перейти на главную

Globus in Net | Книги по интересам

Сокровища Валькирии

Заказать книгу почтой

Партнеры:

витамины


БАД NSP


Натуральная косметика:







Заработать

Создание собственного сайта для заработка

  • как создать сайт
  • раскрутка сайта
  • заработать в интернет




sp:

m:




Акадения управления

Лекции генерала Петрова

Цикл лекций по Общей Теории Управления




set:

"Страга Севера"

14

Для Кристофера Фрича была снята квартира в районе Медведкова, где он находился в полной изоляции от внешнего мира. Заточение было добровольным: после налета на фирму "Валькирия" он чего-то опасался и не хотел оставаться в гостинице.

Это было как нельзя кстати. Если скрывается, значит, кто-то его будет разыскивать и таким образом могли проявляться его новые связи.

Исчезновение Кристофера заставит заинтересоваться в нем людей, проявить себя, и тогда прояснится, с какой основной целью он приехал в Россию.

А загадка состояла в материалах, захваченных в "Валькирии", точнее, в тех четырех дискетах, ради которых гиперсексуальный наследник готов был принять все условия сотрудничества.

Мамонт не верил в такую готовность, поскольку видел в этом безоглядном соглашательстве игру: Кристоферу во что бы то ни стало нужно было заполучить дискеты.

К двум из них Даре удалось подобрать ключ, но две оставшиеся программы оказались закодированными намертво.

Скорее всего, ключом к ним служили какие-то личностные качества определенного человека, работающего с этой информацией.

В раскодированных дискетах, кроме исследования магнитных полей территории России, находилась полная информация по медико-биологическому и химическому исследованию головного и спинного мозга, органов зрения и слуха, костных и мышечных тканей, крови, лимфы - одним словом, тело Авеги-Соколова разъяли на составляющие и подвергли тщательному изучению. Уже по этому материалу можно было судить о деятельности фирмы "Валькирия".

Филиал в Красновишерске являлся неким легальным, отвлекающим органом, предназначенным для оттягивания на себя внимания и силы всех, кто интересовался сокровищами.

Основная кухня была здесь, в Москве, в помещениях бывшего Института.

Арчеладзе сработал вслепую, как атаман Паша Зайцев со своим "стингером", но добытые им материалы оказались бесценными.

К тому же еще неизвестно, что таят в себе эти две "закрытые" дискеты...

Похоже, кухня эта работала сразу по нескольким направлениям, причем практически полностью переняла опыт Института, нарабатывая теоретический материал.

Это можно было расценить как выход на новый уровень деятельности: вероятно, Кристофер и все те, кто стоит за ним, после гибели вертолета уяснили наконец, что они находятся в России и здесь требуется особая методика.

Но еще не привыкли к "дикому капитализму", где царит полное беззаконие и беспредел.

Несмотря на сильную охрану, молодцы Арчеладзе взяли фирму без единого выстрела и ничего, кроме слезоточивого газа, не применяли, если не считать еще взрывчатку, с помощью которой вскрывали несгораемые сейфы. Кристофер решил, что это дело рук "конкурентов", что это наказание ему за побег из гостиницы, и Мамонт не переубеждал его, напротив, подчеркивал свою жесткость и в дальнейших отношениях, если наследник "Валькирии" попробует выкинуть еще какой-нибудь номер.

Кристофер клялся, что ему достаточно и погрома, что он оценил силы противников и готов на самое тесное сотрудничество, но при этом требовал возврата захваченных материалов, то есть хотел вернуться к "нулевому" варианту, достигнутому еще при встрече в гостинице.

Мамонт предполагал, что Кристофер не имеет права самостоятельных действий в России и все обязан с кем-то согласовывать. Эти неведомые партнеры, видимо, пока не знали о налете на фирму, и ее наследник опасался малейшей утечки информации.

Следовало выждать время, чтобы весть об ограблении "Валькирии" долетела до заинтересованных ушей, мало того, представить дело так, что будто бы пропажа материалов инспирирована самим Кристофером.

Тогда бы зашевелились и проявили себя те невидимые структуры Интернационала, которые были предназначены для статического наблюдения и незримого контроля за всеми его действиями.

Разборка между своими помогла бы высветить тех, кто всегда оставался в тени и не принимал участия в текущих событиях.

В России такая подвижка уже началась сразу же вскоре после налета на фирму и исчезновения ее наследника.

Буквально на следующий день после встречи Арчеладзе сообщил, что к нему неожиданно нагрянул сам "папа" и осторожно поинтересовался, не его ли группа захвата проводила тренировку на пленэре в фирме "Валькирия".

Одно само появление его в отделе говорило о том, что поднята тревога, но пока только на российском уровне. "Папа" полковника точно так же боялся утечки информации и попросил его, соблюдая строгий режим секретности, на время оставить все дела и разыскать Кристофера Фрича богатенького мальчика, прибывшего в Россию отдохнуть и поразвлечься. Мол-де это его личная просьба, на милицию нет никакой надежды, а родственники молодого балбеса очень взволнованы.

Требуется всего лишь установить его местонахождение.

Однако и удерживать Кристофера продолжительное время было нельзя.

Он не зря опасался своих "партнеров": за утерю сверхсекретных материалов "Валькирии" - а они, судя по всему, таковыми и являлись богатенького мальчика могли списать и прислать нового эмиссара, более опытного и с расширенными полномочиями.

В таком случае Интернационал мог ускользнуть, оставив в руках нечто подобное хвосту ящерицы.

Кристофер и путь к его партнерам находятся под контролем до тех пор, пока материалы были у Мамонта.

Он не сомневался, что, заполучив их, наследник фирмы мгновенно исчезнет, и тогда его уже не выманишь танцами под листопадом.

Поэтому следовало выдавить из него все, что он знает.

Мамонт поехал к нему вместе с Дарой.

За исключением тех четырех дискет они везли с собой все документы.

Их можно было передать уже сейчас, предварительно выяснив некоторые вопросы - копии этих материалов оставались дома.

И тем самым несколько успокоить Кристофера, посеять у него надежду на благополучный исход.

Гиперсексуальный мальчик находился в несколько подавленном состоянии, хотя старался скрыть это.

Он лишь на мгновение задержал взгляд на Даре только ради приличия: кажется, ему было не до девочек.

Мамонт демонстративно поставил кейс с документами возле своего кресла и сел.

Кристофер мгновенно понял, что там, чуть расслабился и предложил сварить кофе.

 - Я сделаю это сама, - сказала Дара и отправилась на кухню.

- Вам не очень скучно здесь, мистер Фрич? - спросил Мамонт.

- Вы привыкли к обществу, к удобствам и сервису, а тут ничего этого нет.

- Иногда уединение действует весьма полезно, - признался Кристофер.

- Мне здесь было неплохо...

Но перейдем к делу, мистер Прист.

- Пожалуйста!

- У меня есть встречное предложение к вам, - Кристофер взглянул на кейс.

Вы привезли материалы?

- Да, они здесь, - успокоил Мамонт.

- Я слушаю вас.

- Сэр, прошу вас трезво взвесить свои возможности, - проговорил он отрывисто, скрывая жесткость тона под деловой.

- Насколько я понимаю, вы занимаетесь поиском сокровищ на Урале.

У вас есть опыт в этом деле, специалисты...

К сожалению, я не знаю ваших результатов, но, судя по энергии и вашим способностям, они у вас есть и вы многого достигнете.

Успех приходит к тому, кто занимается своим делом.

Фирма "Валькирия" - это довольно многоплановая структура.

Наряду с проблемами арийского золота, она разрабатывает некоторые другие, связанные с крупным бизнесом в области продуктов питания, строительства и даже сельского хозяйства.

- Мне кое-что стало ясно из этого, - Мамонт постучал по кейсу.

- Не скрою, я ознакомился с этими материалами.

Думаю, мне это пригодится для руководства фирмой.

- Я понимаю желание легализировать деятельность вашего предприятия, заметил Кристофер.

- Но это возможно и без такого тяжкого груза, как "Валькирия".

Зачем вам лишние головные боли? Вы могли бы возглавить и стать полновластным хозяином уральского отделения фирмы, где вы и ваши специалисты смогли бы использовать свой опыт и реализовать талант.

- Это плод ваших одиноких раздумий? - поинтересовался Мамонт.

- В какой-то степени - да, - согласился Кристофер.

- И это еще не все, мистер Прист.

Если вы согласитесь с моим предложением, я хорошо оплачу вашу уступку.

- В какой сумме это выразится? - спросил Мамонт.

- Думаю, двадцать пять миллионов долларов вас устроит?

- Недурно заработать такие деньги...

Кроме того, финансирование уральского отделения я полностью возьму на себя, - добавил Кристофер.

- И это весьма кстати, - Мамонт встал, показывая легкое возбуждение.

Вероятно, вы весьма богатый человек, если так просто оперируете подобными цифрами...

- Да, и вам известно об этом.

Дара принесла кофе и подала мужчинам. Кристофер был совершенно равнодушен к ней...

- Над вашим предложением стоит подумать, - проронил Мамонт.

- А скажите мне, мистер Фрич, коли заговорили о финансировании...

Из тех материалов, что были в "Валькирии", абсолютно неясно, из каких источников, какими банками конкретно финансируется фирма и ее дочернее отделение.

- Вам это так важно?

- Безусловно.

Я не привык работать вслепую.

Тем более, если у нас будут партнерские отношения.

- Мамонт остановился за спиной Кристофера, заставив того развернуться.

- Осторожность в выборе партнеров - прежде всего.

В Россию сейчас едет много искателей счастья без цента в кармане.

Им кое-что удается лишь потому, что они умеют подать себя властям.

- Вы сомневаетесь в моей платежеспособности? - улыбнулся Фрич.

- И не без оснований, - развел руками Мамонт.

- На какие средства существует фирма, ничего не производящая, не имеющая оборота капитала? При этом только аренда помещений составляет один миллион долларов ежемесячно.

А общий баланс расходов - около семнадцати!

Мамонт вынул из кейса несколько пластиковых папок с финансовыми документами и бросил их на стол.

- Мы вкладываем капиталы! - возразил Кристофер.

- Инвестируем средства в фармакологическую промышленность, в производство продуктов питания...

- Я все понимаю, - оборвал его Мамонт.

- Но вы все время пытаетесь уклониться от прямого вопроса - откуда поступают эти капиталы? Чьи они?

- Послушайте, Майкл, вы говорите, как налоговый инспектор!

- Я говорю, как деловой человек, которого пытаются провести! - отрезал Мамонт.

- Представляю примерное развитие событий. Допустим, я принимаю ваше предложение и легально работаю на Урале, пользуясь финансовой поддержкой фирмы.

А после того как я открою сокровища, вы мне предъявляете счет, потому что вам тоже предъявят его те, кто даст деньги.

Меня не интересует, обдерут ли вас, а что вы обдерете меня - это несомненно.

Потому что я не вкладывал средства, но использовал и растрачивал свою интеллектуальную собственность! Которая, увы, мистер Фрич, в России никак не ценится! И поскольку фирма территориально расположена в этой стране, то на меня будут действовать ее законы.

И я остаюсь с носом!

- Не волнуйтесь, мистер Прист, с вашей хваткой вы никогда не останетесь с носом.

Вы попросту возьмете свое силой, как уже брали.

- Брал и буду брать, пока я работаю нелегально, - отпарировал Мамонт.

- Но всякое вхождение в рамки закона обяжет меня платить долги, налоги, таможенные пошлины.

Извините, мне не хочется в русскую тюрьму и у меня нет такой поддержки в среде государственных чиновников, как у вас.

- Хорошо, - вдруг согласился Фрич.

- Пятьдесят один процент вкладываемых капиталов - это мои деньги.

Остальные принадлежат партнерам.

Мамонт отодвинул чашку с кофе и сел на столик перед Кристофером.

- Не знаю ваших партнеров, но допускаю, что это так.

Однако, извините, господин Фрич, ваших денег в "Валькирии" не может быть.

Вы не вступили еще в право наследства, а это значит, все банковские счета заморожены.

- Это деньги моего отца...

- В это я готов поверить.

Объясните же тогда, кто подписывает расходные счета? Он? Ваш отец? Тогда почему я не нашел ни его подписей, ни самих счетов? Только не говорите мне, что уже нашли арийские сокровища и берете оттуда по семнадцать миллионов!

Кристофер неожиданно бросил пластиковую папку на стол, в точности повторив движение Мамонта, и встал:

- Я не могу открыть вам тайну источника финансирования! И не требуйте у меня этого!

Это прозвучало довольно решительно, однако для убедительности не хватало страсти.

Его подавленность начала проявляться в том, что он ощущал недостаток в какой-то двигательной энергии.

У него было состояние, сходное с посленаркотической ломотой, и Мамонт вдруг подумал, что Кристофер попросту наркоман.

К этому выводу не было каких-то характерных предпосылок, как и признаков "похмельного синдрома"; все вроде бы нормально, однако настораживала его эмоциональная депрессия, которую Мамонт объяснил вначале озабоченностью собственной судьбой.

При первой встрече в гостинице он был совершенно иным человеком, хотя ситуация для него складывалась ничуть не легче.

Он по-прежнему будто не замечал Дару.

На него не действовало ни ее очарование, ни смуглые, красивые колени, что успевал отмечать сам Мамонт.

Неуверенно двигаясь, Кристофер остановился у стены с дешевенькими обоями.

- Если вы не верите мне...

если сомневаетесь в порядочности - пожалуйста, мы можем оценить вашу интеллектуальную собственность и оформить это соответствующим контрактом.

- Не контрактом - золотом, - спокойно сказал Мамонт, глядя ему в затылок.

Кристофер медленно повернулся:

- Чем? Вы сказали - золотом?

- Да, я сказал - золотом.

Реальным, которое будет у меня в руках как залог вашей порядочности.

- Надо понимать, эквивалент?..

- Нет, металл.

Кристофер вернулся к столику своей ходульной походкой, отпил кофе и вдруг швырнул чашку в угол.

- Не хочу этого пойла! - куражливо, по-детски возмутился он.

- Меня не возбуждает кофе!

- Ведите себя прилично, - железным, ледяным тоном неожиданно проговорила Дара, так что и Мамонту стало холодно.

- Простите, - сорванным голосом проронил Кристофер.

- Я не пью кофе...

Это гадость.

Похоже, у него начиналась истерика, причем странная, незнакомо-бесстрастная.

- Простите, - еще раз повторил он, - я должен приготовить себе напиток...и удалился на кухню.

Дара пересела поближе к Мамонту и молча взяла его руку, ладонь к ладони.

Он подумал, что она хочет что-то сказать ему, сообщить свои выводы и наблюдения, однако Дара молчала, глядя ему в глаза спокойно и невозмутимо.

От ее руки исходило приятное тепло, и ничего больше.

На кухне взвыл миксер, через некоторое время хлопнула дверца холодильника: богатенький мальчик умел обслуживать себя сам.

- Наркоман? - одними губами спросил Мамонт.

Дара отрицательно качнула головой, отняла руку на мгновение раньше, чем появился Кристофер.

Он пил что-то наподобие взбитых сливок с какао из высокого стакана для коктейля, делая маленькие и частые глотки.

В этом ощущалась жадность сильного голодного и жаждущего человека.

Он не мог стоять на месте, все время двигался, пока не осушил стакан.

Движения его становились энергичными и законченными, он оживал, выбирался из состояния неуверенности, как из трясины. И это его единичное питие не воспринималось как обыкновенная невоспитанность, а создавало впечатление ритуальности, как если бы мусульманин в присутствии христиан стал совершать намаз в положенный час.

- Сколько вы хотите получить за свою интеллектуальную недвижимость? спросил он, как-то заманчиво улыбаясь.

- В долларовом эквиваленте.

У него появилось чувство юмора...

- Меня интересует только металл, и только в слитках, - жестко ответил Мамонт.

- Понимаю...

Так сколько?

- Пятьдесят миллионов.

Любая недвижимость в России очень дорого стоит.

- Надеюсь, сюда же входит сумма, которую я предложил в качестве уступки? - В нем просыпалась знакомая Мамонту самоуверенность.

- Нет, мне не нужны ваши уступки, - спокойно проговорил он.

- Плюс к этой сумме руководство головной фирмой "Валькирия".

- Но зачем это вам? - изумленно воскликнул богатенький мальчик.

- Впервые вижу человека, который сам выбирает себе такую обузу!

- Мне важно держать ситуацию под контролем, - сказал Мамонт.

- Я лучше вас знаю, что такое Россия и что происходит здесь с богатенькими мальчиками через несколько месяцев.

Не забывайте горький опыт своего отца.

- Простите, мистер Прист, это ваша жена? - вдруг спросил он.

- Вы не представили...

- Да, это моя жена, - с удовольствием ответил Мамонт.

- О, я знаю, как ее зовут! - воскликнул Кристофер.

- Ее зовут мисс Очарование!

- Пусть будет так, - согласился Мамонт.

- Не отвлекайтесь, Кристофер.

Мы не закончили обсуждения всех проблем.

- Ах да, проблемы, - вздохнул он, глядя на Дару.

- Они заключаются в том, мистер Прист, что вы не можете руководить фирмой "Валькирия".

Нет, я верю в ваши организаторские таланты, и при некоторых условиях вы бы смогли управлять ею.

Уверен, достигли бы колоссальных результатов.

Но мои партнеры будут не согласны с вашей кандидатурой.

- Вы обладаете контрольным пакетом фирмы и не имеете веского слова?

- Имею, но это обстоятельство мало что значит, - пояснил Кристофер.

- В своем кругу таких, как вы, мы называем плебеями.

Простите за скверное слово, но это в самом деле так...

У вас чудесная жена!

- Хорошо, - проронил Мамонт.

- Когда я смогу получить свой металл?

- Разумеется, в обмен на похищенные материалы?

- Да, за исключением четырех дискет, которые вам так необходимы.

Кристофер вскочил, заметался по комнате:

- Вы обязаны вернуть все! И прежде всего дискеты!

- Я ничего вам не обязан, - спокойно сказал Мамонт.

- Это вы обязаны выполнить все мои условия.

Поскольку мне достается лишь уральское отделение фирмы и пятьдесят миллионов золотом, то и вам соответственная часть, я бы сказал, большая.

Ну что такое четыре каких-то программы...

- Послушайте, вы умный человек! - воскликнул Кристофер, набирая обороты.

Неужели не догадываетесь, с кем имеете дело?

- Догадываюсь, - усмехнулся Мамонт.

- С изворотливым молодым человеком, который стремится любой ценой не упустить своей выгоды.

- Это не мои выгоды!..

Это, если хотите, выгоды будущего человечества! А в данном случае - России.

- Вот как! Любопытно! Фирма работает на будущее человечества, а вы хотите отобрать у меня такой лакомый кусок? Тем более я хочу участвовать в этом!

- Не валяйте дурака, Прист! - закричал Кристофер, багровея.

- Берите, что вам дают, и убирайтесь.

Вы что, не соображаете, с кем устраиваете торговлю?!

- Как же я могу соображать, если вы все скрываете? - тоже возмутился Мамонт.

- Хорошо, для ваших кругов я плебей, - но я - ваш соотечественник, и это нельзя игнорировать.

А вы поступаете со мной, как с местным аборигеном! Хотите состояния войны - пожалуйста.

Ваш отец однажды мне говорил теми же словами, как вы.

Результат вам известен!

- Не пугайте меня! - отрезал Кристофер.

- Да, я сделал ошибку, поступил несколько самонадеянно, не учел ваших возможностей в России.

Я обязан за это все расплатиться с вами, но вы запрашиваете нереальную цену! Так с соотечественниками не поступают...

И вы не учитываете своих возможностей! Я отдаю вам на откуп весь Урал!

Занимайтесь поиском сокровищ легально, применяйте там все ваши насильственные методы.

В случае чего я здесь улажу любой конфликт...

Но не суйтесь управлять "Валькирией"! Это не вашего ума дело!

- Ах, Кристофер, какой вы эмоциональный мужчина! - с неожиданным восторгом воскликнула Дара.

- На вас так приятно смотреть, но раздражение вас не украшает.

Он как-то враз не то чтобы сник, а будто подавил в себе эмоциональную резкость.

- Вы так считаете, миссис Прист?

- Сядьте, прошу вас.

- От ее голоса по коже Мамонта побежали какие-то горячие, щекочущие мурашки, будто капли расплавленного воска.

Кристофер опустился в кресло:

- Я пытаюсь объяснить вашему мужу очевидные вещи.

А он не может понять...

- И я ничего не понимаю, Кристофер, - продолжала обжигать Дара.

- Мне нравится ваш темперамент, но поберегите его для другого места.

Он не терял рассудка; он оставался прежним, по крайней мере внешне, и одновременно как бы не мог владеть собой. Это его странное состояние Мамонт заметил еще там, во дворе дома на улице Рокотова, когда Дара устроила танцы под листопадом.

Он и сам, вместе с Кристофером, ощущал что-то подобное и, чтобы не поддаваться очарованию, стиснул кулаки, пытаясь проанализировать, отчего же это происходит.

Голос Дары был знаком и привычен, однако в нем появилась некая тембровая окраска, гипнотическая тональность, вероятно, действующая на подсознание, пробуждающая в нем глубинный инстинкт-отклик на зов самки.

И отмолчаться на этот зов было невозможно.

Одиссей знал, что другого способа нет, как залить воском уши своих спутников.

- Вам же нетрудно рассказать для меня все как есть, - продолжала она.

- И в наших отношениях не останется никаких недомолвок.

Всякая недосказанность порождает недоверие, а мне бы очень хотелось, чтобы вы с моим мужем нашли общий язык.

Тогда бы мы стали чаще встречаться и обсуждать наши общие проблемы.

- Говорите, говорите, - прикрыв глаза от наслаждения, пробормотал Кристофер.

- Хочу вас слушать...

- Сначала вы, Кристофер, - слегка отрезвила Дара.

- Удовлетворите мое женское любопытство: что же готовит фирма с таким звучным названием "Валькирия" для будущего России?

- Только ради вас, миссис Прист! - клятвенно проговорил он.

- Мы с вами понимаем друг друга, не так ли?

- Несомненно!

- В таком случае позвольте предложить вам напиток.

Он приготавливается из натуральных продуктов.

Я уверен, ничего подобного вы не пробовали! Кристофер поспешил на кухню.

- Это божественный напиток.

Вам многое сразу станет понятно.

Я назвал его "Валькирия"!

Едва он удалился, как Дара снова взяла руку Мамонта, разжала его кулак и приложила ладонь к ладони...




оглавлениеоглавление читать дальшечитать дальше


Сайт Сергея Алексеева: www.stragasevera.ru/
Заказать книгу почтой

Поделись ссылкой на эту страничку с друзьями:


Россия: Мы и Мир
Аз Бога Ведаю
Сокровища Валькирии
I. Стоящий у солнца
Сокровища Валькирии
II. Страга Севера
Сокровища Валькирии
III. Земля Сияющей Власти
Сокровища Валькирии
IV. Звездные Раны
Сокровища Валькирии
V. Хранитель Силы
Сокровища Валькирии
VI. Правда и вымысел
Анти-Карнеги
Сэнсэй. Исконный Шамбалы.
Жизнь и гибель трёх последних цивилизаций
Белый Конь Апокалипсиса
Застывший взгляд
Правда и ложь о разрешенных наркотиках
Оружие геноцида
Всё о вегетарианстве