перейти на главную

Globus in Net | Книги по интересам

Сокровища Валькирии

Заказать книгу почтой

Партнеры:

витамины


БАД NSP


Натуральная косметика:







Заработать

Создание собственного сайта для заработка

  • как создать сайт
  • раскрутка сайта
  • заработать в интернет




sp:

m:




Акадения управления

Лекции генерала Петрова

Цикл лекций по Общей Теории Управления




set:

***

После разговора с лейтенантом Зимогор около получаса сидел в задумчивости, все время теряя ниточку логических размышлений.

Потом долго не мог вспомнить, что же хотел делать дальше, и, наконец вспомнив, подался искать старшего бурового мастера Гнутого, однако вместо него неподалеку от буровой вдруг увидел Конырева.

Высокомерный, брезгливо-надменный ко всяким стражам закона, король бензоколонок стоял с лейтенантом чуть ли не в обнимку, над чем-то оба смеялись, что называется, впокатуху, трясли друг другу руки и снова смеялись.

И в этой безудержности даже не заметили Олега; он же встал у конторского вагончика, глядя на столь бурное веселье с тоской занятого человека.

Наконец, совершили невероятное - обменялись головными уборами, в результате чего Перцев получил легкомысленную бейсболку с длинным козырьком, а Шейх - некогда фасонистую военную фуражку с высокой южноамериканской тульей, но сейчас обвисшую, изуродованную после стирки.

Но прежде чем разойтись, он с неожиданной силой шарахнул о камень пакет с видеокамерой, потряс то, что от нее осталось, и швырнул в отстойник с промывочной жидкостью.

И прошел бы мимо, не окликни его Зимогор...

- А, приятель! - возликовал Конырев, сбивая фуражку на затылок.

- Я же тебя искал! Ну все обошел!..

- Смотрю, вы друзьями расстались, - заметил Олег, кивая в сторону Перцева.

- Классный мужик! У нас такой базар был - ну, просто!..

Значит, так, Зимогор! Ты как хочешь, а я пошел на прогулку! Таможня дает добро!

В этот раз от Славки отделаться не удалось.

Проклятые конкуренты не подожгли ни одной автозаправки, и потому пришлось брать его с собой в командировку с условием, что он на следующий же день, как прибудет высокое начальство, немедленно уедет назад.

- Давай, только недолго, - предупредил Олег.

- И не уходи далеко, вечером уезжать.

Конырев расхохотался и пошел под гору к сетям.

- Если что - ищи в лабиринте! - крикнул он издалека.

- Здесь, оказывается, есть лабиринт! Восхождение к огню! Или на огонь!

Потом махнул рукой и побежал грузно, по-слоновьи, - фуражка запрыгала на острой голове.

Олег решил, что они с лейтенантом не только общий язык нашли, а еще уговорили коньяк из Славкиных запасов...

Старшего мастера Гнутого Зимогор разыскал в тепляке буровой вышки. Виновник аварии стоял на коленях перед открытым белым шкафом и что-то пытался достать оттуда с помощью паяльника.

Вокруг лежали развернутые книжки и какие-то электронные схемы, над его головой, будто иконы, светились четыре чистых экрана мониторов.

Оборудованная по последнему слову техники буровая походила на операционную, только мертвую, ибо в облицованных пластмассовыми панелями стенах стояла полная тишина: сам буровой станок - громоздкая железяка, опутанная гидравлическими трубками и цветными жгутами проводов, - напоминала умершего под ножами хирургов и брошенного со вспоротым чревом человека.

Потный мужик в тельняшке орудовал шваброй, как санитар, замывающий кровь с черного обрезиненного пола: готовясь к встрече начальства, наводили совершенно ненужный блеск, схожий разве что с тем, как напомаживают усопшего в гробу.

Бывший капитан и тут внедрил армейские порядки...

Зимогор впервые попал на буровую, где не было привычной грязи, набора тяжелых трубных ключей, ломов и кувалд.

Правда, возле станка на специальной подставке был разложен исковерканный огромными нагрузками, изжеванный, закрученный в спирали аварийный инструмент - приспособления для того, чтобы вырвать из забоя скважины застрявший там буровой снаряд, и результаты попыток ликвидировать аварию - обломки штанг, разорванные детали и металлическая стружка.

Зимогор видел эту установку на складе, упакованную в ящики и коробки, к которым Иван Крутой запретил приближаться, дабы сдуру ничего не испортить.

В комплект входили даже белые халаты и специальные разовые матерчатые перчатки - сбылась вековечная мечта бурильщиков! По специальности Аквилонов был буровиком и проявлял личную заботу об этой установке.

- Можно и умирать, - говорил он, рассматривая технический проспект детища российской оборонки.

- Знаешь, с чего я начинал? С канатно-ударного станка! Долотьями бурил, можно сказать, ломом землю ковырял! А эта машина - двадцать первый век...

Заметив Зимогора, прямой виновник аварии торопливо закрыл шкаф с электроникой, выключил паяльник и, не спуская глаз с инспектирующего, прошепелявил приказным тоном:

- Все, Миша, отбой.

Иди отсюда.

Поломойка выключил воду, смотал шланг и, спрятав швабру в специальную нишу, удалился.

Гнутый ждал этого визита и к разговору был готов, но не хотел начинать его сам, демонстративно закурил, поднял затемненное стекло окна и, высунувшись наружу, стал насвистывать "Черного ворона".

Они были едва знакомы, виделись только однажды на Кольском полуострове лет пять назад, когда Зимогор пришел работать в экспедицию.

Гнутый бурил там сверхглубокую скважину, но ничем особенным не блистал, поскольку работал в коллективе таких же зубров, и отличался лишь застенчивостью и молчаливостью, вызванными тем, что у бурового мастера не было передних зубов.

Часть их выбили еще в молодости, а другая часть просто вывалилась и сгнила от цинги, экспедиционной жизни и чифиря.

Вообще-то про него рассказывали много интересного: в двадцать семь лет он умудрился получить орден Трудового Красного Знамени, в тридцать, не отходя от бурового станка, защитил кандидатскую (тогда это приветствовалось).

И, вдохновившись, бросил работу, сел и написал учебник по буровому делу, который вдребезги разнесли ученые мужи.

Однако так и не изданное, это сочинение перепечатывали на машинках, ротапринтах и использовали как практическое наставление многие - от студентов до производственников.

А Гнутый, как всякий непризнанный гений, запил, забичевал и был найден Иваном Крутым где-то на Урале, в захудалой геологоразведочной экспедиции.

Аквилонов ценил его как буровика и как ученого, поэтому выдрал из грязи, говорят, лично свозил в Крым, где закодировал от алкоголизма, дал ему квартиру, обласкал по-царски и лишь не смог ему за казенный счет вставить зубы - буровой мастер не выносил ни вида, ни звука стоматологического буравчика.

Зимогор рассчитывал увидеть Гнутого в полном унынии - метаться должна была творческая душа, сам ведь устроил аварию, не смог ее ликвидировать и в результате угробил уникальный, в единственном экземпляре, станок.

Однако мастер выглядел спокойным и даже веселым - не принял ли с горя припрятанного спирта?

- Мне наручники самому надеть или завтра Ангел закоцает? - спросил он, улыбаясь и прикрывая рот ладонью.

- Ты же приехал виновных искать?

- А что, готов в наручники? - с ухмылкой спросил Олег.

- Как пионер, всегда готов!

- Сначала скажи, кто был с тобой на смене, когда достали этот черный песок?

- Циклоп был, то есть Величко.

- А что, завхоз переквалифицировался в помощники мастера?

- Да нет, - нехотя отозвался Гнутый.

- Так вышло...

У моего помбура живот схватило, заменить некем, а Циклоп сам попросился...

Не смотри, что он на вид тупой и молчун, когда надо, все соображает.

- Когда аварию засадили - кто с тобой был?

- Да тоже он...

У помбура понос еще не прошел, а Величко всегда готов...

- Тебе это не показалось странным - всегда готов?

Гнутый намек понял, пошамкал стариковским беззубым ртом.

- Любопытный взгляд...

Если учесть, что Циклоп исчез.

- Ничего такого странного не замечал за ним? Может, к нему кто-то приходил? Или он часто пропадал с участка?

- Пропадал он в Матвеевке, у женщины...

- Ты уверен? Видел сам или знаешь по его рассказам? \<

- Как же! Со свечой стоял, когда он обслуживал эту тварь ненасытную! - почему-то рассердился Гнутый.

- Если без дураков, где Величко? - мрачнея, спросил Зимогор.

- Завтра Ангел спросит.

Ответ есть?

- Откуда я знаю?..

Он ведь никому ничего не рассказывал про себя, отшельником жил, как все немые.

- Я слышал, у него прошла эта болезнь...

- Прошла...

А потом и глаз открылся.

- Открылся?..

Но у него же глаз вытек!

- Значит, новый вырос.

А повязку носил, потому что глаз света боялся. Ночью снимал и смотрел двумя.

- Сам это видел?

- Не один раз...

Я его с поличным поймал, когда Циклоп однажды ночью вышел на улицу и повязку снял, на звезды смотрел, - признался Гнутый.

- А я его окликнул...

Жуткое зрелище, этот его новый глаз, в него смотреть нельзя. Поражает воображение.

Страшно...

- Ты как бы за свои слова отвечаешь? - уточнил Зимогор.

- Как бы да...

- Кто еще видел этот его глаз? - схватываясь неприятным ознобом, спросил Олег.

- Перцев, начальник охраны...

Чуть его не застрелил с испугу.

Но потом решил, что почудилось ему.

- С чем это связано, как думаешь?

- Ну, скажем, влияние среды, - нашел формулировку Гнутый.

- Хотя Перцев говорит - от воздействия жестких пучков излучения.

Психотронное оружие.

- Я слышал, когда вы тут пляски и оргии устраивали, на Величко гипноз не подействовал.

Это так или нет?

- Ну народ! - изумился мастер.

- Уже все доложили!..

Не подействовал. Все плясали, а он стоял и смотрел, в оба глаза.

И на меня не подействовал.

- А что же ты хороводил? За компанию? - усмехнулся Зимогор.

- Понять хотел, в чем суть, лица пришлых рассмотреть поближе...

Ничего не понял.

- Лица-то рассмотрел?

- Да что толку?..

Вроде на вид обыкновенные люди, только если у нас взгляды, то у них - взоры.

- К кому они приходят, знаешь? Что им нужно?

- Не к кому, а куда...

В Манораю они идут.

Одни как паломники, а другие для исполнения обряда.

- Тут что у них, святыня?

- А ты как бы не догадываешься, что здесь? - язвительно спросил мастер. - Зачем они раз в сорок лет обязательно должны пройти через всю Манораю и исполнить гимны?

- Говори все, что знаешь! - прикрикнул Зимогор.

- Мне некогда твои загадки отгадывать.

- Вот кричать не нужно, - улыбнулся Гнутый и прикрыл рот ладонью.

- Я еще не совсем уверен...

Кое-что нужно проверить.

Но мы находимся в центре Шамбалы.

- Шамбалы?..

А это еще что такое?

- Не слышали? Да ладно вам...

Скажешь еще, не слышал про Рериха и Блаватскую...

     Вероятно, родители у него были из ученой интеллигенции, вырастили умненького, романтичного, но пижонистого и оторванного от жизни мальчика.

Зимогор терпеть таких не мог, и особенно если попадались свихнувшиеся на Шамбале, так называемые рерихнутые.

Их лет десять назад развелось как тараканов на кухне у нечистоплотной хозяйки.

Потом половина из них двинула в маги, в чародеи и психотерапевты, какая-то часть ушла в учение Порфирия Иванова, часть просто образумилась и занялась мелким бизнесом.

И казалось, жизнь их вывела, вытравила дихлофосом своим, но вот тебе - все живо!

- Ладно, если не нравится такое название, давай назовем это явление аномалией, - предложил Гнутый.

- Ты же допускаешь, что всякое аномальное явление, то есть не изученное, начинает сопротивляться грубому вторжению чужеродной материи.

Мы просверлили дырку вот этим роботом, можно сказать, в голове, в мозгу аномалии.

И получили реакцию: нам дали по рукам и в один миг вывели из строя верх технологической мысли, станок будущего.

Эти обстоятельства тебе говорят о чем-нибудь?

- Об этом ты завтра с Ангелом поговори, - посоветовал Зимогор.

- Он тебя поймет.

И упечет лет на пять в нормальную зону, без всяких аномалий.

- Потому я и говорю с тобой, - мастер отнял ладонь от лица, перестал стесняться беззубости или забыл о ней.

- Ты же геолог и, судя по глазам, человек мыслящий.

- Ну да, потому сейчас смотрю на этого робота и мыслю, сколько он стоит. Хотя бы примерно.

- Дорого стоит, - определил Гнутый.

- Установка на самом деле классная. Конечно, есть кое-какие недоработки, но в целом это революция в буровом деле. Жалко, не пустят в серию, а японцы и американцы слижут и присвоят, как обычно.

- Если дорого, значит, сажать тебя будут за ущерб в особо крупных размерах, - вздохнул Зимогор.

- А ты мне сейчас уши Шамбалой протираешь.

- Посадки, например, я не боюсь.

К тому же за установку не посадят, ущерба - нуль, если не считать износа, - вдруг заявил мастер.

- Отстоялся, отдышался, бедолага, и теперь работает, как часики.

     - Работает?..

Он лишь ухмыльнулся, взял со стола пульт и включил станок.

Манипулятор захватил из кассеты буровую штангу, заправил ее в шпиндель, зажал, и на мониторе появилось окно с надписью: "Инструмент к работе не готов. Отсутствует породоразрушающий элемент.

Начинать спуск снаряда?"

Гнутый дал отбой и выключил установку.

- Что же ты тогда не ликвидируешь аварию? - скрывая удивление, спросил Зимогор.

- А влияние среды.

Точнее, сопротивление.

Стоит опустить аварийный инструмент к забою - электроника блокируется, - с удовольствием стал объяснять мастер.

- Но не полностью.

Весь механизм подъема снаряда действует.

Аномалия очень чувствительна и благородна.

Она как бы говорит - вытащите из меня инородное тело.

И когда мы поднимаем снаряд, все системы начинают работать.

Но поднимем - эта умная машина превращается в кучу мертвого железа.

И так стоит часов пять, словно дает нам время подумать.

Занятно, правда? Но есть еще более занятная вещь, - он развернул к Зимогору монитор компьютера и защелкал на клавиатуре.

- После того как мы этот песок достали, и произошла авария.

Сначала полностью заблокировался станок, потом начались эти пляски...

А потом, когда вернулись, - все работает! Спустили инструмент в забой, и сразу же авария...

- Ты сам держал этот песок в руках?

- Держал...

Интересное вещество, с большим удельным весом, между прочим, так что промывочный раствор не поднимал.

- Кто еще держал?

- Циклоп, естественно, и Ячменный...

- Опять Циклоп?..

Ладно, а раньше песок не встречался?

- Был на подходе к горизонту, но мизер, крупинки.

Ячменный посчитал за породную крошку, а он у нас умный, в геологии разбирается...

Тут же килограммов пятьдесят выбили.

По объему - пара пригоршней, а вот по весу!..

Повезло: забурились в нижележащий горизонт, хорошо заклинились, сорвали столбик керна с забоя, и трубу как пробкой запечатало.

Потому и подняли...

- Значит, буровой снаряд застрял после песочной линзы?

- Нет, в самом песке, - увлеченный компьютером, сказал Гнутый.

- Я его стал перебуривать, затянуло...

Тут и прихватило...

- В песке прихватило инструмент?

- Не в простом песке, с большим удельным весом...

Ты радиофобией не страдаешь?

- Шамбалой пугал, теперь хочешь еще и радиацией напугать?

- Я в Березовской партии работал, на уран бурил, - мастер наконец отыскал то, что хотел.

- И урановых песков насмотрелся...

А этот тяжеленький песочек не просто руда.

Это обогащенный, оружейный уран.

В чистом виде.

- Кто проверял? Радиоактивность замеряли?

     - Чем?..

В партии простенького дозиметра нет...

Если не страшно, посмотри сюда.

- Что это? Я в этих кривых не разбираюсь, - Зимогор глянул на монитор.

- Умную машину сделала оборонка, - снова похвалил Гнутый.

- Нам дозиметров не дают, чтоб паники не было, а робот все фиксирует.

Только стоит порыться в его памяти...

Вот, смотри, рост уровня радиоактивности.

И параллельно - растет температура.

Повышенный фон пошел с девяносто второго метра.

На четырехсотом от керна, который мы поднимали, уже идет смертельная доза облучения.

И температура двести тридцать семь градусов, промывка кипеть должна, а она выходит холодная.

Вот, на выходе - шестнадцать градусов.

Куда делось тепло?

- Не было его, наврал компьютер.

- В том-то и дело, не врет эта машина...

Вот и черненький песочек, смотри сюда...

Видишь характеристики? Чистый обогащенный уран, даже мощнее.

А мы его голыми руками в бутылку ссыпали.

Втроем: я, Величко и Ячменный.

Тот естествоиспытатель только на вкус этот песок не пробовал.

Не слабо, да?

Олег почувствовал, как свечение монитора неприятно опахивает лицо и руки, будто радиация исходит от кривых, вычерченных на экране...

- Если бы ты подержал в руках чистый уран, - не сразу проговорил он, - у тебя бы уже давно руки отвалились.

И заодно - яйца.

- Я теперь и жду, когда отвалятся, - признался Гнутый.

- Поэтому мне и в тюрьму не страшно.

Ни я, ни этот умный Ячменный не доживем не то что до суда - до приезда Ангела вряд ли дотянем.

Подозреваю, Величко ушел куда-нибудь и копыта откинул.

Потому что этот идиот...

ну, в общем, как сумасшедший стал от песка.

Пока я бегал за Ячменным, он стащил щепотку и, чтобы не нашли, за щеку спрятал...

- Кто еще знает о радиации? - озирая пугающую медицинской чистотой буровую, спросил Зимогор.

- Кроме Ячменного?

- Никто, - мастер оторвался от компьютера.

- И Ячменный не знает.

Ты первый.

Потому что я обнаружил автоматическую запись радиационного фона только сегодня утром.

Конечно, наш начальник партии умнее, но машина тоже ничего, взяла и записала.

И кривые вычертила...

- Молчи пока, - попросил Олег.

- Да я молчу...

Знаешь, так умирать неохота! - улыбнулся по-детски Гнутый.

- Представляешь, только зубы прорезались, расти начали.

Так мучался, ночами не спал, а слюни текли - до колен.

Представляешь, сразу шестнадцать штук.

Неужели все зря?..

Вот, смотри, какие уже!

И, обнажив десны, показал ровные ряды вырастающих, с ребячьими пилочками, зубов...




оглавлениеоглавление читать дальшечитать дальше


Сайт Сергея Алексеева: www.stragasevera.ru/
Заказать книгу почтой
Россия: Мы и Мир
Аз Бога Ведаю
Сокровища Валькирии
I. Стоящий у солнца
Сокровища Валькирии
II. Страга Севера
Сокровища Валькирии
III. Земля Сияющей Власти
Сокровища Валькирии
IV. Звездные Раны
Сокровища Валькирии
V. Хранитель Силы
Сокровища Валькирии
VI. Правда и вымысел
Анти-Карнеги
Сэнсэй. Исконный Шамбалы.
Жизнь и гибель трёх последних цивилизаций
Белый Конь Апокалипсиса
Застывший взгляд
Правда и ложь о разрешенных наркотиках
Оружие геноцида
Всё о вегетарианстве