перейти на главную

Globus in Net | Книги по интересам

Сокровища Валькирии

Заказать книгу почтой

Партнеры:

витамины


БАД NSP


Натуральная косметика:







Заработать

Создание собственного сайта для заработка

  • как создать сайт
  • раскрутка сайта
  • заработать в интернет




sp:

m:




Акадения управления

Лекции генерала Петрова

Цикл лекций по Общей Теории Управления




set:

9

Пользуясь своей прежней популярностью, Сергей Опарин довольно быстро и без особых хлопот учредил благотворительный фонд "Беловодье" и на первые пожертвования, сделанные опять же по старой памяти "Мемориалом" и фондом помощи бывшим политзаключенным, арендовал помещение и набрал небольшой штат.

Подобные организации росли как грибы, и на опаринскую вначале никто не обратил внимания, посчитав, что отлученный от газет и телевидения журналист пытается создать свое дело и отыскал для этого подходящую нишу - облагодетельствовать всех несчастных.

А поскольку эта категория населения была самой огромной, то помочь ей обрести счастье было невозможно в принципе.

Однако же отмывать грязные деньги - лучше формы не придумать (чем, собственно, и занимались многочисленные фонды), и Сергея некоторое время никто не трогал.

К тому же он с самого начала создал некий закрытый отдел фонда, который бы занимался исследованиями самого Беловодья и возможностями переселения туда в первую очередь своих любимых несчастных фронтовиков и тружеников тыла.

Об истинных замыслах какое-то время знали только работники фонда, а официальная версия была более чем благородна - создание домов престарелых по принципу, заимствованному у канадских духоборов: они собирали своих стариков в одно место, обеспечивали их быт и развлечения, таким образом избавляя от тоски и одиночества.

Затея эта многим нравилась, особенно быстро разбогатевшим людям, которые круглыми сутками занимались делом, бросая своих родителей на произвол судьбы, а потом выслушивая их ворчание.

Своим проектом ему удалось заинтересовать Госдуму, некоторых клерков из Министерства социального обеспечения и банкиров, на счет потекли хоть и маленькие, но деньги, машина закрутилась и появилось время заняться конкретно Беловодьем.

И в самый неподходящий момент его неожиданно пригласили в отдел по розыску иностранцев, где он бывал не раз, узнавая о судьбе пропавшего Адольфа фон Шнакенбурга.

- Кажется, мы нашли вашего штандартенфюрера, - сообщили там.

- Вы сможете его опознать?

Сергей решил, что немец мертв и сейчас повезут в какой-нибудь столичный морг, однако привезли его в спецприемник для лиц, не имеющих документов. Сначала фон Шнакенбурга показали в камере, сквозь волчок, затем провели официальное опознание в кабинете.

Бывший эсэсовец, казалось, выглядел несколько моложе, чем четыре года назад, намного бодрее, энергичней, а самое главное - источал полнейшее счастье.

Он уже отлично говорил по-русски, что и смущало милицию (не хотели признавать за иностранца), разговаривал весело и радовался всякому пустяку.

Опарина он узнал сразу же, и восторгу его не было предела.

- Сергей! Сережа, как я счастлив! - бросился обнимать, но был оттащен милиционерами.

- Спасибо тебе, дорогой! Ты открыл мне новый мир! Только сейчас, через пятьдесят лет, я понял, какую непоправимую ошибку мы совершили! И я еду теперь в Германию, чтобы найти виновных! Кто нас стравил и столкнул лбами! И найду их, будь уверен! Это говорю я, помощник Рудольфа Гесса, штандартенфюрер СС!

На все замечания и просьбы замолчать он как-то непринужденно и беззлобно матерился и продолжал свое.

После опознания Опарин попросил разрешения поговорить с немцем, и оперативник, сопровождавший его, разрешил на радостях (отыскали фашиста!), однако предупредил:

- Экспертиза признала его невменяемым.

Свихнулся эсэсовец, сдвинулся на любви к России.

Есть заключение...

В отделе по розыску Сергея все еще считали журналистом, делились подробностями, и он не переубеждал милицию.

- А мне показалось, он просто счастлив.

- То есть как это счастлив? Сидит за решеткой, без паспорта, в чужой стране, но смеется и радуется - неадекватное поведение!

И в этом Опарин не стал переубеждать.

Поговорить с немцем можно было лишь в машине (его перевозили в другой спецприемник, для иностранцев), так что Сергей сел вместе с ним за решетку конвойного автомобиля.

Фон Шнакенбург наконец-то обнял его, похлопал по щеке, как это делал фюрер с мальчишками из "гитлерюгенда".

     - Я тебе так благодарен, Сергей! У тебя чистая душа, и ты настоящий русский человек! - все еще торжествовал он и сыпал комплименты.

- Настоящий, истинный ариец! Это мы были свиньями и фашистами! Это мы присвоили себе право называться арийцами, совершенно не понимая, что это значит.

А ведь Гесс предупреждал - и я сам это слышал! - не играйте с этим словом, нельзя манипулировать космическими понятиями в партийных целях, даже если они благородны.

Рудольф знал, что говорил, и я в этом убедился!..

- Где вы были все это время? - спросил Опарин, чтобы прервать словесный поток.

- О, где я был, Сережа! - запел от восторга штандартенфюрер.

- Если у нас есть немного времени, я расскажу!..

- Всего, полчаса, - предупредил он.

- Успею!..

Я должен открыть тебе тайну Третьего рейха, - смеясь, зашептал немец.

- С сорок третьего года я возглавлял группу "Абендвайс", которая подчинялась непосредственно Гессу.

- Это я знаю...

- Но ты не знаешь, чем мы занимались на вашей территории! Мы искали Шамбалу. Конечно же, тебе известно, что это.

В России все знают и называют ее Беловодье.

- Вы были там? - Сергею стало жарко.

- О да! Да! - засмеялся он.

- Но все по порядку! "Абендвайс" существовал десять лет, и все десять лет наша разведка рыскала по Тибету и Гималаям, по Индии, Непалу и Китаю, пока следы не привели на Алтай.

Сначала на Монгольский Алтай...

- На Алтай?

- Разумеется!..

И только в сорок втором году мой предшественник, Курт Кински, вышел на Шамбалу.

Она проходила под кодовым названием "Белый Вечер" - "Абендвайс".

Но первая же группа разведчиков, заброшенная через Монголию, исчезла без следа, - смеясь, он постучал себя в грудь.

- Как и я! Как и я пропал!..

Бедного Курта отправили на Восточный фронт, а Гесс взял из госпиталя меня.

Я занимался Востоком, имел образование...

- Вы считаете, Шамбала, Беловодье...

это на Алтае? - не выдержал Опарин.

- Я не считаю, Сергей! Я это знаю! Я - Адольф фон Шнакенбург! - снова похлопал по щеке.

- Мои две экспедиции, две специально подготовленные группы тоже исчезли, растворились! Ха-ха! Рудольф сильно был раздосадован, но меня не ругал и не посылал на фронт.

Он сказал: мы делаем ошибку, мы все время повторяем какую-то одну ошибку и проигрываем.

И сказал замечательную фразу, за что получил мое глубокое уважение! "Нам не светит Белый Вечер"!

- У меня есть данные, то, что вы называете Шамбалой, находится на Таймырском полуострове, - чувствуя внезапное недомогание, неуверенно проговорил Опарин.

- Аргументированные данные.

- Сережа, поверь старому фашисту! - непринужденно веселился штандартенфюрер.

- Опытному исследователю многих аномальных явлений. "Абендвайс" на Алтае! Да, я забыл сказать сразу! Там я встретил Клемма и Тринка! О, какая была встреча! А на Монгольском Алтае еще жив старина Шнайдер.

Они меня совсем забыли! А я узнал их сразу.

Конечно, они постарели, но меньше чем я, и волосы еще черные, почти черные...

Если бы ты знал, кого я встретил на Тибете! Своего заместителя, Клауса Обершёнка...

Я отправлял его с последней группой, возлагал надежды...

И с ним в России случилась беда! Это ужасно, как пострадал Клаус! У него резко начались гормональные изменения.

Если бы вы видели его, Сережа! Он превратился в животное, послушное, незлое, но животное.

Бедный Обершёнк!..

Тринк пожалел его и до сих пор содержит в своем доме, по ночам водит гулять на поводке, чтобы Клаус не убежал.

Делает попытки к побегу, но без Тринка он погибнет...

А я возлагал на Обершёнка большие надежды! Но мы только то и делали, что возлагали надежды, а нам не светил Белый Вечер... Зато мы с виночерпием Тринком славно отпраздновали встречу! И Клаус сидел с нами, пил и ел, но никого не узнавал.

Клемм и Тринк плакали и по-русски обнимались...

- Кто это? - стал путаться в именах Опарин.

- О ком вы?

- Клемм и Тринк?..

О, целая история! Это люди из моих групп, которые я забрасывал в Шамбалу.

Клемм - биолог, должен был проводить опыты...

Да, Сергей, и на людях тоже, потому что Тринк отправлялся как подопытный кролик.

И странно, с парнем, которого мы считали недочеловеком, здесь ничего не случилось.

А с истинным арийцем Обершёнком случилось...

- на миг погрустневший штандартенфюрер снова расцвел.

- Они живут вместе пятьдесят лет! Их жены - родные сестры, много детей и внуков.

А каких они выращивают свиней, и какую замечательную немецкую ветчину делают! Если бы КГБ обратил на это внимание - капут, полный провал!..

- Они до сих пор живут на Алтае? - Опарин начинал терять канву разговора, тупеть в своих собственных глазах, мысли прыгали и мешались, чего раньше не наблюдалось.

И ускользала главная...

- Да, старики очень хорошо устроились, имеют дома, хозяйство...

- Не это хотел спросить! - прервал он.

- Почему они исчезли? Почему не стали работать на вас? На Германию?

- Мы делали ошибку! - вскричал фон Шнакенбург.

- Мы отправляли в "Абендвайс" порядочных людей, ученых, мыслящих людей, и на них сильно влияла Шамбала! Они сразу понимали: фашизм, Гитлер, Третий рейх - ложь, провокация.

Им светил Белый Вечер!

- Нет-нет, я о другом, - окончательно запутался Сергей.

- Где Шамбала? Почему на Алтае?..

Нет, постойте! В каком районе Алтая? Местоположение?

- Есть река Манорая! - с готовностью сообщил немец.

- И Манорайская впадина! О, какое гадкое место! Мусорная свалка!..

Нет, космическая свалка! Химия, топливо, желтый мертвый лес...

- Где свалка? - ему уже казалось, мозги стали жидкими и булькали в ушах, как попавшая при купании вода.

- Почему мертвый лес?..

- Отвратительная экология! Фу! - сморщился штандартенфюрер.

- Люди там не живут! Их давно выселили, приказали уехать! Рождались больные дети, уродливые дети или мертвые...

И рак! Страшная болезнь - рак!

Опарин вдруг почувствовал резкий приступ тошноты, зажал рот и горло и, боясь, что вырвет, постучал в решетку...

И внезапно понял, что с ним происходит: это была реакция на камеру, на неволю.

Впервые после политической тюрьмы он по своей охоте попал за решетку, даже не подозревая, что он не способен и получаса выдержать в замкнутом пространстве...

А немец все еще говорил, снова смеялся, по-детски радовался и действительно вел себя неадекватно.

Сопровождающий оперативник остановил машину и открыл клетку - Опарина выкинуло оттуда, как из пращи.

- Что это с вами? - насторожился тот.

- Вам плохо?

- Ничего, ничего, - отмахнулся он.

- Меня укачало.

Просто укачало...

И пошел по улице, вдыхая воздух полной грудью, чтобы задавить тошноту. Тогда он впервые обнаружил в себе эту болезнь, чаще всего случающуюся у людей, уже перенесших заключение, боязнь камеры, строго ограниченного пространства. Потому для них легче была смерть, чем неволя...

Конвойная машина уехала, и лишь тогда он вспомнил, что даже не попрощался с немцем...




оглавлениеоглавление читать дальшечитать дальше


Сайт Сергея Алексеева: www.stragasevera.ru/
Заказать книгу почтой
Россия: Мы и Мир
Аз Бога Ведаю
Сокровища Валькирии
I. Стоящий у солнца
Сокровища Валькирии
II. Страга Севера
Сокровища Валькирии
III. Земля Сияющей Власти
Сокровища Валькирии
IV. Звездные Раны
Сокровища Валькирии
V. Хранитель Силы
Сокровища Валькирии
VI. Правда и вымысел
Анти-Карнеги
Сэнсэй. Исконный Шамбалы.
Жизнь и гибель трёх последних цивилизаций
Белый Конь Апокалипсиса
Застывший взгляд
Правда и ложь о разрешенных наркотиках
Оружие геноцида
Всё о вегетарианстве