Сергей Алексеев. Сокровища Валькирии - 3. Земля Сияющей Власти
перейти на главную

Globus in Net | Книги по интересам

www.stragasevera.ru/


Заказать книгу почтой
Партнеры:

витамины


БАД NSP


Натуральная косметика:







Заработать

Создание собственного сайта для заработка

  • как создать сайт
  • раскрутка сайта
  • заработать в интернет




sp:

m:




Акадения управления

Лекции генерала Петрова

Цикл лекций по Общей Теории Управления




set:

«Земля Сияющей Власти»

***

Она поведала Мамонту о любви больше, чем он бы мог почерпнуть из Книги Камы, если бы даже просидел над ней весь срок пребывания в соляных пещерах.

И всего - за одну ночь...

И когда над головой ударили часы, предупреждая о восходе солнца, очарованный и счастливый безумец услышал из ее уст, влагающих мед любви в его уста, историю, которую бы не смог прочесть ни в одном, самом истинном толковании к Весте.

Когда-то эту Дару, как и многих других Дар, в недра "Стоящего у Солнца" привел Атенон, отыскав ее в глухих северных краях на реке Кола.

Он явился ей в обыкновенном своем образе - старцем с непокрытой пегой головой и птицей на руке с плетью.

Никто из смертных гоев в ином обличье его и не видел.

Юная Дара, очутившись в соляных копях, стала изредка замечать стремительную тень большой сильной птицы в залах - то, чего никто не замечал, даже многоопытные всевидящие Варги.

И вот однажды, внося в очередной раз факел в Зал Жизни, она увидела Владыку в образе Святогора.

Огромный, богатырского роста русоволосый витязь в глубокой задумчивости сидел перед сотами стеллажей и, развернув перед собой свиток Книги Камы, смотрел куда-то мимо - в пространство.

Затаившись неприметной мышкой, Дара некоторое время глядела на Владыку, забыв о том, что следует установить факел на специальный резной столб посередине Зала, а электрический свет уже был погашен.

Она угадывала, кто перед ней, вернее, знала, как знает об этом всякий гой, едва завидев перед собой Атенона в любом его образе.

И несмотря на то, что перед собой она видела Владыку - символ времени и вечности, - сердце ее забилось и утратилась всякая воля.

Он же не видел да и не мог видеть ее, находясь в том же пространстве, но как бы в другом времени.

Только она не знала об этом в тот миг, и опомнилась, когда под сводами Зала Жизни громыхнул голос Святогора:

- Почему не зажигают светоч?

Их связывал только Свет.

И ничего больше!

Владыка держал перед собой Книгу Любви и не мог прочитать ни строчки! Дара непослушными руками водрузила факел на столб и в смешанных чувствах страха, восторга и любви, - выбежала из Зала Жизни.

И с той поры потеряла покой.

Никому из смертных не доводилось соприкасаться с символом вечности, хотя всякий с младенчества только и мечтал об этом.

А Дара, после каждого захода солнца внося светоч в Зал, уже не устанавливала его на столбе, а держала в руке, освещая Святогору свиток книги.

По сравнению с ним она была такой маленькой, что едва доставала до колена, однако все равно он мог бы заметить ее!

Но замечал только свет в ее руке...

Ибо видел ныне живущих только будучи в образе старца, когда сам нес свечу, когда сам снисходил до земной человеческой сути...

А она все еще верила, что однажды, оторвавшись от своих вечных дел, витязь обратит на нее внимание, может быть, посадит на ладонь или просто отблагодарит взглядом печальных и суровых глаз за то, что многие ночи светила ему так, что отсыхала рука.

Ее всю жизнь считали блаженной...

Четверть человеческого века она смотрела на своего возлюбленного, но так и не удостоилась даже мимолетного взгляда Владыки.

Что ему, вечному, были эти долгие годы?

И чтобы не видеть его больше, Дара выжгла свои глаза факелом и впервые ощутила спасительную слепоту, в которой все время пребывал ее избранник.

А на восходе солнца, когда Счастливый Безумец покинул келью слепой Дары, готовый ступить на следующую, последнюю ступень познания Вещества, открыв Книгу Будущности, оказалось, что старому Варге не до него: в хранилище Весты пожаловала юная Валькирия, проделавшая путь с реки Ганга.

Вокруг нее хлопотали Дары - выстилали путь полевыми цветами, затем мыли и парили в бане, потчевали и, наконец, торжественно ввели в Зал Жизни.

Варга, забыв о своих негнущихся, скрипучих суставах, преклонил перед нею колено и подал свиток Буквицы...

     Только юного влюбленного мудреца не было видно на этом празднике.

Время же для Мамонта нашлось около полудня.

И то старик спешил, вероятно, занятый мыслями о непорочной Деве, на ходу говорил какие-то обязательные вводные слова:

- Сейчас ты познаешь то, ради чего сюда явился.

Вкусишь соль, которую жаждут все: гои, изгои, счастливые и несчастные, старые и малые... Скажу тебе откровенно.

Я, съевший не один ее пуд, к этой соли даже взором не прикасался.

Это единственная Книга, читать которую дозволяется только избранным Валькирией.

Но не показывают ее даже самим Девам...

- В сотах ее нет, - заметил Счастливый Безумец.

- Я искал ее здесь, - он поднял руки к Весте.

- И не нашел... Ее нет в этих сотах!..

А в других Книгах находил только ссылки!

- Да, сударь, ее здесь нет, - подтвердил Варга непривычно холодным тоном.И быть не может.

Поскольку в ячейках собрана вся Соль Земли, то, что уже произошло и стало Явью.

Книга Будущности находится там, - он указал на отдельно стоящий массивный дубовый шкаф, окованный толстыми полосами золота, словно заключенный в клетку.

- Я ее главный хранитель но, даже имея ключи, не вправе открыть эту дверь.

В хранилище Весты ничего не запиралось...

Варга снял с шеи ремешок с тремя ключами, вложил его в руку Мамонта.

- Ты останешься один.

Когда открывают Книгу Будущности, никто не может находиться здесь.

- Но хватит ли мне времени?! - спохватился Счастливый Безумец.

- Если сегодня на закате я должен уйти?..

- Таков срок, отпущенный Святогором.

Даже избранному Валькирией нельзя читать Книгу Будущности более, чем от восхода до заката солнца.

Иди, не теряй дорогих минут!

Мамонт наугад вставил один из ключей в скважину, обрамленную орнаментом со знаком жизни.

На удивление, он подошел, замок мягко щелкнул и тяжелая дверь сама стала отворяться под своим весом.

- Зелве хватило четверти часа, - за спиной сказал Варга.

В просторном шкафу было темно и пусто.

Мамонт хотел было уже обернуться и спросить, точнее, выразить недоумение, и тут увидел в полумраке еще одну дверь - что-то наподобие сейфовой впечатанную, влитую в стену.

Варга тем временем снял со столба в Зале Весты факел и подал Счастливому Безумцу.

- Смелее!

Он осветил эту вторую дверь и заметил возле скважины знак смерти.

И снова вставленный наугад ключ подошел!

- Тебе открывается будущее, - с неприкрытой завистью проговорил за спиной Варга и тем самым выдал себя! Он делал попытки войти сюда, и, вероятно, не смог открыть замков...

Мамонт пригнул голову и, освещая пространство впереди себя, ступил через порог.

На стенах посверкивала кристаллическая соль, как в Зале Смерти, небольшая кубическая камера тоже оказалась совершенно пустой, белой и глушила всякие звуки, словно была заполнена невидимой ватой.

Счастливый Безумец поднес факел к противоположной стене и с трудом отыскал замочную скважину, обросшую солью.

Прежде чем вставить ключ, пришлось сбивать наросты и густую паутину нитевидной соли.

Во рту жгло, горели губы, щипало глаза.

Он не видел очертаний этой третьей двери и потому, отомкнув замок, потянул на себя ключ, используя его как ручку.

В стене открылась маленькая ниша, напоминающая встроенный сейф.

На дне лежал деревянный круглый футляр, величиной с контейнер, в котором хранился кристалл КХ-45.

Рядом стояли только что перевернутые и "запущенные" песочные часы такого же размера.

В свете факела струйка песка посверкивала и завораживала взгляд.

Счастливый Безумец взял футляр, обернулся.

- И это - все?!

Но за спиной уже никого не было.

Голос утонул в сверканье летающей соли.

В этот цилиндр можно было поместить свиток куда меньший, чем букварь; сюда вошла бы какая-нибудь царская грамота, на худой случай, свернутая в трубку газета.

"И никак не Книга Будущности!

Словно обманутый, Мамонт схватил футляр, часы и выбежал в Зал Весты.

- И это - все?!

Зал Жизни оказался пустым, как кубическая соляная камера.

Источник света был один - факел в руке Счастливого Безумца.

Утвердив его на резном столбе, он поставил перед собой песочные часы, положил футляр с Книгой Будущности.

Она представлялась Мамонту ничуть не меньшей, чем Книга Явь, состоящая из девяноста девяти огромных свитков, покоящихся в ячеях сот-стеллажей.

А что можно уместить в этом цилиндре? Рожденный в космосе и быстро тающий на земле магический кристалл КХ-45?

Внезапно засосало под ложечкой и мысль побежала, как песок в часах.

Будущего, по сути, не было... Его оставалось на Земле так мало, что хватило одного листа, чтобы записать все, что произойдет.

Нужно ли длинно описывать гибель Мира, сосредоточивать внимание на причинах, деталях, как это сделано, например, в Апокалипсисе? Кому будет ковыряться потом в прахе, если пробьет час гибели и погаснет над Землей Солнце? Драматургия конца света, если она написана не для устрашения живых, уже ничего не значит.

Возможно, в Книге Будущности записана единственная фраза: "Будущего нет!"

Песок в часах, пущенных таинственной, неведомой рукой, бежал стремительно, переливаясь из одного сосуда в другой.

Так Будущее убегало в Прошлое.

Мамонт потянулся к футляру и внезапно понял, что не сможет открыть его и вкусить эту соль, самую горькую соль.

Казалось, мгновенно сработает "самоликвидатор", находящийся где-то в области солнечного сплетения: если нет Будущего - бессмысленно Настоящее, ибо все, что бы он ни сделал, обратится в прах.

Даже соль Знаний, добытая в Зале Жизни, становится пустой породой, и прикосновение к Весте следовало бы начинать даже не с Книги Камы, а с этого маленького свитка, единственного запертого на ключ и табуированного даже для хранителей.

Мамонт убрел в дальний угол зала, откуда огонек светоча виделся как свеча.

Прошедшая ночь вдохнула в него огромную силу жизни, Книга Любви, изложенная и растолкованная Дарой-девственницей, окрыляла надеждами бессмертия.

Все - прошлое, настоящее и будущее - существовало только благодаря этому чувству.

Изначальная природа Огня и Света это и есть любовь между мужским и женским началом, лишь она способна возжечь суть Огонь и Свет, соединить их в Дитя, таким образом сотворив модель Мира - его Триединство.

И что бы ни изобретали досужие умы, в каких бы потемках ни бродило сознание, производя на свет тысячи теорий, религиозных течений, где чистота подразумевалась как воздержание либо вовсе безбрачие, основой оставалась любовь между мужчиной и женщиной, под какими бы наносами, ракушечниками и грязевыми потоками ее ни скрывали.

И высшим искусством на свете было искусство Любви, которым человек почти не владел, растрачивая свою энергию на то, что после его жизни немедленно превращалось в прах.

Если нет будущего, значит, в Книге может быть всего одна строчка: "История человечества на земле прервется не войнами, стихийными бедствиями или космической катастрофой, а безразличием между мужским и женским началом".

На Земле вновь воцарится Великий Хаос, поскольку это состояние и есть полное отсутствие Любви.

Человек обратится в Пчелу, знающую круг своих обязанностей, но не способную возжигать Огонь и Свет новой жизни.

На весь этот улей будет одна матка и несколько трутней, которых убивают сразу же после того, как они оплодотворят ее, единственный раз и на всю жизнь.

Матка станет сеять бесполых Счастливых Безумцев, которые и станут составлять пчелиный рой.

Светлячок факела двоился и троился в глазах, и Мамонт понял, что это слезы - соль Знаний выедала глаза.

Он вдруг вспомнил о времени и обнаружил, что потерял ему счет.

Путаясь в длинных одеждах, подбежал к светочу: в обоих сосудах часов было равное количество песка.

Скорее всего, над землей солнце сейчас входило в зенит.

Футляр с Книгой Будущности лежал на столе, будто тяжелый камень.

Но почему все должно окончиться так плохо? Почему человек всегда готовится к худшему? Даже после того, как познал Книгу Камы? Потому что смертен? И уже с детства ему известно будущее?

Что, если в этой Книге написано так: "И прозреют слепые изгои, и увидят Свет, и наступит Гармония Духа и Разума на все бесконечные колена Времен..."

Та соль, которую Счастливый Безумец успел вкусить за отпущенный срок, не имела ядовитых примесей и ничто не предвещало грядущую гибель Мира и Конец Света.

Разве что деление человечества на Земных и Земноводных, противостояние которых существует по сей день.

Об этом сказано одним из толкователей Весты, который читал Книгу Будущности.

Даже если там написано, что прогремит на земле последняя война, в которой сойдутся Земные и Земноводные, и после которой прозреют слепые изгои... Все равно жизнь не прервется, не пресечется род человеческий, не исчезнет любовь...

После всех-то войн, описанных в Весте, еще одна - последняя! - капля в океане...

Чтобы стать Вещим, он должен открыть эту Книгу.

Открывал же ее Вещий князь Олег... И Вещий Гой Зелва открывал!

Правда, первый погиб от коня своего, хоть и знал будущее; второй - от гитарной струны...

Неужели и познав будущее, не избежать своего рока?..

Счастливый Безумец бережно поднял футляр, огладил его точеные из крепчайшего дерева, гладкие бока.

- Да! Открыть! Для того, чтобы познать Прошлое, требуется сорок сроков жизни, а для познания будущего - хватит минуты.

Он зажал деревянный цилиндр между колен и медленно потянул крышку...




оглавлениеоглавление читать дальшечитать дальше


Сайт Сергея Алексеева: www.stragasevera.ru/
Заказать книгу почтой


Поделись ссылкой на эту страничку с друзьями:


Россия: Мы и Мир
Аз Бога Ведаю
Сокровища Валькирии
I. Стоящий у солнца
Сокровища Валькирии
II. Страга Севера
Сокровища Валькирии
III. Земля Сияющей Власти
Сокровища Валькирии
IV. Звездные Раны
Сокровища Валькирии
V. Хранитель Силы
Сокровища Валькирии
VI. Правда и вымысел
Анти-Карнеги
Сэнсэй. Исконный Шамбалы.
Жизнь и гибель трёх последних цивилизаций
Белый Конь Апокалипсиса
Застывший взгляд
Правда и ложь о разрешенных наркотиках
Оружие геноцида
Всё о вегетарианстве