Сергей Алексеев. Сокровища Валькирии - 3. Земля Сияющей Власти
перейти на главную

Globus in Net | Книги по интересам

www.stragasevera.ru/


Заказать книгу почтой
Партнеры:

витамины


БАД NSP


Натуральная косметика:







Заработать

Создание собственного сайта для заработка

  • как создать сайт
  • раскрутка сайта
  • заработать в интернет




sp:

m:




Акадения управления

Лекции генерала Петрова

Цикл лекций по Общей Теории Управления




set:

«Земля Сияющей Власти»

***

Это были карта, компас и ключ одновременно, с устройством, как все гениальное, простым и надежным, если четки оказывались в руках посвященного человека.

Механизм их напоминал нечто среднее между кубиком Рубика и кодовым замком, где во взаимодействие входили цвета металлических бусинок и числа.

И только три крупных серебряных шарика, разделяющие всю нить четок на равные части, заключали в себе некие невидимые глазом качества, сходные с магическим кристаллом КХ-45.

Вкушение соли Знаний началось с этого ключа Страги, поскольку в руках Мамонта оказался компьютер, вероятно, изобретенный тысячу лет назад на принципах единства интеллекта, чувств и воли человека.

В тот же день Мамонт спустился в пещеры через вход, оказавшийся неподалеку от дома, в сосновом бору.

Вокруг были десятки карстовых воронок, куда убегала или, напротив, откуда изливалась весенняя вода.

В горе существовал сложнейший лабиринт, отстроенный природой, и даже в зимнее время сильно обводненный, так что прежде чем он попал в узкий и длинный лаз, ведущий в верхние естественные пещеры, трижды пришлось выкупаться в карстовом "предбаннике".

Однако и спустившись в подземелья "Стоящего у Солнца", он до конца поверил, что находится в начале пути к Весте, лишь когда проник в первую галерею, где можно было стоять в рост и где он отыскал в нише стены пластмассовую герметичную упаковку с сухой одеждой, продуктами и запасным аккумулятором к фонарю.

Это уже было хозяйство жителей недр Урала - Варг, здесь царили покой и порядок.

Верхний, солнечный мир находился еще близко, возможно, всего в каких-то полсотни метров, но сразу же как-то отделился, ушел с орбиты, словно блуждающая комета.

Мамонт переоделся и, прежде чем тронуться в путь, несколько минут лежал на земле в полнейшей темноте, что особенно остро концентрирует мысли и чувства.

Он отправлялся в дорогу за солью Знаний.

Свершалось то, чего он так долго и страстно жаждал, однако почему-то не испытывал ни восторженной радости, ни ликования от победы.

Наверное, он и в самом деле переступил наконец черту, отделяющую страстность изгоя от бесстрастной страсти гоя, чего так хотела и чего ждала от него Валькирия.

Или это все потому, что соль Знаний всегда горька, как утверждают сведущие люди?

С этими мыслями он встал и отправился в путь, по расчетам на ключе Страги, протяженностью в несколько десятков километров, если мерить по земному времени, по сути, однодневный, а здесь он растягивался почти на трое суток.

Видимо, и время здесь было совсем иное...

И этот вход, с Восточного склона Урала, оказался плотно заминированным, особенно первые три галереи, расположенные друг над другом, как лестничные пролеты.

В прошлый раз его вела собака, специально натасканная для движения по минным полям, теперь он сам искал место, куда поставить ногу, чтобы сделать следующий шаг.

Никогда он не опасался за свою жизнь так, как сейчас, не дорожил так простой способностью - существовать, ибо обидно умирать, подорвавшись на "своей" мине и не дойдя до заветной цели.

Он твердил себе повинуюсь року, повинуюсь року! - и боялся, опуская ногу на землю.

Первый день пути оказался самым напряженным, и едва добравшись до ночлега - колодезообразной рубленой избушки, он забрался в пуховый спальный мешок и уснул, прежде чем успел согреться: в верхних естественных пещерах в зимнее время температура держалась на одном уровне - два градуса тепла.

Сквозь сон услышал гулкие шаги за стеной, мгновенно вернувшие его в явь.

Кто-то шел по заминированному залу уверенной твердой поступью, причем без света.

Не удержавшись, он приоткрыл дверь и включил фонарь, - к ночлегу подходил высокий седобородый человек в таких же, как у Мамонта, толстых суконных одеждах - своеобразной униформе подземного мира.

- Выключи, Мамонт, - попросил он.

- Не ослепляй меня.

Пришлось погасить фонарь.

Человек приблизился в полной темноте, скинул котомку с плеч.

- Здравствуй, Мамонт!

- Здравствуй, - отозвался он.

- Я не знаю, кто ты.

- Мы с тобой встречались.

Я - Авега.

- Авега? Авега-второй? - Мамонт впервые за целый день ощутил толчок радости.

- Встречались, но я тогда... был с завязанными глазами.

- Я рад, что сейчас идешь с открытыми.

Первый путь к соли Знаний замечательный путь.

- Откуда ты все знаешь? - неподдельно удивился Мамонт.

- Только сегодня на заре решилась моя судьба!

- Я - Авега! - произнес он со спокойной гордостью.

В избушке было тесновато для двоих, так что легли в спальных мешках рядом, бок о бок.

- Если ты все знаешь, скажи, - помолчав, попросил Мамонт.

- Что сейчас делает моя Валькирия?

Показалось, он смущенно улыбнулся в темноте.

- Вот этого не знаю.

И знать не могу.

Жизнь и природа Валькирий таинственны для Авеги.

А ты должен знать! Ты ее избранник!

- Честно признаться, брожу мыслью где-то около и не могу дотянуться.

- Ничего, все придет, - успокоил он.

- Ты долго был изгоем, затем странником, жил в суетном мире.

А это лечится даже не солью Знаний обыкновенным покоем.

И если, пока я хожу по земле, ты не успеешь обмести пыль.

со своих ног, то я вернусь и все расскажу.

Мне сейчас путь в Землю Сияющей Власти.

Ношу туда соль, одну только соль, потому что они питаются своим хлебом.

- Ты увидишь Валькирию?

- Если допустит к себе.

- Передай, как только я... вкушу соли, приду к ней на Балканы Страгой Запада.

- Она это уже знает, - тихо рассмеялся Авега.

- Потому что держит тебя в обережном круге.

Ей известен каждый твой шаг.

Так что ты иди по минному полю и ничего не бойся.

Тон его голоса успокаивал, веки закрывались сами собой, но ток отцовского чувства пробил сознание и стряхнул сон.

- Авега!..

Как мой сын? Стратиг отослал его на реку Ура.

- Я уже носил ему хлеб-соль, потчевал.

Но он так голоден, что просил еще.

     - Нет, ты мне скажи, как он там? Где живет, что делает?

- Он учится, как и все юноши, со всеми на равных.

Возле каждой тариги скит на семь человек.

Жизнь, конечно, у них аскетическая, без всяких излишеств.

Занимаются воинским ремеслом... Да, к великому сожалению! Но и науками, языками и искусством, когда приходят к ним Дары.

У твоего сына открылся талант к слову, но он тянется к знаниям.

- Любопытно, если учесть, что кое-как закончил школу, - с радостью и вслух подумал Мамонт.

- Ну а потом, после учебы, какой урок его ждет?

- До урока ему еще далеко, - проговорил Авега, засыпая.

- С реки Ура он вернется домой, адаптируется к среде, и его поведут за руку по высокой лестнице, со ступени на ступень.

Он получит официальное образование, разумеется, будет самым преуспевающим студентом.

Потом займет соответствующее место в обществе - военного, юриста, дипломата, журналиста, а возможно и государственного чиновника, банкира... И будет расти, созревать.

Когда же созреет, встанет перед грозными очами Стратига и получит свой первый урок.

А еще - волчью шубу с его плеча...

Мамонт так и не понял, кто из них первым уснул - Авега или он.

Осталось ощущение, что блестящая будущая судьба сына была не предсказана разносчиком соли Знаний, а приснилась ему.

Когда он стряхнул окончательно предутреннюю дрему, Авеги уже не было в избушке, его спальный мешок, аккуратно свернутый и упакованный в сетку, висел под потолком.

На столике же, в деревянной солонке, оказалось несколько кристаллов крупной соли и рядом - кусочек хлеба, не отрезанный, а отломленный от каравая.

Он съел его, и это стало единственной пищей на весь следующий день пути.

Над головой уже была километровая толща, когда он открыл дверь и перешел из естественной пещеры в соляные копи.

И сразу знакомо дохнуло горечью, ощутимой на губах, и, как ни странно, на глазах.

То ли соль раздражала слезные железы, то ли он и в самом деле заплакал по непонятной причине - ибо не чувствовал ни какой-то особенной радости, чтобы лить слезы от счастья, ни глубокого горя.

И только горечь вездесущей летающей соли, сверкающей в свете редких ламп, словно морозные иглы.

Это начиналась тоска по солнцу, потому что он пропустил уже два рассвета.

Впервые в жизни он ощутил не желание исполнить ритуала, искреннюю потребность встать, вскинуть руки и произнести это короткое слово, наполнившееся вдруг магическим смыслом:

- Ура!

И сразу же стало легче дышать, двигаться, и отступила острая жажда, вызванная солью; тяжелая плоть стала невесомой и одновременно собранной и послушной.

Наверное, то же испытывали русские солдаты, во все времена поднимавшие себя в атаку этим молитвенным возгласом.

Он вырывался из груди непроизвольно, когда выпадало идти навстречу смерти или навстречу радости и ликованию.

Если двигаясь по бесконечным пещерам, спускам-шкуродерам и лабиринтам, он часто доставал ключ Страги и определял нужное направление или поворот, то в соляных выработках, побывав здесь единожды, шел уже по памяти и узнавал места, некогда пройденные с раненым "Данилой-мастером".

Его ждали и сопровождали в пути, поскольку кто-то невидимый включал впереди свет и выключал его, когда очередной зал был пройден.

Ему освещали дорогу к Весте, вели пока еще как слепого, ибо тот же Авега ходил под землей без ключа и света.

Он надеялся, что ведет его Варга - тот самый, слепнущий от солнца, что выпаривал соль из суставов на пасеке Петра Григорьевича, тот, что встретил Мамонта, когда он принес Страгу Севера в Зал Мертвых.

Так ему хотелось.

В памяти осталось чувство его доброго расположения к изгою, волею судьбы пришедшему в святая святых - Зал Весты.

И глубокая благодарность за то, что перешагнул запрет и позволил – позволил прикоснуться к Книге Знаний, пусть не к содержанию, не к слову, но Мамонт с той поры имел полное право называться Очевидцем.

Да, Веста существовала, и можно было бы или спокойно жить, или спокойно умирать.

Однако единожды побывав здесь, не вкусив, но подышав пещерной солью, уже было невозможно забыть ее дразнящую сладость.

В прошлый раз, уходя отсюда, он уже знал, что непременно вернется, и это возвращение становилось уже смыслом жизни.

Мамонт думал о Варге, представлял себе встречу с ним, но когда поднялся по белой лестнице и пошел сквозь череду плотно пригнанных, почти герметичных дверей, последняя распахнулась перед ним сама.

В просторном гулком зале, в этой "приемной", откуда был вход в хранилище "сокровищ Вар-Вар" и еще целый десяток дверей со знаком жизни, оказались две женщины преклонных лет, одетых в белые бесформенные рубища, плотно затянутые на шее и запястьях рук, в туго завязанных платках - своеобразная униформа обитателей соляных копей.

В лицах и глазах этих старух Мамонт увидел что-то знакомое, уловил неясный отголосок воспоминаний - будто уже где-то их видел и даже разговаривал.

- Здравствуй, Мамонт, - сказала та, что открыла перед ним дверь, при этом изучающе и пристально глядя в глаза, - ступай за мной.

Он внутренне готовился к некой торжественности момента, возможно, потому, что торжествовал сам, но все выглядело весьма прозаично и обыденно, за исключением этого глубоко проникающего и странно знакомого взгляда старой женщины.

Вокруг была абсолютная тишина и только эхо долго еще переговаривалось под сводами зала.

Старуха пропустила его в одну из дверей со знаком жизни - нет, не в ту, не в заветную! - и Мамонт оказался в широком, ярко освещенном коридоре, где впервые на удивление пахнуло духом жилья.

Дощатый пол покрыт ковровой дорожкой, на отделанных черным деревом стенах бесконечная галерея портретов, причем очень хорошей и старой работы.

Из этого коридора куда-то вели еще десятка два дверей, напоминая очень дорогую и необычную, если помнить, где находишься, гостиницу: массивные ручки, петли с оковкой, бра и канделябры на стенах - все было сделано из золота - красноватого, червонного русского золота.

Мамонт на ходу вглядывался в лица на портретах и непроизвольно отмечал, что они тоже будто бы знакомы ему.

Где-то видел, встречал и, кажется, не один раз.

Если бы постоять, посмотреть внимательнее, наверняка бы вспомнил, однако старуха вела его мимо, и пока они шли по "гостинице", навстречу попалась еще одна женщина, моложе проводницы, лет шестидесяти.

Она на мгновение встретилась с ним взглядом и неожиданно обронила, как старому знакомому:

- Здравствуй, Мамонт.

Старуха ввела его в очередные двери, за которыми начинались узкие проходы и лестницы, откуда-то пахнуло влагой.

Через три минуты они очутились в небольшом зале с озерцом, а точнее, с бассейном, выложенным мраморными плитами и настоящей рубленой банькой, стоящей на каменных сваях над самой водой.

- Здесь твоя одежда, - указала старая женщина на шкафчик в предбаннике.

Веник запарен.

На каменку поддавай осторожно, с утра топим.

Да сначала сдай, чтоб сажу унесло.

Труба от бани упиралась в каменный свод зала, словно еще одна свая...

Около полутора часов Мамонт парился и купался в одиночестве, неожиданно войдя во вкус, будто пришел не в пещеры к Весте, а в баньку.

Пар оказался великолепный, сухой, сдобренный легким сладковатым привкусом от березового веника и совсем легкий, может оттого, что и здесь в воздухе была вездесущая соль.

Вода в бассейне хоть и оказалась проточной, однако тоже солоноватой, несмотря на то, что на входе стояла установка, напоминающая опреснитель.

Мимо скользили мелкие, блестящие в свете рыбешки...

Он уж собрался заканчивать эту подземную мойку и отдыхал, лежа на деревянной лавке, потягивая квас, как услышал над собой голос:

- Здравствуй, Мамонт.

Густой, низкий голос показался знакомым, однако принадлежал не Варге совсем другому на вид человеку.

У старика была небольшая русая борода и седые, с желтизной, длинные волосы, стянутые кожаным главотяжцем.

Белая хламида-униформа, волчья безрукавка, мягкие валенки-самокатки...

Мамонт непроизвольно встал, вдруг застеснявшись наготы.

- С легким паром, - сказал старик, присаживаясь на ступеньках, ведущих в воду.

- Одевайся, я подожду.

Взгляд его почти неотрывно цеплялся за сокола - медальон Валькирии, чувствовалось, сдерживается, чтобы не задать какого-то вопроса.

     - Где же Варга? - одеваясь, поинтересовался Мамонт.

- Я Варга, - с достоинством ответил он.

- Но в прошлом году... здесь был другой.

- Он в Зале Мертвых, - спокойно проговорил старик.

- Стратиг определил мне урок - ввести тебя в Зал Жизни.

Сердце у Мамонта екнуло, и вновь всколыхнулась волна радостного ощущения торжественности момента.

Обряжаясь в белую униформу, он переживал то, что, пожалуй, переживает только чернец перед постригом.

Только вот "ряса" была иного цвета...

- Какой срок мне отпущен?

- Срок? - Варга чуть усмехнулся одними глазами.

- Срок тебе, пока стоит кровля над головой.

Думаю, времени хватит...

Пойдем, покажу тебе каморку.

Ешь и ложись спать.

- Спать? - откровенно изумился и разочаровался Мамонт.

- Да, сударь, спать.

Потому что утро вечера мудренее.

- Это - потерянное время! - скрывая нетерпение, сказал он.

- И мне все равно не уснуть...

- Добро, - легко согласился старик.

- Найду тебе занятие.

Каморка более напоминала апартаменты гостиницы в стиле конца прошлого века: старое черное дерево, золотое литье, малахит, друзы кристаллов.

Только вот нет окон и кровать аскетически застелена тонким матрацем и одеялом из волчьих шкур, а вместо подушки - свежее березовое полено.

Пока Мамонт осматривал жилище, Варга удалился куда-то и принес деревянный футляр-шкатулку с округлыми боками и крышкой.

- Вот тебе будет занятие, - сообщил он.

- Конечно, вкушать соль положено в колонном зале, да Стратиг больно уж строг к тебе, поэтому ты получишь от меня снисхождение.

Да и в сем ларце вещество не ахти какое.

Это букварь, говоря по-простому.

Верцы называли его - Буквица.

В общем, азбучные истины, без которых не добыть соли, как без горняцкого обушка.

Чтобы проникнуть в Хранилище, тебе вручили ключ Страги.

Я даю ключ к Весте.

Мамонт принял шкатулку, бережно поставил на стол и медленно поднял крышку - толстый пергаментный свиток, стянутый ремешком...

- Спасибо, Варга!

- Погоди, я еще не заслужил благодарности.

И неизвестно, что заслужу еще от тебя...

- За снисхождение! - он расстегнул пряжку ремешка, и свиток неожиданно зашевелился, как живой, имея сосредоточенную внутри энергию скрученной пружины.

А написан был кириллицей - полууставом, кое-где переходящим в скоропись.

- Сейчас мы готовим Буквицу, чтобы поднять ее на белый свет, - поделился замыслами Варга.

- Разумеется, кое-что придется изменить, а кое-что умышленно запутать, чтобы соответствовало сегодняшнему мировосприятию изгоев.

Они не понимают и не принимают никакой мысли, где есть чистота и ясность.

Впрочем, тебе это известно... Надо, чтобы филологи и философы написали несколько сот диссертаций - пусть они плывут, как круги на воде.

Мой ученик сейчас пишет рукописную книгу четырнадцатого века.

Свидетельство некого черноризца Феодора, с кратким изложением Буквицы... Да, Мамонт, ничего не поделать.

Иначе изгои опять не поверят, а кощеи оспорят и извратят, как оспорили и извратили Влесову книгу.

Теперь стараемся найти форму, адаптировать содержание к современному разуму темных неверующих потомков страны Веры... Эту книгу отыщет на Белом озере женщина по имени Светлана Жарникова.

Таков ее рок, назначенный свыше и донесенный предками с четырнадцатого века.

Да, счастливый безумец, так будет.

Когда-то один известный тебе Варга открыл изгоям формулу Сущности Мира.

Помнишь: "Ничто не берется из ничего, и ничто не исчезает бесследно".

И помнишь, как на него набросилась стая кощеев?..

Ладно бы, рвали его одни только кощеи.

Так нет, больше доставалось ему от изгоев.

И эту женщину будут рвать, только за то, что она стала простым исполнителем отпущенного ей урока...

Мамонт слышал его голос как будто издалека, приковавшись взглядом и мыслью к Буквице.

Варга заметил это, легонько хлопнул по лбу.

- Очнись, Счастливый Безумец!..

И смотри, чтобы Буквицу никто не видел в твоей каморке.

И не потому, что боюсь гнева Стратига.

По установленным правилам ты обязан вкушать соль Знаний в колонном зале.

И нигде больше.

Но я делаю тебе снисхождение.

Потому что ты - избран Валькирией.




оглавлениеоглавление читать дальшечитать дальше


Сайт Сергея Алексеева: www.stragasevera.ru/
Заказать книгу почтой


Поделись ссылкой на эту страничку с друзьями:


Россия: Мы и Мир
Аз Бога Ведаю
Сокровища Валькирии
I. Стоящий у солнца
Сокровища Валькирии
II. Страга Севера
Сокровища Валькирии
III. Земля Сияющей Власти
Сокровища Валькирии
IV. Звездные Раны
Сокровища Валькирии
V. Хранитель Силы
Сокровища Валькирии
VI. Правда и вымысел
Анти-Карнеги
Сэнсэй. Исконный Шамбалы.
Жизнь и гибель трёх последних цивилизаций
Белый Конь Апокалипсиса
Застывший взгляд
Правда и ложь о разрешенных наркотиках
Оружие геноцида
Всё о вегетарианстве