспыхивают окна, должно быть, пошли по квартирам.

Скоро подъехал грузовой фургон, откуда посыпались омоновцы в доспехах, разбегаясь по переулку и дворам, - ставили оцепление.

Вдоль строительного забора проскочили трое, перекрыли проходные дворы.

Андрей выждал, когда у машины никого не осталось, спустился вниз и пошел в тени домов.

На освещенном перекрестке маячил милиционер в армейской каске, другой хозяйничал на тротуаре.

Перед ними уже скопились несколько автомобилей и группка людей, которых поставили вдоль стены и обыскивали.

Хортов резко свернул за угол и чуть не наткнулся на ствол автомата.

- На землю! - успела крикнуть камуфлированная тумба и в тот же миг сама рухнула на асфальт.

Слетевшая с головы каска завертелась волчком.

Андрей отпнул ее и побежал, но в спину широким веером ударила длинная очередь.

Стреляли из положения лежа, по ногам, не прицельно и беспорядочно, скорее всего, чтобы вызвать подмогу.

Хортов отпрыгнул под защиту стены и помчался двором, мимо детской площадки - к спасительной стоянке автомобилей, и в этот момент, как ему показалось, кто-то ударил в левый бок, причем так сильно, что Андрея опрокинуло на землю, вниз лицом.

Он тут же вскочил, как с низкого старта, в горячке, одним духом долетел до стоянки, под прикрытие машин; лопатку и подмышку с левой стороны нестерпимо жгло, огонь разливался по спине и доставал шею.

А этот автоматчик перезарядился и теперь жег второй магазин, дырявя детские домики, редкие деревья и машины - по ним будто кувалдой стучали.

Надолго оставаться здесь было опасно, и, пригибаясь, Хортов пересек остаток двора, свернул в соседний и прибавил ходу.

Дышалось без затруднений, значит, легкие целые, но левое плечо и бок наливались огненной тяжестью, немела вся рука, словно пережатая браслетом.

Он бежал без остановок, пока не оказался на пустынной улице, тянущейся под горку.

Оглядевшись, он перевел дух, сунув руку под рубаху, ощупал подмышку и бок: скорее всего, пуля задела лопаточную кость и пробила спинную мышцу.

За пазухой было мокро и скользко, так что сразу и не разобраться, там сидит пуля, или вылетела.

Да и некогда было ставить диагнозы.

Хортов побежал вниз и скоро оказался среди длинных рядов гаражей, притиснутых к железнодорожному полотну - мимо прогремела поздняя, пустая электричка.

Он отыскал проход к рельсам, перескочил через бетонный заборчик и вышел на дорогу, прямую в обе стороны и режущую городские кварталы на две несоединимые части: между ними лежала полоса отчуждения, нейтральная зона, отделяющая мир города и мир пути.

И сразу же появилось ощущение безопасности.

Не раздумывая, Андрей выбрал направление и побежал размеренным, через шпалу, небыстрым шагом, как бегал в последний раз только в юности. Пистолет и глушитель в разных карманах застукали по бокам, и он только сейчас вспомнил об оружии.

Первой мыслью было выбросить или спрятать, тем более, остался единственный патрон: поймают - разбираться не станут, засадят за хранение и еще пририсуют для верности, что он отстреливался от милиции.

Но впереди лежала неизвестная дорога, неясное положение, и не исключено, случится миг, когда пригодится трофей.

Между тем ветер все сильнее холодил окровавленный бок, рубаха прилипла к ране и от каждого движения бил электрический ток, а боль, ставшая пронзительной, достала головы.

И почти сразу же утратилось ощущение времени.

Хортов несколько раз сбегал с насыпи, пропуская товарные поезда, тем самым как бы отсчитывая часы, пользуясь случаем, пихал руку под мышку и ощупывал рану, и даже при этом не останавливался, продолжал двигаться шагом вдоль полотна.

И когда впереди показался освещенный переезд, не сдержался, толкнул дверь кирпичной будки, из окошка которой лился призывный свет.

Большая немолодая женщина, дремлющая у аппарата, вздрогнула, опрокидывая стул, вскочила и попятилась к стене.

- Не бойтесь, - Андрей поднял руки.

- Я ранен… Дайте бинт.

Она ничего не соображала, лишь таращила огромные, перепуганные глаза.

- Пожалуйста… Нужно перевязать рану, - он сделал шаг вперед.

- У вас должна быть аптечка.

Дежурная на переезде повела взглядом в сторону шкафчика в переднем углу, скорее, автоматически, чем осознанно.

Хортов открыл дверцу, вынул коробку из-под обуви и сбросил крышку: в аптечке оказались зеленка, йод, резиновый жгут, какие-то таблетки и две упаковки нестерильного бинта.

Он снял куртку, кое-как стащил рубашку и наконец-то увидел рану, точнее, выходное отверстие пули подмышкой, откуда на пол закапала кровь.

Перетянуть ее было невозможно, и тогда Андрей распечатал сначала йод, а потом и зеленку - на ощупь мазал рану и даже пытался влить внутрь, после чего стал накладывать повязку.

- Помогите, - попросил он женщину.

- Одной рукой неудобно…

Она еще не отошла от первого испуга, а вид окровавленного тела, кажется, вообще поверг ее в страх.

- Господи помилуй… - пролепетала.

Хортов зажал зубами конец бинта и начат обматывать плечо и лопатку.

Получалось неровно, и сколько бы не затягивал, кровь все равно сочилась, даже когда он намотал второй рулон.

Сверху вылил остатки зеленки, надел куртку, а рубашкой вытер пол и скомкал в руке, тяжелую от крови.

- Спасибо.

Не бойтесь меня.

Я ухожу.

Через минуту он снова был на дороге и только сейчас обнаружил, что все еще находится в городе: с обеих сторон от полотна светились улицы и маячили очертания темных домов - типичный московский спальный район.

Хортов бросил рубашку под откос в кусты и побежал.

В забинтованной ране теперь с гулкой болью стучала кровь, и этот ритм было невозможно согласовать с ритмом сердца и бега по шпалам.

Полный внутренний дисбаланс разрывал его, сбивал дыхание, деревянил мышцы, и он скоро начал слабеть.

Мимо, в обе стороны свистели поезда, и уже не было сил спускаться под откос; Андрей останавливался между путей и пережидал, когда разъедутся составы. Два встречных потока вращали его, как волчок, и когда грохот уносился в обе стороны, у него еще долго кружилась голова.

Хортов пытался считать их, чтобы хоть как-то контролировать время - часы почему-то остановились, а у мобильника на самом деле сел аккумулятор, но всякий раз сбивался, ибо после каждой круговерти надо было еще запомнить направление.

И это ему удавалось до тех пор, пока он с разбега не наткнулся на полосатый горизонтальный брус, который ставится в конце всякого тупика.

За ним была лишь насыпь без рельсов, а дальше и вовсе виднелись темные, убогие кустарники и бесконечная, плоская равнина.

И куда-то исчезла вторая колея…

Вокруг по-прежнему был город, микрорайон, очень похожий на Химки, и если это так, то где-то недалеко должна быть дача Кужелева: из его окон видны крайние дома.

Андрей спустился с насыпи и вышел на пустынную улицу - ни одного человека, чтобы спросить, где он находится.

Но впереди светился ночной магазин, и Хортов направился к нему.

Охранник в черной робе курил у двери и часто зевал.

- Простите, это Химки? - спросил Андрей. Тот мгновенно встряхнулся, глянул опытным глазом.

- Химки… Откуда такой красивый? Весь в крови…

- Будь здоров, - Хортов сделал шаг в сторону, но охранник ловко схватил его за полу куртки.

- Ты постой, приятель! Зайдем в магазин…

Андрей с разворота ударил по руке и помчался вдоль улицы.

Он не оглядывался, точно зная, что охранник сейчас накручивает телефон.

Попетляв среди домов, он оказался на берегу канала и по нему, как по компасу, пошел неторопливым шагом.




оглавлениеоглавление читать дальшечитать дальше


Сайт Сергея Алексеева: www.stragasevera.ru/
Заказать книгу почтой


Поделись ссылкой на эту страничку с друзьями:


Россия: Мы и Мир
Аз Бога Ведаю
Сокровища Валькирии
I. Стоящий у солнца
Сокровища Валькирии
II. Страга Севера
Сокровища Валькирии
III. Земля Сияющей Власти
Сокровища Валькирии
IV. Звездные Раны
Сокровища Валькирии
V. Хранитель Силы
Сокровища Валькирии
VI. Правда и вымысел
Анти-Карнеги
Сэнсэй. Исконный Шамбалы.
Жизнь и гибель трёх последних цивилизаций
Белый Конь Апокалипсиса
Застывший взгляд
Правда и ложь о разрешенных наркотиках
Оружие геноцида
Всё о вегетарианстве