перейти на главную

Globus in Net | Книги по интересам

Сокровища Валькирии

Заказать книгу почтой

Партнеры:

витамины


БАД NSP


Натуральная косметика:







Заработать

Создание собственного сайта для заработка

  • как создать сайт
  • раскрутка сайта
  • заработать в интернет




sp:

m:




Акадения управления

Лекции генерала Петрова

Цикл лекций по Общей Теории Управления




set:

"Страга Севера"

4

Возле машины они проговорили несколько минут, после чего Августа села за руль, а Петр Григорьевич торопливо направился в дом.

Русинов на заплетающихся ногах вернулся к столу.

Пчеловод вошел озабоченный и решительный.

- Тебе придется сейчас же уехать.

Сними этот камуфляж, - он кивнул на халат.

- Попробую тебя одеть.

И бороду сбрей!

- С кем ехать? - Русинов покосился на окно.

- С ней?

- Да.

Эту женщину зовут Августа.

- Я знаю! - дерзко ответил Русинов.

- И еще знаю, что она служит у шведов в качестве "постельной разведки".

- Кому она служит, ты знать не можешь! - отрезал Петр Григорьевич.

- И постарайся не задавать ей вопросов.

Выполняй все, что она скажет.

- Так, - медленно сказал он.

- Понимаю... Пора бы уже привыкнуть к превращениям...

- Пора бы! - согласился пчеловод и достал из шкафа поношенный костюм.

Одевайся, Августе приходится спешить.

- Я не могу уехать...

Я должен дождаться Ольгу!

- Запомни, Мамонт: ждут только женщины. Ожидающий мужчина - это несерьезно, правда? - Он подал ножницы и бритвенный прибор.

- Мыло и помазок возле умывальника.

На месте бороды и усов осталась белая, незагоревшая кожа.

Непривычное ощущение голого лица вызывало чувство незащищенности...

Вместо тесного пиджака пришлось надеть свитер и просторную куртку.

Хорошо, кроссовки остались целыми, хотя сильно потрепанными.

На улице вякнула сирена "БМВ", однако Петр Григорьевич присел у порога.

- Перед дальней дорогой...

От его слов на душе похолодело и непонятная обида защемила скулы.

Он хотел попросить старика спасти, защитить волосы Валькирии и тут же поймал себя на мысли, что начинает бредить ими, как Авега.

На улице Русинов глянул в сторону берега - может, в последнее мгновение увидит летящий к нему парус?..

Нет, пусто, лишь отблеск багрового закатного солнца...

Петр Григорьевич проводил до машины, на прощание легонько стукнул в солнечное сплетение:

- Ура!

И, не оборачиваясь, пошел к дому.

Августа приоткрыла дверцу, откликнулась негромко:

- Ура!

Русинов сел на заднее сиденье и нехотя проронил:

- Здравствуйте...

Августа круто и умело развернула тяжелую машину и погнала ее прямо на вечернее зарево.

Огненные сосны замелькали по обочинам лесовозной дороги, красные листья искрами посыпались из-под колес.

- Здравствуйте, - не глядя, бросила она.

- Возьмите под сумкой оружие.

Ехать придется всю ночь, на дорогах люди генерала Тарасова.

Русинов приподнял большую, мягкую сумку и вытащил короткоствольный автомат иностранного производства.

Отыскал предохранитель, чуть оттянул затвор, проверяя, заряжен ли, положил на колени. Он заметил в зеркале заднего обзора ее сосредоточенное лицо, взгляд, устремленный на дорогу.

Тогда, из окна домика Любови Николаевны, он видел Августу веселой, нарядной и женственной - было чем искушаться Ивану Сергеевичу.

Тут же стянутая черным шелковым платком голова и строгий бордовый костюм производили впечатление скорби и деловитой решительности.

Она ни разу не обернулась к Русинову, кажется, и рассмотреть-то толком не могла, но неожиданно сказала:

- Вы настоящий Мамонт...

Наконец-то я увидела вас.

Русинов не поддержал разговора.

Наверное, Августе можно было доверять все, если он, по настоянию пчеловода, доверил ей сейчас свою жизнь и дальнейшую судьбу; похоже, она могла как-то прояснить, куда они едут и зачем, но неприязнь, неприятие "постельной разведки", как черная краска, не стирались в сознании дочиста.

- Иван Сергеевич все время переживал за вас, - продолжала она с паузами.А я пыталась успокоить его, потому что знала каждый ваш шаг...

Мне приятно, что я участвую в вашей судьбе...

Он вдруг понял, что под тончайшей тканью платка нет волос, что их попросту невозможно под ним упрятать, а помнится, были! Иван не любил стриженых...

- Где ваши волосы? - помимо воли спросил Русинов.

- Я сделала стрижку, - бросила она и, оставив на секунду руль, подтянула концы платка на затылке.

- Вижу, вам не хочется уезжать отсюда? О да! Нет лучше места!..

Однажды мы сидели и мечтали построить домик и родить много детей.

Мое сердце навсегда здесь, и мои дети здесь, и домик стоит...

О да! Только невидимый, светлый, как память.

Машина катилась под гору и вступала в ночную темноту, хотя плоские вершины лесистых гор на горизонте были еще залиты солнцем.

Автоматически включились габаритные огни, а потом и фары.

Августа выключила свет, хотя ехать без него по захламленной камнями и деревьями дороге становилось опасно.

Лица ее уже было не различить в зеркале, остались лишь голос и топкий профиль.

- О да! Я знаю, мне больше никогда-никогда не вернуться сюда.

Еду без оглядки.

В России есть поверье: оглянешься - тосковать станешь.

И чужая земля никогда не приютит душу.

Русинов машинально оглянулся назад и ничего, кроме густых сумерек и дальних светло-розовых гор, не увидел.

"Постельная разведка" была не такой уж примитивной, как представлялось раньше.

Видимо, Иван Сергеевич оценил это и потому подпустил к себе.

Не мог же он знать, кто она на самом деле, если даже Петр Григорьевич не догадывается о ее роли в среде хранителей "сокровищ Вар-Вар".

Кто она? Авега? Варга? Страга? Или Валькирия? Не потому ли она лишилась волос и теперь едет неведомо куда?

Некоторое время они ехали молча, в темноте, однако машина ни разу не зацепила пень на обочине, не громыхнул камень под днищем.

Что могла видеть Августа, если Русинов, обладая великолепным зрением, ощущал желание вытянуть вперед руки, чтобы не удариться о сосну или глыбу, внезапно встающие на дороге?

- Может быть, включить свет? - нерешительно спросил он.

- Вроде бы все спокойно...

- С любой горы нас заметят очень далеко, - посожалела Августа.

- Боюсь, меня засекли, когда ехала туда.

Не хочу неприятностей, а мне нужно привезти Мамонта.

Настоящего, живого Мамонта.

- Показалось, она улыбнулась в темноте.Не беспокойтесь, я ночью вижу как кошка.

Еще через десять минут горы погрузились в непроглядный, осенний мрак.

Дорога же становилась лучше, и Августа лишь прибавляла скорости.

Где-то впереди, внизу, замелькали огоньки Ныроба, и у Русинова отлегло от сердца: опасаться было некого.

Но вдруг она выключила двигатель и плавно затормозила, съехав на покатую обочину.

- Впереди две машины.

Стоят с потушенными фарами.

Мне не нравится.

Сколько бы ни вглядывался Русинов в темноту, ничего, кроме белесого пятна гравийки за капотом, не увидел.

Августа что-то подала ему.

- Возьмите...

До них триста метров. Попробуйте сосчитать людей.

Он нащупал в темноте предмет и понял, что это водительский прибор ночного видения армейского образца.

Неизвестно, кем она была на самом деле, но профессиональный разведчик - несомненно.

Русинов приник к наглазникам и натянул на голову резиновый ремень.

Тьма сразу раскрасилась зеленью, четко обрисовались деревья, камни, дорожная лента, уходящая вниз, и два ярких салатных автомобиля на обочинах друг против друга: горячие двигатели источали тепло...

Между ними двигался человек.

- Вижу одного, ходит как часовой.

- Остальные в машинах, - предположила Августа и тихо рассмеялась:

- Ищут Мамонта! А Мамонт сидит в моей машине.

Ему было неловко спрашивать женщину, что они будут делать, хотя он имел на это право, ибо приказали выполнять ее волю.

В голове сидело лишь две мысли - прорваться с боем либо вернуться назад, на пасеку: Ольга наверняка пришла, может быть, в таком же шелковом платке, стягивающем "стрижку".

- Тебя нет в машине, - вдруг сказала Августа, обращаясь на "ты".

- Мамонт бродит где-то в горах.

Я еду одна.

- Мне выйти? - спросил Русинов.

- Нет, - жестко проговорила она.

- Сиди спокойно, расслабь руки...

Тебя нет здесь.

Ты в горах...

Нет! Ты сейчас с Валькирией.

Думай о ней! Думай только о ней! Она же прекрасна, правда? Ты берешь ее волосы и расчесываешь гребнем...

Думай! Закрой глаза.

Опасности нет! Потому что ты рядом с Валькирией.

Пожалуйста, Мамонт, думай и не прерви думы своей, пока я не скажу тебе.

Тебя здесь нет...

Они слепые, и я отведу им глаза.

Русинов откинул голову на высокую спинку, разжал кисти рук, скованные на автомате.

Возрождать образ Валькирии не было нужды: он все время стоял перед взором и притягивал мысли.

Ему почудилось, будто пальцы снова скованы золотым гребнем и между ними мягко струятся невесомые пряди.

Реальность воспринималась как фон, как некая бегущая мимо картина чужого бытия, с которой не было никакой связи.

Ему стало безразлично, что взревел мотор, включился яркий свет и машина понеслась вперед.

Это его не касалось и не волновало, потому что никто не мог нарушить их уединения и высшего ощущения близости.

Где-то в другом мире перед капотом очутился рослый инспектор ГАИ в бронежилете, каске и с автоматом у живота.

За его спиной маячили еще какие-то неясные фигуры.

Послышалась шведская речь, затем английская: кто-то задавал вопросы, кто-то отвечал, потом салон осветили фонарями, но свет их не мог достать той выси, в которой они, оторвавшись от земли, парили сейчас только вдвоем.

За тридевять земель, внизу, хлопнула крышка багажника, в боковом стекле обозначилось улыбающееся лицо в тяжелой каске до глаз, и машина вновь зашуршала колесами по земной хляби.

Он же с замирающим дыханием возносил руку над плывущими в воздухе волосами и проводил гребнем, насыщая их сверкающим горным светом.

- Довольно, довольно, Мамонт! - услышал он насмешливый голос, и легкий удар в солнечное сплетение мгновенно вернул на землю: руки оказались скованными стальным, тяжелым автоматом.

Машина летела по асфальту с зажженными фарами, перед глазами роилась зелень приборов на панели.

- У вас неплохие способности, - похвалила Августа.

- И подходящий возраст...

Я знаю, вам хочется добывать соль в пещерах. Всякий, кто прикоснулся к "сокровищам Вар-Вар", будет вечно стремиться к ним...

Но не спешите, Мамонт.

Соль Вещей Книги горька в молодости. Вам бы научиться ходить по земле, чтобы нести эту соль на реки.

- Однажды Авега сказал мне: твой рок - добывать соль, - признался Русинов.

- О да! Рок всякого гоя - добывать соль, - согласилась Августа.

- Золото добывают лишь изгои, и потому оно мертвая часть сокровищ.

Человек может жить без золота, но труднее ему без соли.

Люди давно уже бредут в сумерках, без пути и цели...

Я не знаю, что уготовил вам Стратиг, но послушайте моего совета: если к вам явится Атенон, просите его, чтобы отпустил на реку Ура.

Русинов подался вперед и едва сдержался, чтобы не выплеснуть своего жгучего интереса.

Путь экспедиции Пилицина начинался по знаменитому пути из Варяг в Греки, затем неизвестно почему резко повернул на север и далее продолжался по реке Ура, от истока до устья.

И с реки Ура он морем отправился в устье Печоры, а затем на Урал.

Много раз Русинов проходил этим путем, ползая по картам, но кроме созвучия однокоренных слов названий, ничего не находил.

А на его карте "перекрестков Путей" это пространство представляло собой белое пятно.

Магнитная съемка по реке Ура и прилегающей к ней территории либо не проводилась, либо была строго засекречена.

- Что же там, на этой реке? - справившись с эмоциями, спросил он.

- О, как забилось ваше сердце! - засмеялась Августа.

- Вы - путник, а кто любит ходить по земле, тому и открываются дороги...

В истоке реки Ура стоят три горы, три Тариги, три звездные лодки.

Взойдешь на одну - откроются все пути на восток, взойдешь на другую - видны пути на запад.

А с третьей Тариги открываются страны полуденные. Между этих гор лежит озеро Ура.

Если построить лодку, то можно земным путем доплыть в страну полунощную.

Иди на все четыре стороны! О да! Вы счастливый человек, Мамонт! Избранный Валькирией! Все пути перед вами...

Но мне неизвестно, чего хочет Стратиг.

Последнюю фразу она произнесла с беспокойством.

- Впервые слышу это имя, - чтобы не задавать вопросы, сказал Русинов.

- Ах, лучше бы вам не слышать! - доверительно проронила Августа.

- Он бывает несправедлив, когда задает урок... Но не думайте о нем! Ему никогда не изменить вашей судьбы, пока стоит над вами обережный круг Валькирии.




оглавлениеоглавление читать дальшечитать дальше


Сайт Сергея Алексеева: www.stragasevera.ru/
Заказать книгу почтой

Поделись ссылкой на эту страничку с друзьями:


Россия: Мы и Мир
Аз Бога Ведаю
Сокровища Валькирии
I. Стоящий у солнца
Сокровища Валькирии
II. Страга Севера
Сокровища Валькирии
III. Земля Сияющей Власти
Сокровища Валькирии
IV. Звездные Раны
Сокровища Валькирии
V. Хранитель Силы
Сокровища Валькирии
VI. Правда и вымысел
Анти-Карнеги
Сэнсэй. Исконный Шамбалы.
Жизнь и гибель трёх последних цивилизаций
Белый Конь Апокалипсиса
Застывший взгляд
Правда и ложь о разрешенных наркотиках
Оружие геноцида
Всё о вегетарианстве