перейти на главную

Globus in Net | Книги по интересам

Сокровища Валькирии

Заказать книгу почтой

Партнеры:

витамины


БАД NSP


Натуральная косметика:







Заработать

Создание собственного сайта для заработка

  • как создать сайт
  • раскрутка сайта
  • заработать в интернет




sp:

m:




Акадения управления

Лекции генерала Петрова

Цикл лекций по Общей Теории Управления




set:

"Страга Севера"

17

В музее было светло, тихо и безлюдно.

Забытые вещи жили здесь своей жизнью, суть которой составляли полный покой и безмолвие.

Высокие, пригашенные тускнеющие серебром зеркала в отдельном зале отражали друг друга; меланхоличные напольные часы неслышно переговаривались с более энергичными настенными, дремали столы на львиных лапах, и над всем этим миром парили лепные, горделиво-спокойные грифоны.

Впрочем, люди в залах были, по одному в каждом.

Однако седые, благообразные женщины так органично вписывались в мир забытых вещей, что почти не замечались.

От каждой из них, как от изящной одухотворенной вещи, исходило не утраченное с годами очарование: состарившиеся Дары исполняли здесь свои последние уроки.

Но в гостиной квартиры директора музея по-прежнему восседал на своей скале утомленный и грозный сокол - истинный образ Атенона, символ его состояния духа.

Всех входящих Стратиг встречал, стоя к ним спиной и глядя через левое плечо.

Его острый, соколиный взгляд скользнул по лицам Мамонта и Дары, остановился на Алексее.

- Я - Дара! Ура! - известила Дара.

- Ура, - сдержанно отозвался Стратиг.

Мамонт хоть и исполнял урок Стратига, однако не был еще признан таковым и поэтому приветствовал хозяина как изгой.

- Это твой сын, Мамонт! - сразу же определил Стратиг.

- Мой сын, - ответил он.

- Его зовут Алексеем.

- Меня не интересует имя, - проговорил Стратиг и распахнул стеклянные створки дверей с морозным узором.

- Пусть ожидает здесь.

Придерживая полы грубой овчинной шубы, наброшенной на плечи, Стратиг пошел в зал - это означало приглашение.

Мамонт прикрыл за собой двери.

- Стратиг, я исполнил свой урок, - спокойно проговорил он.

Вначале Стратиг усадил Дару возле огня, затем молча указал Мамонту на деревянное кресло у стола.

Сам же остался на ногах.

Властелин судеб гоев был задумчив, и это его состояние удерживало Мамон га: говорить здесь можно было лишь с позволения хозяина.

- Я должен решить судьбу твоего сына, - сказал Стратиг и обратился к Даре:

- Ты видишь рок этого юноши?

- Да, Стратиг, - отозвалась она.

- Его рок - охранять пути земные.

Вижу в нем Драгу, стоящего на горах.

- Ты сказала ему об этом?

- Нет.

Они говорили так, словно Мамонта здесь не было.

Стратиг остановился возле остекленной перегородки и провел пальцами по морозным узорам.

Он что-то искал на ощупь, будто слепой.

Наконец рука его замерла в центре какого-то завитка, напоминающего снежный вихрь.

- Быть ему среди трех Тариг! - провозгласил Стратиг и глянул на Мамонта через плечо.

- Позови сына!

Только теперь Мамонт понял, что это не простая стеклянная перегородка, во всю ширь стены перед ним была какая-то особая карта, напоминающая карту магнитных полей.

Она состояла из множества лепестков, как если бы разрезать глобус от Южного полюса на равные доли и развернуть в одну плоскость.

Это была Астра...

- Стратиг, я вижу его Драгой! - возразила Дара, глядя в огонь.

- Не отсылай его на реку Ура...

Кажется, Стратиг намеревался изменить судьбу сына и поступал по принципу: выслушай женщину и сделай наоборот.

Мамонт отворил дверь - Алексей стоял перед картиной с утомленным и грозным соколом.

- Твоя судьба решена, войди, - сказал он. Сын вздрогнул, застигнутый врасплох, но тут же справился с собой и шагнул в распахнутые стеклянные двери - будто окунулся в белую изморось магнитных полей...

Стратиг поднял крышку старинного окованного сундука, порывшись там, достал кожаный пояс с железными бляшками в виде восьмиконечных звезд и тяжелой, круглой пряжкой.

Подал Алексею.

- Ступай на реку Ура, - велел он.

- Там в ее истоке найдешь три горы, три Тариги.

Между ними есть озеро Ура.

Там тебя встретят.

Он отдавал сыну судьбу, которую когда-то предрекала Мамонту Августа-Дара.

Это она говорила - если к тебе явится Атенон, проси, чтобы послал на реку Ура.

С вершин Тариг открывались три стороны света, а четвертая начиналась в истоке реки...

Мамонт взглянул на Дару: она словно говорила - молчи, так надо.

Алексей принял пояс и посмотрел на отца: в глазах промелькнула детская растерянность.

- Иди, - сказал Мамонт.

- Еще тепло, до зимы есть время, успеешь.

- Проводи его и возвращайся, - сказал Стратиг Даре.

- Садись, Мамонт, я слушаю тебя.

Он проводил взглядом спину сына и сел на прежнее место.

Судьба сына решилась так скоро и так быстро они расстались, что душа, замирая, полетела вслед за Алешей...

- Я исполнил урок, - повторил Мамонт.

- Установил место, где находится сейчас исчезнувший металл золотого запаса.

Но для того чтобы изъять его и вывезти, требуется отдельная операция.

- Изъять и вывезти - не твоя забота, - прервал Стратиг.

- Мне важно знать, где хранится металл, кто им владеет, для каких целей используется.

- Хранится там, где я меньше всего ожидал - в заброшенном бункере-бомбоубежище на территории фирмы "Валькирия".

Стратиг обернулся к нему всем корпусом:

- Не может быть! Там нет бункера.

Год назад Страга Севера обследовал всю территорию фирмы.

Бомбоубежище устроено в подвалах главного корпуса и сейчас залито водой.

- Бункер есть, - Мамонт достал из кейса папку с бумагами.

- Золото упрятано надежно и идеально.

...Бункер был построен в сорок девятом году, в самом начале "холодной войны", в любой момент готовой перерасти в горячую, ядерную.

Тогда еще не было большого опыта строительства подобных сооружений, но надо было как-то готовиться к защите важных государственных учреждений от оружия массового поражения, и поступали чисто по русскому способу - чем больше, тем лучше.

При строительстве нарушили естественный дренаж осадковых вод, стекающих по рыхлым отложениям в реку, лесовидные суглинки размокли и за несколько лет превратились в плывун.

К пятьдесят третьему году тяжелый саркофаг утонул на два метра, оборвав нитку туннеля.

Проседающую поверхность земли сначала засыпали, но когда было решено забросить бункер, то его попросту выгородили, оставив вне территории Института: огромная яма быстро заболачивалась, зарастала камышом и превращалась в свалку.

Когда Мамонт пришел работать в Институт, о бункере давно забыли, и обнаружился он неожиданно, в последние годы, во время испытаний появившихся у кладоискателей кристаллов КХ-45.

На какой-то период утонувшее бомбоубежище и болото на его месте стали полигоном для проверки возможностей приборов магнитной и гравиметрической разведки.

Кто-то из старых, пенсионного возраста, сотрудников вспомнил, что здесь был когда-то бункер, свинцовое покрытие которого давало эффект "белого пятна" в магнитном поле.

Со времени закрытия Института Мамонт ни разу больше не бывал на его территории, и когда Кристофер Фрич привел его к проходной, а сам въехал на "Линкольне" за ворота, чтобы получить металл, Мамонт сразу же заметил, что конфигурация забора сильно изменилась.

Он несколько раз прошел вдоль него, прежде чем вспомнил о болоте, которое зачем-то пригородили к территории, хотя вокруг было достаточно ровной и сухой земли.

Да и сам деревянный стареющий забор оказался замененным на трехметровый железобетонный, что насторожило еще больше.

По всему периметру вдоль него была выложена аккуратная тропинка - скорее всего, для охранника-часового в ночное время.

Сдвоенные неоновые фонари над стеной могли освещать и внутренний двор, и прилегающую к территории местность.

И в прошлые времена сильно охраняемый, Институт теперь превратился в настоящую крепость.

Еще по пути сюда, когда Кристофер свернул с Кольцевой на знакомую дорогу, ведущую к Институту, у Мамонта сразу же возникла мысль, что часть изъятого из казны золота может находиться и здесь, но немного - тонна-две - только на текущие расходы, ибо для тысячи тонн требовалось специальное помещение, исключающее легкий доступ.

Даже самая надежная наземная охрана и современные системы сигнализации не могли обеспечить гарантии от проникновения в хранилище, тем более что фирма стояла на отшибе, в подмосковном лесу.

Все подобные хранилища обязательно оборудовались противоподкопными галереями, оснащенными специальными средствами сигнализации и блокировки: галереи за несколько секунд заполнялись водой.

Он думал так, пока не оказался возле забора, за которым осталось зарастающее ряской топкое болото.

Утонувший в текучем плывуне бункер был неприступен и требовал лишь оборудования и надежной охраны входного туннеля, который мог быть замаскирован подо что угодно...

Пока Стратиг сидел над схемами территории бывшего Института, Мамонт перетаскал из машины и составил на стол золотые слитки, полученные от Кристофера Фрича.

Отечественная маркировка слитков была уничтожена, верхняя "корка" оплавлена токами высокой частоты, отчего и образовались неестественные натеки.

А на них уже выбили новую, южноафриканскую, но этот металл имел свои личностные качества, напоминающие чем-то индивидуальность отпечатков пальцев.

"Папиллярный узор" химического состава золота из разных час гей света спутать или обезличить было невозможно.

Анализ совершенно определенно идентифицировал эти слитки с золотом, добытым в Якутии на Алданском прииске и переплавленным на Красноярском алюминиевом заводе.

При желании можно было даже установить название золотой россыпи...

Попытка скрыть принадлежность металла была только лишним доказательством его происхождения.

Мамонт начал было рассказывать о сегодняшнем управителе изъятой част золотого запаса Кристофере Фриче, однако Стратиг молча подал ему газету.

В рекламном объявлении говорилось о концерте наследника "Валькирии" и его гавайской гитаре.

Мамонт мгновенно вспомнил Зелву и сообщение о его струнных концертах...

- Кристофера Фрича отправили к своему отцу, - объяснил Стратиг.

- Так что ваша сделка не состоялась.

Руководство уральским филиалом фирмы теперь невозможно...

Да не в этом дело.

Меня больше интересует, кто пришел вместо него и когда начнется переброска металла на Восток.

- Думаю, что никакой переброски не будет, - заявил Мамонт, достал из дорожной сумки коробку с набором продукта "Валькирия".

- Золото предполагают использовать для производства "эликсира любви".

Я испытал его на себе.

Стратиг вынул пластмассовый флакон, высыпал гранулы на ладонь.

- Тибет...

Химическая формула не получилась!

- А судя по документам, добытым в фирме, выпуск продукта начнется в конце будущего года, - предположил Мамонт.

- Для этой цели реконструируют две фармацев-тические фабрики и несколько предприятий пищевой промышленности.

И это лишь первая очередь...

- Не страшно, - проговорил Стратиг.

- Профессор Какамото не установил химического состава, а значит, они будут использовать натуральное сырье.

- Но от этого не легче, Стратиг.

- Мы изменим судьбу единственного растения на земле, и они лишатся сырья.

Пока налаживают производство, не станем их трогать.

Пусть они реконструируют всю фармацевтическую промышленность для России - это неплохо, - он уставился на слитки металла.

Но для этого им достаточно пятой части.

Это и есть доля Запада.

Остальное золото предназначено Востоку.

Возвращать его сейчас России нецелесообразно.

Восток непременно потребует свою долю и возьмет ее.

Металл придется изъять.

- Я нашел контакт с полковником Арчеладзе, - сообщил Мамонт.

- Благодаря ему получил материалы фирмы.

Его люди уже совершали налет на нее, прекрасно знают систему охраны и обороны объекта.

Но они ничего не знали о бункере.

Думаю, что полковник согласится провести еще одну операцию.

- Такой вариант не подходит, - решительно отверг Стратиг.

- Есть некоторые другие способы.

Но это уже не твой урок.

Ты свой исполнил.

И, должен сказать, действовал очень грубо и примитивно.

- Все зависело от обстоятельств...

- Не все! - Стратиг, кажется, начинал сердиться.У тебя была исключительная возможность мягкого контакта с кощеями.

Я послал к тебе самую одаренную Дару! Она исполняла уроки самого Зелвы.

А ты пренебрег ее способностями контролировать любого кощея.

- Это особый разговор, Стратиг, - внутренне напрягаясь, сказал Мамонт.

- Я не мог переступить через себя...

- И в результате Кристофер Фрич оказался со струной на шее! - Стратиг дохнул холодным гневом.

- А при условии "бархатного" контакта с ним этот кощей мог бы послужить нам.

И мы бы сейчас полностью контролировали золото в бункере и деятельность фирмы.

Да, ты исполнил свой урок, но создал новые проблемы.

Теперь неизвестно, кто заменит Фрича, к тому же кощеи станут проявлять максимум осторожности.

- Я не способен исполнять урок Страги, - признался Мамонт.

Стратиг неожиданно сбросил овчинную шубу, оставив ее лежать посредине зала, будто змеиный выползок, отошел к огню.

И сразу стал похож на усталого, отягощенного заботами мужика.

Белая, широкого покроя рубаха на его плечах обвисла, показывая худобу и не такую уж мощь его тела, как это казалось.

- И ты упрекнул меня, - промолвил он, глядя в огонь.

- Да, Мамонт, я изменил твою судьбу.

Как изменил ее у многих гоев...

Таким образом, я разрушаю Гармонию единства разума и духа.

Но я вынужден это делать!

Он взглянул через плечо и снова отвернулся.

И почудилось, стал еще ниже ростом.

- Меня раздирают противоречия.

По ночам, когда остаюсь один, ко мне приходит глубокая тоска.

Я начинаю сомневаться... Все упрекают меня, все хотят жить, следуя своему року.

Наверное, я представляюсь злодеем...

Не помню ни одного гоя, который бы не пожаловался на меня, когда к ним является Атенон.

А избранные Валькириями, как ты, просят их вмешаться, чтобы восстановить Гармонию.

И я преклоняюсь перед Владыкой за то, что он всегда молчит в ответ на жалобы.

Потому что он - единственный, кто понимает, отчего мне приходится разобщать разум и дух.

Остальные, в том числе и Валькирии, только ропщут...

Гордый и властный вершитель судеб стал печальным, и оттого возбуждалось доверие к нему: он говорил сейчас то, что выстрадал.

Загадочное существование Стратига и его поступки диктовались некими высшими интересами.

Он управлял земной жизнью гоев, и это создавало обманчивое впечатление простоты его урока, нежели чем таинственность космической стихии Валькирий.

Мамонту показалось, что Стратиг - очень одинокий человек...

- Гармония невозможна, миром правят кощеи, - продолжал он.

- Изгои же не увидят света до тех пор, пока в мире не утвердится Гармония.

Это замкнутый круг, порвать который пытаются многие поколения Вещих Гоев.

Мы вынуждены жить среди изгоев, но, даже обладая солнечным духом и разумом, не вправе жить, согласуясь с ними.

Нам необходимо таить эти сокровища точно так же, как таим источник Знаний - Вещую Книгу. Нельзя быть белой вороной в черной стае.

Если бы я не изменял судьбы, у кощеев бы хватило на всех гитарных струн.

Мне приходится лишать гоев Гармонии и тем самым хранить их от петли.

Однако ни один Стратиг не имел никогда силы и власти изменить судьбу Вещего Гоя.

И что из этого получается, ты знаешь.

Они не могут избежать своего рока.

Князь Олег избавился от коня, но не избавился от гадюки в его черепе...

В мире изгоев носители Гармонии становятся уязвимыми и беззащитными, как дети.

Они, имеющие космический дух и высшие знания, вдруг оказываются совершенно неопытными в делах житейских.

И это тоже замкнутый круг...

Пока на земле не восстановится гармония триединства Света, изгои не прозреют.

Восток и Запад - это лишь утро и вечер, это мир длинных теней, по которым невозможно получить представление ни о предмете, ни о человеке, ни о пространстве.

А свет дня, свет солнечного зенита, вот уже скоро тысячу лет Атенон носит по земле, и умещается он в огоньке свечи.

Кощеи боятся дневного света, ибо в мире длинных теней легче управлять изгоями.

Стратиг поднял с пола шубу, набросил ее на плечи и ушел от огня.

И вновь стал строгим и суровым.

- Я знаю твой рок, Мамонт, и вижу твое желание.

Ты бы хотел уйти в пещеры и добыть соль Знаний.

И я предоставлю тебе возможность вкусить ее горечь, отпущу на Урал.

Но ровно через год верну назад. Да, я вынужден изменить твою судьбу.

Даже когда надвинулся ледник и земля погрузилась в холодный мрак, нельзя было всем уйти в пещеры.

Кому-то приходилось оставаться на поверхности и зажигать светочи на горах, поскольку тучи надолго закрыли звезды на небе.

- Понимаю это, Стратиг, - проронил Мамонт. - Но одного года мало, чтобы познать Весту.

- Для твоего урока будет достаточно, - отрезал он.

- Мне нужен Страга Запада, мужественный и решительный гой, неуязвимый для кощеев.

Зелва погиб, потому что они стали уничтожать всех носителей Гармонии без разбора.

Ты поселишься в безопасном месте - на Азорских островах.

- В чем же состоит суть моего урока?

- Это земные дела, Мамонт...

Найденное тобой золото должно послужить будущему.

Мы вложим его в развитие энергетической программы "Соларис".

Ты отберешь в военно-промышленном комплексе России самых лучших ученых, занимающихся проблемами энергетики...

Еще Августа-Дара предупреждала его, что Стратига не следует перебивать, когда он говорит, тем более отказываться от урока.

Стратигу можно было лишь повиноваться...

- Я не стану исполнять этого урока, - заявил Мамонт и встал.

- Не изменяй моей судьбы, Стратиг!

Он хотел повиноваться только своему року, которого не знал, впрочем, как и не знал и о последствиях, которые могли быть роковыми, - Стратиг не прощал дерзости...




оглавлениеоглавление читать дальшечитать дальше


Сайт Сергея Алексеева: www.stragasevera.ru/
Заказать книгу почтой

Поделись ссылкой на эту страничку с друзьями:


Россия: Мы и Мир
Аз Бога Ведаю
Сокровища Валькирии
I. Стоящий у солнца
Сокровища Валькирии
II. Страга Севера
Сокровища Валькирии
III. Земля Сияющей Власти
Сокровища Валькирии
IV. Звездные Раны
Сокровища Валькирии
V. Хранитель Силы
Сокровища Валькирии
VI. Правда и вымысел
Анти-Карнеги
Сэнсэй. Исконный Шамбалы.
Жизнь и гибель трёх последних цивилизаций
Белый Конь Апокалипсиса
Застывший взгляд
Правда и ложь о разрешенных наркотиках
Оружие геноцида
Всё о вегетарианстве