Сергей Алексеев. Сокровища Валькирии - 3. Земля Сияющей Власти
перейти на главную

Globus in Net | Книги по интересам

www.stragasevera.ru/


Заказать книгу почтой
Партнеры:

витамины


БАД NSP


Натуральная косметика:







Заработать

Создание собственного сайта для заработка

  • как создать сайт
  • раскрутка сайта
  • заработать в интернет




sp:

m:




Акадения управления

Лекции генерала Петрова

Цикл лекций по Общей Теории Управления




set:

«Земля Сияющей Власти»

***

Во сне она стонала и плакала от боли - отходили обмороженные ноги.

И он скрипел зубами, ощущая ту же боль, разламывающую пальцы, но ни разу не проснулся до конца, чтобы ощутить явь.

Наконец, вырвавшись из тяжкой дремоты, он обнаружил, что на улице день и отраженный от снега яркий солнечный свет достает до глубин медвежьей норы, так что можно различить свои руки.

Инга еще спала, и лицо ее смутно белело на черной шкуре.

Мамонт густо смазал обмороженные и распухшие пальцы медвежьим жиром, намотал портянки и, пересиливая боль, загнал ноги в сапоги.

Пока спутница не проснулась, следовало сходить и поискать спички: в мерзлом снегу они не могли размокнуть.

Однако едва он сунулся в лаз, как Инга окликнула громким, шипящим шепотом - потеряла голос.

- Мамонт? Мамонт!..

Где я?

- Ничего не бойся, - он потрогал ее лицо.

- Я сейчас пойду искать спички.

Потом разведу костер и приму роды.

- Какие роды?

Она заспала все, что было вчера, и это разгрузило ее психику.

Сейчас ей можно было рассказывать сказки...

- Тебя проглотил медведь.

И когда у нас появится огонь, я достану тебя из брюха.

Помнишь сказку про Красную Шапочку?..

- Нет, правда, где я? Наконец я согрелась, первый раз, даже тела не чувствую... Только ноги ноют.

     - Говорю же, в медвежьем брюхе.

- Зачем ты обманываешь?..

Я уже не верю в сказки.

- А жаль... В таком случае, лежи и не шевелись.

Береги тепло, скоро его не будет.

Он выбрался наружу и несколько минут не мог смотреть - резало глаза от сверкающего солнца и зернистого снега.

Мороз давил градусов под тридцать, заиндевевшие деревья стояли неподвижно, будто соляные разводья в Зале Мертвых.

Мамонт прошел своим старым следом к куче дров, первым делом поднял и отряхнул от снега волчий треух, натянул его на голову, затем взял топор и принялся разгребать лезвием снег.

Рыл почти до земли, медленно продвигаясь по пути своего безумного вчерашнего движения к призрачному старцу.

Если бы успел чиркнуть спичкой, запалить заготовленную бересту, не было бы видения.

Живой огонь в один миг вернул бы разум из-за роковой черты, где начинается бесконтрольная игра воображения... И все-таки, откуда на Урале взялся еще один снежный человек? Ведь давно уже, от самого водораздела, гонится он по его следам, проявляя то ли простое любопытство к себе подобному существу, то ли преследуя Мамонта с определенными целями.

Неужели хранители "сокровищ Вар-Вар" свели с ума и превратили в говорящую обезьяну не одного только Зямщица?..

Мамонт вскопал длинную гряду снега чуть ли не до следов снежного человека и ничего не нашел.

Он точно определил, где стоял, когда окликнула Инга, и как потом пошел к пригрезившемуся Атенону, и в каком месте примерно выпустил из руки коробок, однако снег на этом вероятном пути движения оказался пуст.

Возвращаясь назад, к дровам, он внезапно увидел спичку, воткнувшуюся в снег вверх серной головкой! Она оказалась с правой стороны, значит, коробок должен лежать где-то слева.

Убрав драгоценную спичку в бумажник, Мамонт встал на колени и принялся перелопачивать снег, постепенно увеличивая круг.

И с подступающей тоской ощущал, как все меньше и меньше остается надежды.

Нельзя было допускать, чтобы она иссякла вообще.

Мамонт подстелил одеяло и сел на кучу дров, в который раз проигрывая в воображении вчерашние события.

Здесь наверняка было заколдованное место, некая "черная дыра", куда улетало все, что хоть на мгновение выпущено из рук или памяти.

Замкнутый круг, обманчивое пространство, где почти не действует сила разума и логики.

Всего в полукилометре перевал Дятлова, где накрылась целая группа туристов, кем-то напуганных, сбежавших полуголыми в мороз из теплой палатки.

А чуть подальше - зловещая гора Солат-Сяхла, Гора Мертвых...

Может, постучался к ним или заглянул снежный человек? Или он и есть - дух смерти?..

Ноги начинало прихватывать, обмороженные пальцы быстро и безболезненно потеряли чувствительность.

Мамонт подобрал оставленные вчера вещи и скорым шагом направился к берлоге.

Нужно отогреться, хотя медвежья туша уже остыла и лишь в чреве еще хранится тепло, "принять роды", запеленать новорожденную и снова искать, пока светло.

Перерыть три раза, десять, просеять весь снег, ибо от этого зависит жизнь.

В медвежьем логове скоро станет так же холодно, как и на улице...

Найденную спичку оставить на самый крайний случай, когда иссякнет всякая надежда, ибо зажечь ее без коробка не так-то просто, а пока она лежит целой, есть узкая щель из этой "черной дыры"...

Мамонт спустился в берлогу: оказалось, Инга спала и проснулась от шороха в горле лаза.

- Это ты? Мамонт? - испуганно зашептала она.

- Кто заслонил свет?

- Вставай! - приказал он, нащупывая в темноте ее одежду.

- Пора тебе явиться на свет Божий.

- Но мне тепло, зачем?..

- Не заметишь, как вмерзнешь в тушу! - Мамонт расширил отверстие у головы.

- Все нужно делать в свой срок.

Помнишь, у Экклезиаста...

- Я не читала Экклезиаста, - призналась она.

- Скажи, где я?

- Если до сих пор не поняла - расскажу потом, - он взял ее за плечи и посадил почти насильно, рывком напялил на голову тонкий свитер, просунул руки в рукава.

- Почему я... влажная? И запах... крови?

- Не задавай глупых вопросов, - оборвал он и, приготовив брюки от спортивного костюма, вынул Ингу из чрева.

- С днем рождения тебя!

- Мне так стало холодно, - сжалась она.

- Почему так холодно?

- Сейчас запеленаю, - пробормотал он, натягивая брюки на скользкие, пропитанные внутренним медвежьим салом, бедра.

- Можешь покричать.

В этом мире человек давно уже рождается со слезами.

- Как странно ты говоришь, - стуча зубами, вымолвила она.

- Сказку рассказываю.

Несмотря на все усилия, ступни ног ее раз-барабанило, пальцы торчали врастопырку, как на надутой медицинской перчатке.

Мамонт нарвал внутреннего сала, обложил им ноги и надел носки.

Затем упаковал ее ступни в волчий треух, обернул сверху одеялом.

В берлоге сильно похолодало, толстый подстил под ногами начинал смерзаться: лишь огромное животное телом своим способно было обогревать это жилище, поддерживать в нем плюсовую температуру.

Чтобы выжить здесь человеку, надо было снять шкуру со зверя, разделать тушу и вынести мясо наружу.

Из шкуры можно сшить спальный мешок мехом внутрь - на двоих будет впору, но сырое мясо есть не станешь, через сутки-другие желудок не примет...

Огонь! Нет человеку жизни без огня!

Идти искать вход в подземное царство Хранителей невозможно, пока не заживут обмороженные ноги.

К концу дня уже вздуются волдыри, хорошо если обойдется без омертвения тканей...

Мамонт соорудил из подстилки толстый кляп, заткнул лаз: все равно свету недостаточно и уж лучше работать в полной темноте, на-ощупь.

Он усадил Ингу в дальний угол берлоги, где задняя стенка камеры была покатой, сходящей на клин, и взялся сдирать шкуру.

Снял ее с лап, потом с одного бока, и когда приступил ко второму, спутница неожиданно подала голос.

- Странно... Откуда-то тянет сквозняком.

Он бросил нож, пробрался к Инге, подставил влажные руки.

Движение воздуха было! Только очень слабое, и тянуло из угла под самой кровлей.

Мамонт ощупал стены - камень, слегка истрескавшийся монолит.

Вполне возможно, что из берлоги имелась еще отдушина, выходящая на поверхность.

Всплеск радости иссяк так же быстро, как и возник.

Но зато, пока он снимал шкуру, вспомнил еще один способ добычи огня: попробовать выстрелить из пистолета в вату, надерганную из фуфайки.

Пулю от "макаровского" патрона без инструментов не вытащить, однако если привесить ком ваты к сухому дереву и пальнуть, вплотную приставив ствол, хлопок должен затлеть.

Обязан!

Это настолько увлекло Мамонта, что он, едва закончив со шкурой, вынул кляп из лаза и выбрался наверх.

И не поверил своим глазам!

Там, на склоне, у края леса, где он вчера обронил спички, горел костер и высокий, плотный столб дыма вертикально уходил в небо.

Забыв обо всем, в том числе и о ногах, отзывающихся болью при каждом движении, Мамонт бросился в гору, задохнулся от морозного воздуха на первой сотне метров.

Нет, на сей раз это был не призрак, не галлюцинация: куча дров, заготовленная вчера, пластала высоким, белым пламенем, и снег уже вытаял вокруг, обнажив каменистую, влажную россыпь.

Однако он, как Фома-неверующий, встал на колени, дополз до огня и сунул руки - жгло, палило! А по спине бежал озноб, ибо от костра, по перелопаченному снегу тянулась свежая цепочка человеческих следов...

И вид их приводил в ошеломляющий, мистический восторг более, чем полыхающий огонь: кое-где отпечатались четкие следы маленьких женских туфелек или сапожек на тонком каблуке.

Мамонт вскочил, огляделся: белое безмолвие под солнцем, перевалившим за южную сторону Уральского хребта, от камней - длинные тени, блеск морозной иглы в воздухе - единственное движение во всем окружающем мире...

Он побежал рядом со следами, боясь затоптать их, пробуравил несколько сугробов, выскочил к глубоким бороздам, оставленным вчера, когда они с Ингой разогревались, и тут потерял след!

Точнее, не потерял, ибо мудрено это сделать на снегу, а обнаружил другие, оставленные тяжелыми горными ботинками с рубчатой подошвой, словно невесомое это существо, бегущее на каблучках, на ходу переобулось и двинулось дальше нормальным человеческим шагом тренированного в горах человека.

Следы тянулись к хребту, к перевалу Дятлова...

Ему вдруг пришла мысль, что Валькирия таким образом подала ему знак.

Спустилась вниз, запалила костер, оставила роспись свою в виде изящных следов от туфелек, а затем ушла назад, своим же следом.

И если не захотела показаться ему, значит, так надо.

Повинуюсь року!

Он побрел назад, к костру, полыхавшему высоким красным столбом.

Склон хребта, густые шапки кедровника внизу и часть неба - все плавилось и колыхалось в огромном мареве.

Он как-то по-детски ликовал и любовался огнем, может быть впервые в жизни с такой остротой ощутив его магическую силу.

До костра оставалось шагов пятнадцать, когда он внезапно увидел людей, стоящих полукругом.

Скорее всего, они только что выступили из-за огня, скрывающего от глаз широкий "коридор", и теперь стояли, протягивая руки и подставляя лица теплому излучению.

Четверо мужчин в военном снаряжении: зимний камуфляж, перетянутый многочисленными ремнями, боевые "передники" с запасными магазинами, плоские, туго набитые вещмешки, подсумки, на головах сферические каски.

Все, и даже лица, окрашено в бело-голубоватые тона с "мраморными" прожилками.

У каждого под правой рукой висел короткий пистолет-пулемет типа спецназовского "Кедра", у одного, ко всему прочему снайперская винтовка.

Они откровенно поджидали, когда Мамонт приблизится к ним, и не оставалось сомнений, что это примитивная, однако тонко рассчитанная засада-ловушка: запалили костер, отвлекли его следом женских каблучков, а потом вышли из укрытия...

Мамонт, оценивая ситуацию, продолжал двигаться к огню и незнакомцам так, как опытные охотники советуют приближаться к матерому хищнику - ни на мгновение не показывая виду, что тебе страшно.

Он остановился возле костра ему оставили место возле него! - и только сейчас рассмотрел, что все четверо - восточные желтолицые люди.

Узкие, раскосые глаза смотрели пытливо, настороженно и с оттенком той доброжелательности, за которой могло скрываться все, что угодно...




оглавлениеоглавление читать дальшечитать дальше


Сайт Сергея Алексеева: www.stragasevera.ru/
Заказать книгу почтой


Поделись ссылкой на эту страничку с друзьями:


Россия: Мы и Мир
Аз Бога Ведаю
Сокровища Валькирии
I. Стоящий у солнца
Сокровища Валькирии
II. Страга Севера
Сокровища Валькирии
III. Земля Сияющей Власти
Сокровища Валькирии
IV. Звездные Раны
Сокровища Валькирии
V. Хранитель Силы
Сокровища Валькирии
VI. Правда и вымысел
Анти-Карнеги
Сэнсэй. Исконный Шамбалы.
Жизнь и гибель трёх последних цивилизаций
Белый Конь Апокалипсиса
Застывший взгляд
Правда и ложь о разрешенных наркотиках
Оружие геноцида
Всё о вегетарианстве