перейти на главную

Globus in Net | Книги по интересам

Сокровища Валькирии

Заказать книгу почтой

Партнеры:

витамины


БАД NSP


Натуральная косметика:







Заработать

Создание собственного сайта для заработка

  • как создать сайт
  • раскрутка сайта
  • заработать в интернет




sp:

m:




Акадения управления

Лекции генерала Петрова

Цикл лекций по Общей Теории Управления




set:

12

В тот момент, когда охранник Конырева вручил ему ключи и документы, Зимогор не оценил замысла богатенького приятеля и не почувствовал, что значит конь для мужчины.

Но когда вечером, приняв дела старшего инженера, подошел к своему дому и увидел вишневую "девятку", вдруг услышал ржание горячего жеребца.

Два часа кряду он гонял машину по московским улицам, часто нарушая правила и совсем забыв, что нет при себе удостоверения водителя.

И удовлетворенный, расчувствовавшийся, полетел в офис к Славке.

Тот сидел за своим столом и разговаривал с молодым негром: на заправках Конырева работали исключительно африканцы, набранные из Института имени Патриса Лумумбы или просто с улицы.

С одной стороны, он выглядел абсолютным противником расизма, с другой выражал его крайнюю степень.

- Пусть черные обслуживают белых, - говорил Шейх, когда ему задавали специфические вопросы.

- Я не хочу унижать русских рабским трудом.

В то время русские просто ходили безработными и голодали...

Конырев мгновенно выгнал негра из кабинета, кивнул в его сторону.

- Неплохой пацан.

Хотел купить заправку.

А деньги, стервец, заработал на наркоте и сутенерстве.

Черными девками торговал и героином.

Как ты считаешь, продать ему? Или нет?

- Спасибо за тачку.

- сказал Олег.

- От души.

- Ага, оценил! Значит, с работы пнули?

- Не совсем...

Едва удержался.

- А что ты за нее держишься?

- Если бы уволили совсем, отрезали бы путь в Манораю.

А я хочу туда.

- Может, тебе заправку продать? Одна продажная есть...

В рассрочку?

- Слава, я белый человек...

- Так слушай, белый человек, - президентское кресло застонало под Славкой.

- Никак из головы не выходит...

Вспомнил я одну цыпочку из архива Министерства геологии.

Правда, ей сейчас уже лет тридцать, но была прелесть!.. Позвонил и заказал на твое имя обширную справку по Манорайской впадине.

Поедешь завтра и возьмешь.

Можешь вместе с Наташкой.

- Мне с тобой никогда не рассчитаться, - буркнул Зимогор.

- Ты всех так цепляешь на крюк?

- И еще.

Этот твой космический мусорщик оригинальная личность, но дитя советской системы.

- Шейх достал ежедневник и стал читать.

- Закончил Высшую комсомольскую школу, работал секретарем на плавбазе рыбфлота в Мурманске.

За попытку перехода финской границы получил три года.

После отсидки под чужой фамилией поступил на географический факультет, однако отчислили с пятого курса, когда вскрылся обман.

Через год задержан на территории Китая за незаконный переход, пять лет исправлялся на рисовых полях, затем был передан советской стороне и еще два года рубил лес в Коми.

Остался там на жительство, работал в леспромхозе и добивался выезда в Монголию, но не получил.

Потом оказался в Свердловске, там женился на еврейке и выехал с ней в Израиль как диссидент. Получил израильский паспорт, обокрал жену и ее родственников и морским путем отправился в Индию, но по пути был схвачен Интерполом, возвращен в землю обетованную, где его разоблачили и отправили на девять лет рыть оросительные каналы на оккупированных землях.

Оттуда с помощью палестинцев бежал в Иран, а потом через воюющий с советскими войсками Афганистан снова хотел пробраться на китайскую территорию Тибета, но попал в плен к моджахедам и был случайно отбит нашими солдатами.

Вернули в Россию, незаконно продержали два года под следствием, после чего дали паспорт на настоящее имя и выпустили на свободу.

Он женился и уехал на Алтай, по месту жительства своей супружницы.

Конырев прочитал все это чуть ли не на одном дыхании, отвалился в кресле и отпыхиваясь, добавил:

- Я менял города, я менял имена!..

- Явный неудачник и бессребреник, - определил Зимогор.

- Которых ты терпеть не можешь.

- Да, и это правда, не могу, - подтвердил Шейх.

- Их воспели и подняли, бессребреник стал объектом для подражания.

В результате навязали нации нищенскую психологию...

Но твой знакомый мусорщик, наоборот, весьма преуспел, если учитывать одну маленькую деталь.

Еще в комсомольской школе стал сотрудником внешней разведки.

И в наших лагерях не сидел, а проходил специальную подготовку или вообще выполнял особые поручения партии и правительства.

- А в китайских?

- В китайских сомнительно.

Но в израильской по полной программе, причем год - в специальных кандалах! - с удовольствием сообщил Конырев.

- За дерзкое поведение: постоянно обижал охрану!

- Чем же он занимался в разведке?

- А вот этого не знает даже Эксперт, который знает все!

- И почему они его на Тибет не пустили? - чуть невпопад спросил Зимогор.

- Кто сказал - не пустили? - засмеялся Конырев.

- Скорее всего, бывал он там, и много раз.

Но это пока скрывают от моего улыбчивого Эксперта.

Но завтра он поедет к директору и все узнает.

- К какому директору?

- Разумеется, службы разведки!

- Он что, работает у .тебя, этот бывший министр? - невесело усмехнулся Зимогор.

- Вроде бы и не африканец...

- Нет, не работает.

Но финансисты очень любят деньги.

- Ты ему платишь?

Шейх вылез из кресла, как медведь из берлоги, и только не зарычал:

- Кому я только не плачу...

В тот вечер Зимогор успел заехать к матери в Перово.

Она была на пенсии, но все еще работала врачом на станции "скорой помощи".

Отец же всю жизнь просидел за баранкой, последние лет десять дальнобойщиком, развозил дефицит - подшипники по автомобильным заводам.

Однажды его КамАЗ обнаружили на проселке неподалеку от трассы в Горьковской области, груз и водитель бесследно исчезли, и мать до сих пор не знала, жена она или давно вдова.

Горе это не забывалось и все время жило в доме вместе с матерью.

И было у нее еще одно - никак не могла женить Олега, однако с этой бедой вроде бы уже свыклась, и на семейных праздниках, когда собиралась родня и непременно начинала обсуждать эту тему, мать спокойно махала рукой и в присутствии сына говорила:

- Да ну его! Он и в детстве-то все время играл в одиночку.

Сядет в песочнице отдельно и ковыряется...

Восемь невест приводил и показывал! На двух женился...

И что толку? А жены ну просто золотые были, до сих пор мне иногда звонят...

- Мама, они звонят, потому что нужны халявные шприцы, медикаменты или советы доктора! - протестовал Зимогор.

- А ты им в принципе не нужна. Доказывать что-либо матери было бесполезно...

Она как-то незаметно перешагнула низенький порожек старушечьего возраста, и признаком этого стало то, что по вечерам, когда не дежурила на станции, сидела на скамеечке возле подъезда. Здесь ее и застал Олег, подкатил на "девятке", посигналил и помахал рукой: он входил в зрелость, поскольку начинал чувствовать, как опостылела самостоятельность, и снова хотелось стать зависимым от родителей ребенком. Например, пожаловаться...

- Мам, меня сняли с должности, - сразу же бухнул он.

- Я теперь не главный, а просто геолог в производственном отделе.

Это у нас место ссылки.

- А я хотела поздравить, - медленно увяла она.

- Подумала, приехал похвастаться машиной...

Мать сидела рядом, трогала панель, кнопки, словно прощупывала больного. Они с отцом всю жизнь копили на "Жигули", и когда наконец набрали нужную сумму, машины подорожали вдвое...

- Конырев с барского плеча тулупчик мне скинул...

- Это хорошо ли - взял такой тулупчик?

- Хорошо, мам.

Славке уже не интересно стало зарабатывать деньги.

Наелся этой романтики, тоскует...

Видела бы, какой он жирный стал.

А Светка - три тебя надо.

- Все равно, не брал бы...

- Отдать недолго, если что почувствую.

- За что тебя сняли-то? Вроде бы говорил, наоборот...

- Не спрашивай! Столько намешано, сам еще понять не могу, за что.

Она помолчала, глядя в зеркало заднего обзора на своих товарок, плотно сидевших на скамеечке.

- Пошли, чем-нибудь угощу.

Ты ужинал? Зимогор вдруг заспешил: это лишь в детстве приходит успокоение, когда пожалуешься матери и потрешь мокрые глаза. Сейчас же и ее разочаровал, и сам не нашел утешения, ибо для этого нужно уткнуться в подол и хорошенько пореветь.

- Я на секунду заскочил, мам, отметиться, что приехал...

- Тогда посидим еще минутку, - попросила она.

- Видишь, как соседки на нас смотрят...

Пусть думают, что у тебя все хорошо.

И родне не говори пока, что сняли...

- Мам, я, кажется, влюбился, - вдруг признался он.

- В очередной раз? - помедлив, спросила мать и, взглянув на сына, поправилась.

-

Ну ладно, прости старуху...

- Такого еще не бывало...

Вернее, никогда не встречал такой женщины.

- А кто она?

- Не знаю...

Зовут Лаксана.

- Какое редкое имя...

Русская или нет?

- Да вроде русская...

Но сейчас ее зовут как-то по-другому.

Понимаешь, мам, она была уже моей женой.

- Что?..

Что ты говоришь? Я знаю всех твоих жен.

- Постарайся понять, мам...

- он смутился.

- Все так странно...

Лаксана была женой в другой жизни.

Как бы тебе объяснить?..

Я помню ее! Все помню! Она такая родная...

Нет, не правильно.

Память о ней осталась и больше ничего.

Но мы узнали друг друга.

Мать вздохнула, посмотрела через зеркало на своих товарок.

- Господи...

Неужели влюбился? А кто она теперь?

- Не знаю...

И у нее есть муж, космический мусорщик, - он усмехнулся.

- Но мне наплевать...

У нас даже была схватка.

Нечестная, трое на одного...

- Думаю, что у тебя под глазами?..

- Ерунда, пройдет...

Она удивительная женщина, мам.

Я так испугался, что Аквилонов меня вообще выгонит!..

И не пустят больше в Манораю.

- А что это - Манорая?

- На Алтае, впадина такая.

Говорят, метеоритный кратер...

- И она там живет? - чего-то испугалась мать.

- Ну, где-то там, не знаю...

- Ой, Олежка, боюсь я за тебя! Только глупость новую не сотвори, ладно? А вообще привези ее, покажи...

- Нет, мам, вряд ли.

Не знаю, увижу ли еще...

Вот ты медик, объясни мне: возможно, чтобы человек вспомнил свою прошлую жизнь? Вернее, мы что, действительно живем несколько раз?

- Как тебе сказать?..

Вот ты упомянул Алтай, а в груди у меня так защемило.

Помню, что-то отец твой рассказывал.

То ли бывал там, то ли еще что...

Но знакомо.

Мне почему-то не верится, чтобы такое сложное и высокоорганизованное существо умирало вместе с физической смертью.

Медицина говорит одно, а думается другое...

- Спасибо, мам, я поехал.

Тебе нравится мой конь?

Домой он вернулся в сумерках, ничего особенного не заметил во дворе, поставил машину и только вошел в квартиру, как тут же за спиной раздался звонок.

Зимогор включил свет и открыл дверь: на пороге стоял Иван Крутой, поигрывал ключами - значит, сам был за рулем.

Сразу же прострелила злорадная мысль: опомнился, отошел и приехал возвращать в кресло главного геолога! Иначе чего бы потащился на квартиру через полгорода, если никогда здесь не был, да и быть не мог: не царское это дело - ходить по избам холопов...

- Ты где это машину взял? - тон вроде бы звучал по-отечески.

- Подкатил как барон и даже меня не заметил!

- Темновато было, - сдержанно проронил Зимогор.

- Проходите!

Аквилонов прикрыл за собой дверь, сел на шкаф для обуви, глянул исподлобья.

- Ты эту папку...

зачем Ангелу показывал? Я же предупредил тебя!

Олег на мгновение даже растерялся от резкого перехода.

- Я никому не показывал...

И какие могут быть секреты от Ангела?

- Не твое собачье дело! Так показывал или нет?!

- Да ничего я не показывал! - уже возмутился он.

- Врешь!..

Откуда Ангелу стало известно об этих документах?

- Не имею представления! Я его даже не видел! Иван Крутой уже не слышал его, рычал, как накатывающийся гром.

     - Со мной вздумал поиграть? В двойную игру? Ласковое теля двух маток сосет?..

Да ты еще...

сопля зеленая тягаться со мной! Игрок!

И тут внезапно Зимогор понял и необычное поведение Аквилонова, и его этот приезд на квартиру, и резкую смену настроений: утомился Иван Крутой, не выдержал ритма и нравов рыночной жизни.

Взял вес, но сил нет зафиксировать и удержать.

Кто-то оказался хитрее, изворотливее, могущественнее и нанес ему рану, возможно, в спину ударил.

И теперь этот раненый царь в пылу предсмертной ярости и гнева бросился давить свою челядь.

- Продал меня! - ревела гроза в прихожей.

- За драную "девятку" подставил? Что ж так дешево?! Поторговался бы! Но я все равно покорю Манорайскую впадину! Сам все сделаю! Ты понял меня, сынок?! Я тебя научу свободу любить!

Ему чудились измена и предательство.

У него была потребность унижать, чтобы возвыситься самому.

Для этого перед царями добровольно гнули спины...

- Не смейте орать на меня! - взорвался Зимогор.

- Не надо орать на меня в моем доме!

Аквилонов медленно встал и будто черная туча уплыл за дверь, как за горизонт.




оглавлениеоглавление читать дальшечитать дальше


Сайт Сергея Алексеева: www.stragasevera.ru/
Заказать книгу почтой
Россия: Мы и Мир
Аз Бога Ведаю
Сокровища Валькирии
I. Стоящий у солнца
Сокровища Валькирии
II. Страга Севера
Сокровища Валькирии
III. Земля Сияющей Власти
Сокровища Валькирии
IV. Звездные Раны
Сокровища Валькирии
V. Хранитель Силы
Сокровища Валькирии
VI. Правда и вымысел
Анти-Карнеги
Сэнсэй. Исконный Шамбалы.
Жизнь и гибель трёх последних цивилизаций
Белый Конь Апокалипсиса
Застывший взгляд
Правда и ложь о разрешенных наркотиках
Оружие геноцида
Всё о вегетарианстве