Сергей Алексеев. Сокровища Валькирии - 3. Земля Сияющей Власти
перейти на главную

Globus in Net | Книги по интересам

www.stragasevera.ru/


Заказать книгу почтой
Партнеры:

витамины


БАД NSP


Натуральная косметика:







Заработать

Создание собственного сайта для заработка

  • как создать сайт
  • раскрутка сайта
  • заработать в интернет




sp:

m:




Акадения управления

Лекции генерала Петрова

Цикл лекций по Общей Теории Управления




set:

«Земля Сияющей Власти»

13

Он ожидал увидеть в этой глуши кого угодно, и более всего надеялся, что в доме его ждет Валькирия.

И пока он поднимался по ступеням высокого крыльца, надежда переросла в уверенность: да, конечно же она! Явившаяся сюда как награда за долгие и опасные скитания по заиндевелому от морозов Уралу.

Присутствие здесь ее отца, участкового из Гадьи, провоцировало этот самообман - Ольга могла приехать вместе с ним! Или нет, заставила его ехать сюда, ибо Валькириям подвластны все мужчины, в том числе и отцы.

Она знала, что Мамонт выйдет именно к этому месту, оторвавшись от погони охотников Тойё, поскольку хранила его, держала над ним обережный круг.

Знала и велела ехать, чтобы встретить своего избранника...

На последней ступени он не выдержал, остановился, спросил в упор:

- Там - Валькирия?

- Да, она там, - участковый потянулся к дверной ручке, но Мамонт придавил дверь плечом.

- Погоди!..

Но почему я этого не чувствую? Почему верю только сознанием?

- Входи, Мамонт.

- У меня в душе ощущение, будто там - западня...

Участковый негромко рассмеялся.

- Нет там ловушки, входи.

Ты не узнал этого дома?

- Я здесь впервые!

- Не правда, однажды я привозил тебя сюда, - признался он.

- Помнишь, когда ты просил показать тебе сокровища?

- Возможно, - неопределенно согласился Мамонт.

- Но я ничего не узнаю.

Ты привозил меня с завязанными глазами.

- Верно, тогда ты еще был изгоем.

Теперь сам нашел дорогу, и потому входи.

- А если ее нет в доме?

- Открой дверь!

Мамонт медленно потянул ручку на себя, однако рассмотреть ничего было нельзя - густое морозное облако в тот же миг ворвалось в теплое жилище и заслонило вид, как если бы он снова входил в этот дом с завязанными глазами.

Он перешагнул порог и остановился.

Туман лег на пол и обнажил яркое пламя очага - иначе невозможно было назвать нечто среднее между камином и русской печью.

Возле огня на волчьих шкурах полулежал Стратиг, и отблески света делали видимую часть его лица багрово-темной, словно вырубленной из гранита.

Он даже не шелохнулся от глухого стука двери, и морозное облако, на секунду окутав мощную, вальяжно раскинутую фигуру, потянулось в очаг, ярче вздувая пламя.

Весь дом представлял собой огромную комнату, посередине которой топилась эта печь, и свет огня не мог достать дальних ее углов.

В первый момент ему показалось, что тут больше никого нет.

Ослепленный пламенем, Мамонт вглядывался в сумрак помещения, искал, но видел лишь широкие лавки вдоль стен, покрытые шкурами, край белеющего стола и какие-то мерцающие точки в глубине дома.

Надежда осыпалась, как горячий, серый пепел.

Валькирии здесь не было.

И не было Инги с Иваном Сергеевичем.

Мамонт разодрал сосульки на усах и бороде.

- Я Странник.

Ура! - вымолвил он с ощущением, что говорит в гулкую пустоту.

- Здравствуй, Мамонт, - вдруг отозвался женский голос из темноты, и от мерцающих точек вдалеке отделилась высокая человеческая фигура.

Это была Валькирия, мать Валькирии.

Она выступила к свету очага и распущенные ее волосы в тот же миг мягко воспарили над плечами, влекомые жаром огня.

- Проходи и садись к огню, - сказала она, и Мамонт услышал в ее повелительном тоне едва уловимое расположение к себе.

     Он снял меховую куртку и шапку, поискал глазами вешалку у двери, но участковый забрал у него одежду и бросил на лавку.

Мамонт встал за спиной полулежащего Стратига и протянул руки к очагу.

От жара на бороде начал таять лед.

- Подойди ближе и садись на шкуры, - пригласила Валькирия.

- Тебе нужно согреться.

Чтобы последовать ее совету, необходимо было потеснить Стратига, однако властитель судеб подвинулся сам, дав таким образом место у очага.

И даже не взглянул на Мамонта, задумчиво всматриваясь в огонь.

Было ощущение, что здесь только что произошел и еще не окончился какой-то очень серьезный разговор.

Нерешенные вопросы висели в воздухе: так бывает в семье, когда не сразу находится согласие.

Березовые поленья горели бесшумно и жарко - словно таяли в замедленном пламени.

В первую очередь тепло согрело дыхание и грудь, но сразу же заболело чуть выше солнечного сплетения, куда ударила тупая "макаровская" пуля и где назрел пухлый, водянистый на ощупь, кровоподтек.

Едва Мамонт сделал движение рукой к груди, как Валькирия заметила это и принесла откуда-то темный флакон с притертой пробкой.

- Сними одежду, - велела она.

А Мамонт, выпрастываясь из куртки и свитеров, неожиданно вспомнил единственную знакомую деталь своего первого пребывания в этом доме - голос Валькирии.

Да, несомненно, тогда здесь была она! И это она настояла, чтобы Мамонту показали сокровища, правда, после того, как оставила у себя нефритовую обезьянку.

Это она ввела его в пещеры...

И строгая, властно-недоступная тогда, эта женщина сейчас встала с ним рядом на колени и принялась втирать в синюшную опухоль какую-то искрящуюся в свете огня жидкость с запахом розового масла.

Железный медальон с пулевой вмятиной она откинула на спину, взглянув на него лишь мельком.

- Она спасла мне жизнь, - проговорил Мамонт.

- Я знаю, - холодновато проронила она, словно хотела тем самым заставить его быть сдержанным и не сентиментальным.

- Тебя хранят.

Но над твоими спутниками нет обережного круга.

- Что с ними? - он сделал попытку приподняться и почувствовал властную руку.

- Девушке пришлось отнять пальцы на ногах, - спокойно сказала Валькирия.

Полное омертвение тканей... Хуже с мужчиной.

Потеря памяти, навязчивый страх, деградация личности.

- Его кололи! Коррекция психики...

- Невозможно установить, чем кололи.

Анализ крови можно сделать только завтра.

К тому же, если это вещество распадается на составляющие...

- У меня в кармане, кажется, остался один шприц! - вспомнил Мамонт.

- Это хорошо, - без эмоций одобрила она и замолчала.

Стратиг безучастно смотрел в огонь, будто пребывая в другом пространстве.

И тогда Мамонт решился.

- Я не нашел Ольгу.

Меня преследует чувство, что ее нет на Урале.

Слышал только крики... Но пусто, пусто в горах.

Скажи, где моя Валькирия?

Возможно, она бы ответила, но не успела, поскольку Стратиг неожиданно пошевелился, меняя позу и, как показалось, надменно проронил:

- Он хотел найти Валькирию!

Реакция растирающей опухоль руки была неожиданной: она на миг замерла и продолжила работу с усиленной жесткостью.

И участковый, прилегший на лавку у окна, будто бы усмехнулся.

- Да, Мамонт, ее нет на Урале, - проговорила Валькирия.

- Где же она?

- Странный ты человек, - снова подал голос Стратиг.

- Тебе не зря дали прозвище.

Ты бродишь по земле, как мамонт, отрезанный от мира великим оледенением.

Ты оторвался от изгоев, но и гоем назвать тебя трудно.

Никак не можешь сделать выбора и сам не ведаешь, что ищешь.

- Искал Валькирию, - признался Мамонт.

- Не для того ее прятали, чтобы всякий странник мог бы отыскать, - проворчал властитель судеб.

- Ты бы заслал ее еще подальше, - недовольно, даже сердито вымолвила Валькирия-мать.

- Я не засылал никого! - воспротивился Стратиг и сел.

- Таков урок по воле судьбы.

Или я опять не прав?

- Нет, прав, - согласилась она.

- Но и я вправе была взять на себя рок дочери.

И уйти на Запад.

- А Восток оставить на молодую Деву?..

Не могу этого позволить.

Особенно сейчас, когда активизировались силы Востока.

Спроси у Мамонта.

Он только что на своей шкуре испытал его агрессию.

Валькирия промолчала, вероятно, соглашаясь с доводами Стратига, а он от этого вдохновился и встал на ноги.

- Все основные силы следует перебросить на Восток.

Полагаю, в определенный момент задействовать и резервы.

Но!..

Ты сама видишь, какого качества эти резервы! - он указал на Мамонта.

- Задаю ему урок Страги Севера, а он идет странником искать Валькирию! Причем и сам-то не знает, что ищет.

Все сразу: и Валькирию, и вход в пещеры.

А находит то, что отпущено ему роком.

- Вещий Гой Зелва утверждал, что опасность с Запада на конец тысячелетия будет ничуть не меньше, - она закончила растирание и теперь согревала у огня блестящие руки.

- Кощеи захватили Сатву в Земле Сияющей Власти.

Это начало новой войны.

- Как захватили, так и уйдут оттуда, - несколько отрешенно проговорил Стратиг.

- Если нет - найдем способ вытеснить их с Балкан.

Допустим, в Южную Африку, где скоро начнутся повальные волнения.

- Моя дочь предполагает, что кощеи готовятся произвести на Сатве взрыв.

В Средиземное море вошел французский военный корабль, на борту которого есть специальный ядерный заряд для глубинного подземного взрыва.

А на горе начаты буровые работы.

- Я предпринимаю ответные меры! - рассердился Стратиг.

- Или ты думаешь, я спокойно стану смотреть, как рвут Землю Сияющей Власти?

- Отошлите Мамонта на Балканы, - внезапно посоветовала Валькирия.

- После гибели Зелвы у нас нет Страги Запада.

Мамонт продолжал сидеть у огня, и весь разговор шел так, словно его тут не существовало.

Но не это волновало Странника; из диалога он понял, что Валькирия сейчас находится на Балканах!

- Ты продолжаешь настаивать? - с легким недовольством спросил Стратиг.

- Замечательно! Нормальное женское упрямство, лишенное логики и аргументов.

- Не забывайся, Стратиг! - одернула его Валькирия гневным и решительным тоном.

- Я не забываюсь, Дева, - с достоинством ответил он.

- Прости... Но я вижу все твои замыслы.

Ты хочешь отправить к Валькирии ее избранника, ты ратуешь об их человеческой судьбе, забывая о судьбе Будущего.

- Нет, ты не видишь моих замыслов.

Наверное, долго смотрел в огонь и ослеп.

Скажи, а какой ты заготовил урок для Мамонта?

- Он поедет в Президио.

- Вот как? А способен ли он исполнять урок Страги Нового Света? И согласится ли? Что, если снова изберет путь Странника? Ты плохо знаешь рок Мамонта.

- Он поедет в Президио! - с внутренней холодной яростью повторил Стратиг.Или - навечно останется... Блаженным Странником, как Василий Московский.

И пусть бросает камни в окна темных изгоев.

- Мамонт не знает Нового Света, - спокойно вымолвила Валькирия.

- Он много еще чего не знает... И отсылать его в Президио, не посвящая, без хлеба и соли - обречь на гибель.

Вскоре найдут со струной на шее.

- Пришли к нему Авегу, пусть даст ему меру соли и... краюшку хлеба.

А я окружу его надежными Дарами.

- Для тебя он всего лишь резерв...

- Нет!..

Я знаю, он продлит твой род.

Потому ты стараешься сберечь его.

Но будучи Блаженным Странником, он все равно останется... избранным.

- Это не утешение! Запомни, Стратиг: я всегда буду против, чтобы Мамонт поехал в Президио.

И не говори мне, что это против всякой логики.

- Мне нужен в Президио Страга с качествами Мамонта! Он неплохо справился с уроком, когда искал в Москве золотой запас России.

Валькирия отошла от очага к маленькому окну, сквозь которое пробивался зимний рассвет.

Протаяла пальцами лед на стекле и стала смотреть на улицу.

Участковый тем часом спокойно похрапывал, развалившись на лавке.

- Скажи, чего ты хочешь? - не выдержал Стратиг.

- Ты уже слышал: отправить Мамонта на Балканы.

- Не реально, - сразу же отозвался он.

- Страгой Запада может быть лишь Вещий Гой, как Зелва.

- Да, это так, - невозмутимо проговорила она.

- И потому надлежит отправить Мамонта не к Авеге, а за солью Знаний, к Весте.

Сегодня же.

Он сделал паузу, скосил глаза на спящего участкового и вдруг начал сгибать ноги.

Ломал их, как ломают несгибаемые деревья, гнул, чтобы поставить себя на колени перед Валькирией.

Поставил с великими трудами, опустил руки и свой пронзительно-яростный взор.

- Дева! Позволь и мне хотя бы прикоснуться к соли Знаний.

Она обернулась, и стало видно, как от дыхания ее растаял весь лед на стекле и в очистившемся окне проглядывали заиндевевшие высокие сосны.

- Это невозможно, Стратиг!

- Почему? Потому что ты... Потому что я не избран тобою?

- Да.

- Но я всю жизнь... люблю тебя.

А ты избрала когда-то темного изгоя, - он снова скосил взгляд на спящего участкового.

- Я повиновалась своему сердцу.

- Сердцу, но не року!

- Сердце Валькирии - это рок.

А я не властна над ним, - она положила на лавку свесившуюся руку мужа, поправила волосы, сбившиеся на лоб.

- И не смей называть моего избранника изгоем!

- Прости, Дева... Она чуть смягчилась.

- Встань, Стратиг.

Мы пришли сюда решить судьбу Мамонта, а не твою.

Говори, согласен ты задать ему урок, определенный мной?

Он так же медленно встал с колена и как всегда, через плечо, взглядом гордым и надменным, долго смотрел Мамонту в лицо.

- Да, согласен, - наконец с великим трудом выдавил из себя Стратиг.

- Но!..

Нет гарантии, что он исполнит его как подобает.

Не знаю, что ему взбредет в голову? Отведав соли в пещерах, захочет ли он выйти на свет? Тем более, отправиться в Землю Сияющей Власти.

Валькирия медленно приблизилась к Мамонту, и он встал на ноги.

- Дай мне слово, что исполнишь урок Страги Запада, - потребовала она, глядя в глаза немигающим взором.

- Поднимешься из пещер и исполнишь.

- Поднимусь и исполню, - сказал Мамонт неожиданно для себя спокойно и даже устало, будто решалась не его судьба и не его заветная мечта исполнялась в эти секунды.

- Я верю ему, - твердо проговорила Валькирия и присела у очага.

- Ну что, Мамонт, - впервые прямо обратился к нему Стратиг.

- Извратил ли я твой рок, посылая Страгой Севера? Какой урок ты исполнял, когда прибрел на Урал странником? - Он усмехнулся.

- Правды ради должен сказать, ты только разворошил муравейник кощеев Востока, но они забегали, засуетились и обнаружили себя.

Этого я добивался давно и только потому задавал тебе урок Страги.

Но ты сказал, знаешь свой рок, и ушел с сучковатым посохом.

Так кто из нас был прав?

- Ты, Стратиг, - выдерживая взор его, проговорил Мамонт.

- Почему ты так смотришь?

- Хочу понять, что есть в тебе особенное, замечательное.

За какие необычные качества ты оказался избранным Валькирией? Из каких соображений Атенон одобрил ее выбор?

- Не старайся, ничего не получится, - задумчиво улыбнулась Валькирия-мать, глянув снизу вверх.

- Этого не понять ни одному гою.

Стратиг посмотрел на Деву, но ничего ей не ответил.

- Не задавай себе вопросов, Стратиг, - посоветовала Валькирия.

- Это бесполезное занятие, отыскивать какие-то особенные качества, за что выбирают.

Ты же знаешь, Валькирии перестанут рожать Валькирий, если позволят расчесать свои волосы мужчине, не избранному сердцем.

И только сердце позволяет нам держать обережный круг над избранником.

- Но твоя дочь уронила его, и погиб Страга Севера! - заметил он.

- Да, это случается.

Если сердце избранного больше не принадлежит Валькирии.

Страга Севера изрочил себя, попытавшись сделать выбор.

И потому Атенон хоть и наказал мою дочь, назвал ее Карной, но не обрезал ей волосы.

- Нет, нет! Нет! - почти закричал Стратиг и встряхнул своими густыми, длинными волосами.

- Никогда не смогу согласиться.

Считаю это несправедливым, когда Валькирия избирает изгоя и открывает ему дорогу к Вещим Знаниям! Так мы никогда не достигнем совершенства!

- Все время омолаживать кровь и чувства заповедано твоими же предками, Стратиг! - сурово напомнила Валькирия.

- А совершенство - в любви.

И только она способна привести человека к соли Знаний, независимо от того, гой он или изгой.

Владыка Святых Гор предупреждал тебя ни в коем случае не закрывать путей к Сущности Мира.

Если в сердце самого темного изгоя загорится истинная любовь, она приведет его к свету.

И ты не вправе лишить его пути.

Стратиг остывал от ее слов, как выброшенный из огня уголь.

- Мне понятны твои чувства, Стратиг.

В твоем роду было много Вещих Гоев... Преклони колено перед Атеноном.

Он волен допустить тебя к Весте.

Но тогда тебе придется оставить престол Стратига своему сыну.

Это подействовало на властелина судеб отрезвляюще.

Через несколько секунд напряженной паузы он вновь обрел свой властно-горделивый облик, словно сделал выбор.

- Сын еще не готов принять престол.

Пусть посидит несколько лет на реке Ура у трех Тариг, а затем отправляется на реку Ганга.

- Добро, если ты так решил, - тут же согласилась Валькирия.

- Передай Мамонту ключ Страги.

- Что? - словно вернулся он из небытия.

- Его некому вести в пещеры.

Ведь ты же отослал мою дочь в Землю Сияющей Власти.

Поэтому Мамонт пойдет один.

Он знает дорогу.

Только дай ему ключ Страги.

Властелин судеб помедлил секунду, затем решительно выхватил из кармана металлические четки, собранные на оленью жилу.

- Владей, Мамонт!..

Но запомни: если ты, спустившись в копи, не успеешь за отведенный срок добыть соль, или, напротив, добудешь ее столько, что подавишься... Если ты не получишь титул Вещего Гоя, - поедешь в Президио! Я отправлю тебя в Президио несмотря уже ни на какие возражения! Даже если за тебя станет хлопотать сам Святогор!




оглавлениеоглавление читать дальшечитать дальше


Сайт Сергея Алексеева: www.stragasevera.ru/
Заказать книгу почтой


Поделись ссылкой на эту страничку с друзьями:


Россия: Мы и Мир
Аз Бога Ведаю
Сокровища Валькирии
I. Стоящий у солнца
Сокровища Валькирии
II. Страга Севера
Сокровища Валькирии
III. Земля Сияющей Власти
Сокровища Валькирии
IV. Звездные Раны
Сокровища Валькирии
V. Хранитель Силы
Сокровища Валькирии
VI. Правда и вымысел
Анти-Карнеги
Сэнсэй. Исконный Шамбалы.
Жизнь и гибель трёх последних цивилизаций
Белый Конь Апокалипсиса
Застывший взгляд
Правда и ложь о разрешенных наркотиках
Оружие геноцида
Всё о вегетарианстве