перейти на главную

Globus in Net | Книги по интересам

Сокровища Валькирии

Заказать книгу почтой

Партнеры:

витамины


БАД NSP


Натуральная косметика:







Заработать

Создание собственного сайта для заработка

  • как создать сайт
  • раскрутка сайта
  • заработать в интернет




sp:

m:




Акадения управления

Лекции генерала Петрова

Цикл лекций по Общей Теории Управления




set:

"Страга Севера"

...Воробьев появился, когда полковник и Капитолина завтракали на кухне.

Молча втащил сумку с одеждой, поставил в передней и вознамерился тут же уйти.

- Садись к столу! - приказал Арчеладзе.

- Зуб не болит?

Он не ожидал здесь увидеть Капитолину, причем в образе хозяйки, хлопочущей на кухне: мужской японский халат в павлинах, домашние туфли - ей не во что было одеться, поскольку у полковника в квартире не нашлось никаких женских вещей.

Воробьев все-таки сел.

- Кофе или чай? - спросила Капитолина.

- Он будет есть свои грибы, - язвительно сказал Арчеладзе.

- Много поганок насобирал?

- Простите, товарищ полковник, - повинился тот.

- И ты...

И вы, Капитолина, простите меня.

Я просто ничего не понял...

Не ожидал.

Капитолина налила ему две чашки - чай и кофе.

Он махнул их, обжигаясь, обе.

Сидел как побитый пес, и в глазах его сквозил тот же страх, что был у подонков из "спецподразделения". Когда Капитолина ушла переодеваться, Арчеладзе неожиданно стукнул его по шее:

- Понял, за что?

Понял...

Спасибо за науку!

- Спасибо - мало! - отрезал полковник.

- Остальное дам на службе и посмотрю, как ты меня благодарить станешь.

В отделе полковника поздравляли со званием генерала, хотелось верить, что делают это откровенно, - никто не ведал о тайной войне между ним и Комиссаром.

Арчеладзе приходилось кивать, скромно бормотать "спасибо".

Кроме этой неприятной суеты, он знал, что сейчас разыгрывается еще одна, среди немногих женщин отдела, где уже наверняка пытают Капитолину...

Он вызвал Кутасова и приказал никого не впускать.

Командир спецподразделения, этот вечный живчик, пересмешник и хохотун, пришел отчего-то мрачный.

- Поздравляю, товарищ генерал, - вяло сказал он.

- Прошу тебя, Сережа, никогда не называй меня генералом, - попросил Арчеладзе.

- Должно быть, ты понимаешь, почему и ради чего происходит этот спектакль.

Ты же трюкач...

Кутасов слегка оживился:

- Ничего не понимаю, Эдуард Никанорович! Такие трюки и Голливуду не снились.

То ли смена власти, то ли государственный переворот, то ли утверждение диктатуры - черт ногу сломит! Кто режиссер всей этой авантюры?

- Спроси что-нибудь полегче, - отмахнулся полковник, чтобы не дискутировать.

- Как прошел пленэр?

- Там все в порядке, - без интереса проговорил Кутасов.

- Сработали хорошо.

Есть видеопленка.,.

Трофеи сейчас принесут.

- Видеопленку пусть тоже принесут! Не вздумай копировать.

- А как же мне делать потом "разбор полетов"?

- Ищи другой способ! И больше на таких тренажах ничего не снимать,приказал полковник.

- Это не "Мосфильм", Сережа...

В моей машине лежит оружие, четыре автомата и пять пистолетов.

Забери к себе в подразделение, запри в тайник.

Использовать будешь только на пленэрах, понадобится - бросишь один "ствол" на месте преступления.

- Все понял, - сообразил Кутасов.

- Неплохо бы было оставить в "Валькирии"...

- Да уж, неплохо, но теперь поздно, - пожалел полковник.

- Спасибо за службу.

Премию получите позднее, чтобы не привлекать внимания.

Полковник дождался, когда принесут "трофеи" и видеопленку, упаковал все в сумку и запер в сейф. Следовало создать небольшую группу из аналитиков для обработки захваченных материалов фирмы.

Но среди эти мыслителей, среди "штурманов" сидел человек Комиссара, один из четырех шпионов, кто приносил информацию Капитолине. Прежде всего следовало избавиться от этих людей, сразу от всех, и полковник тут же вызвал помощника, велел ему заготовить приказ о создании группы быстрого реагирования в составе четырех человек.

И перечислил всех людей Комиссара.

Этот способ был простой и надежный: через неделю-другую, когда кадры министерства опять придут искать жертвы под сокращение, можно спокойно отдать эту группу на съедение, поскольку работы по "быстрому реагированию" не будет.

- Товарищ генерал, произошло ЧП, - вдруг сказал помощник.

- Не хотели сразу докладывать, чтобы не омрачать радости...

- Что?! Опять вишневый "Москвич"?

- Так точно.

Вы распорядились ночью послать двух человек из оперативной группы.

В семь утра я их послал...

Они вскрыли машину, там оказалась мина большой мощности.

Оперативники госпитализированы.

"Москвич" сгорел.

Взрывом и огнем повредило две рядом стоящие машины...

- Все, пора с этим кончать! - отрубил полковник.

- Машину к подъезду, я должен сам посмотреть...

Через десять минут он был возле гостиницы "Москва".

Пожар уже потушили, но вокруг автомобильной стоянки ОМОН держал оцепление.

Полковник прошел в этот зловещий круг, предъявил удостоверение милицейскому подполковнику.

- Что здесь произошло?

- А патриоты, суки, бомбы подкладывают! - с сильным украинским акцентом, визгливо сказал подполковник.

- Хотят посеять панику, волну поднимают!

Эта милицейская версия вполне устраивала Арчеладзе.

Он обошел "Москвич", который теперь был траурно-черным останцем, и вспомнил женщину с яркими вишневыми глазами, которую однажды увидел в этой машине.

Странное дело, он не помнил ее лица, а лишь эти огромные глаза, притягивающие, захватывающие воображение.

Потом он постарался восстановить в памяти лицо человека из этого "Москвича", метнувшего гранату в его машину.

И тоже не вспомнил...

Однако были довольно четкие фотографии, сделанные Нигреем, и полковник, вернувшись в отдел, затребовал их у секретаря. Тот принес около десятка снимков - "на улице в разных ракурсах, в музее Константина Васильева...

Лицо мужчины было настолько невыразительным, что больше напоминало фоторобот или банальный плакат времен Хрущева.

Каждый второй из прохожих будет чем-то похож на этого.

Вдруг дверь распахнулась и на пороге показался Комиссар.

Он улыбался и шел к нему с протянутой для приветствия рукой.

- Поздравляю, поздравляю, господин генерал! Полковник сгреб фотографии, перевернул их.

Комиссар никогда не приходил к нему сам.

Это был какой-то знак, возможно, явился, чтобы посмотреть на него после вчерашнего происшествия, оценить его моральное и психологическое состояние.

Или ждал, что Арчеладзе ничего не понял и станет теперь возмущаться?

- Спасибо за поздравление, товарищ генерал, - вежливо и весело отозвался полковник, крепко пожимая руку шефа.

- Как говорят, рад стараться!

- С вас причитается! - смеясь, намекнул тот.

- Где закатите пир? В "Славянском базаре"?

- Нет, я больше люблю на природе, - тоже намекнул он.

- Дождусь выходных дней - поедем на шашлыки.

Я вас приглашаю, товарищ генерал.

- Спасибо за любезность, но на природу ездить в наше время - поистине роскошь, - посетовал Комиссар.

- Посмотрите, что творится в государстве!

- В моем государстве все спокойно, - отпарировал полковник.

- Нам некогда делить власть, много работы.

- Да, работаете вы хорошо, - согласился генерал.

- Самое главное, чисто.

Вам не зря дают звания...

Где тело Птицелова, господин генерал?

Полковник мысленно похвалил воробьевских ребят: если Комиссар потерял труп, значит, он сейчас в надежном месте.

В который раз уже он приставал к полковнику с этим несчастным трупом! Уцепиться ему было больше не за что, вот он и тянул одну и ту же ноту, пытался додавить его официальным путем.

И никак не хотел проигрывать!

- Вероятно, в собственной могиле, - пожал плечами Арчеладзе.

- Вам не дают покоя останки бедного старика?

- Представьте себе, да.

Я - лицо официальное и чувствую ответственность за действия своих подчиненных.

Так где же труп?

- На Ваганьковском кладбище.

- Мы его не обнаружили, - признался Комиссар.

- Хотя есть данные, что он был там.

И исчез.

- Извините, товарищ генерал, я не занимаюсь охраной кладбища и не отвечаю за могилы.

- А Птицелова, между прочим, нет!

 - Как говорят опытные юристы, нет трупа - нет преступления.

Комиссар держался великолепно.

- Не играйте с огнем, господин генерал.

Я оценил ваши способности, но даже вам следует иметь чувство меры.

- Благодаря этому чувству я дослужился до генерала, - невозмутимо сказал полковник.

- И теперь планка этого чувства поставлена еще ниже.

Надеюсь, вы это испытывали, когда получили звание генерала? Хорошо быть генералом!

- Ну что же, желаю вам прекрасного отдыха на природе! - улыбнулся Комиссар.

- Выпейте и за мое здоровье.

Он явно готовил очередную гадость.

Он получил поражение и испытал его горький вкус, когда узнал о налете на фирму "Валькирия".

Ему захотелось отомстить полковнику унижением, но в ответ получил еще одно поражение.

Конечно, кое-что он успел и с помощью "вишневого" похитил Зямщица, а потом и Кристофера Фрича.

Еще один удар получил, когда вскрыл могилу Птицелова и не обнаружил там трупа.

Скорее всего, воробьевские оперативники опередили его и даже несколько перестарались, ибо полковник не давал распоряжения изымать тело из могилы до официальной эксгумации.

Арчеладзе вызвал Воробьева, хотя особой охоты встречаться с ним не испытывал.

Куда поместили тело Птицелова? - спросил он.

- Товарищ генерал...

Тела в могиле не оказалось, - неуверенно сообщил Воробьев.

- То есть как не оказалось?

- Ситуация непонятная, - стал оправдываться тот.

- Я же сам тогда закапывал его...

Мои люди снимали процесс эксгумации на пленку.

Можете посмотреть.

- Почему ты мне сразу не доложил?! - взъярился полковник.

- Вот, докладываю...

Сам только что узнал. Меня же не было в городе!

- Опята собирал?

- Вместе с вами, товарищ генерал...

- Ну иди, собирай дальше, - отмахнулся полковник и пошел в комнату отдыха.

Там достал бутылку вина, стакан и с маху упал в кресло.

Воробьев потащился за ним, навязчиво стараясь выправить отношения.

Это был его второй прокол как оперативника, а такие вещи в привилегированном отделе не прощались.

Ему следовало сейчас написать рапорт о переводе в какую-нибудь третьеразрядную службу, чтобы досидеть полтора года до пенсии.

Учитывая же его политические пристрастия, кадры могли вообще уволить его на все четыре стороны.

Воробьев держался на работе лишь за счет Арчеладзе, наверное, потому и хотел наладить не служебные, а дружеские отношения.

Полковник пил вино и слушал покаянные речи.

Судьба этого человека сейчас всецело зависела от него.

Можно было простить выпущенного кота из квартиры Зямщица, с натяжкой, но прощалась ситуация с исчезновением трупа Птицелова,неизвестно, куда он пропал и какими последствиями может все обернуться потом.

Он не мог простить ему циничного отношения к Капитолине.

И Воробьев чувствовал это...

- Ну, хватит! - оборвал его полковник.

- Ты же знаешь, в чем виноват?

- Догадываюсь...

- Иди к Капитолине, встань на колени, - посоветовал он.

- Кайся перед ней ей сейчас важно.

- Круто ты со мной, Никанорыч, - болезненным голосом проговорил Воробьев.Ихним салом по мусалам...

Я же тебя оберегал, наше дело.

- И за это хотел удавить ее на березе? - спросил полковник.

- Она все слышала...

- Вот в чем причина...

В таком случае встану!

- Если простит она - прощу и я, - заявил полковник.

- То, что ты утром провякал, - несерьезно.

Но прощу тебя при одном условии - ровно через...

трое суток владелец вишневого "Москвича" должен сидеть здесь.

Его Нигрей знает в лицо, возьми к себе Нигрея.

Тому тоже придется искупить вину.

- Я только что узнал - "Москвич" взорвался и сгорел...

- Мне не "Москвич" нужен!

- Понял.

- Вперед на мины...

Он не надеялся ни на Воробьева, ни на Нигрея.

Требовались какие-то нелогичные действия, неожиданные и парадоксальные меры, чтобы выйти на "вишневого".

Полковник не хотел признаваться себе, что оказывается бес сильным и безоружным перед ним, - это было бы равнозначно капитуляции.

В какой-то момент он выпустил ситуацию из-под контроля.

"Вишневого" можно было взять, если бы вовремя начать с ним игру через Нигрея.

Но тогда полковника отвлек этот старик Молодцов со своей информацией.

Теперь "Москвич" сгорел, и вместе с ним утратилась основная его примета...

А ведь "вишневый" и в самом деле не использовал отобранную у Нигрея пленку против Арчеладзе! Иначе бы он дал Комиссару важнейшую улику! И Комиссар бы тогда не устраивал задержание на посту ГАИ...

Хотя нет, ему невыгодно, чтобы о переговорах с Кристофером узнало руководство.

Это можно квалифицировать как коррупцию.

Пусть нет такой статьи, но за это можно влететь по-крупному, не посмотрят в на убеждения, и на преданность режиму.

Полковник вернулся в кабинет, чтобы взять фотографии "вишневого", и в это время замигала лампочка селектора.

- Товарищ генерал, звонили из семьдесят третьего отделения милиции,сообщил секретарь.

- Что им надо?

- У них сидит задержанный по нашей оперативной ориентировке.

- Кто?

- А тот полудурок, товарищ генерал, Носырев!

- Кто он такой? - недовольно спросил полковник.

- Парапсихолог...

Он был у вас.

- Немедленно его ко мне! - отчего-то взволновался Арчеладзе.

- Пошли машину! Или нет, пусть сами привезут, будет быстрее!

Ждать пришлось около получаса, и все это время полковник не находил себе места.

Он осознавал, что вера в чудо, в колдовство, чародейство не что иное, как выражение собственного бессилия.

Но вот же, вот, растут волосы! И события того дня, предсказанные этим парапсихологом, сбылись!..

Однако иная часть его разума диктовала обратное: Гитлер тоже, находясь на грани краха, собрал в своем бункере таких вот волшебников, чтобы они своими фокусами остановили русские танки.

Не остановили...

Потому что все это - от отчаяния!

Парапсихолог показался ему еще невзрачнее: типичный бомж с городской свалки.

Он, как и в первый раз, развалился в кресле, обшаривая кабинет блестящим взором.

- Ничего не изменилось! - вальяжно проговорил он.

- Все как прежде...

итак, слушаю вас, господин Арчеладзе! - Полковнику следовало привыкнуть к манере общения, не замечать странности поведения - придется воспринимать таким, какой есть...

- Я благодарен вам, Олег Семенович, - превозмог себя он.

- Вы помогли мне, и я готов поверить в ваши уникальные способности...

У меня начали расти волосы.

Это удивительно...

Носырев потер ладони, встряхнул их и приказал:

- Нагните голову!

Пришлось склониться перед ним.

Немытой своей рукой парапсихолог ощупал темя полковника, провел ладонью к затылку, коснулся подбородка.

- Неплохо, да...

Ничего удивительного, я дал вам установку, в вашем поле начался процесс омоложения.

Волосяной покров восстановится, но что касается пигментации - увы!..

Кстати, вам пойдет седина. И нескромный вопрос, господин полковник, - мне можно говорить все, как врачу... Восстановилась ли потенция?

- Почувствовал это одновременно с ростом волос, - признался он.

- Только обязательное условие - пока воздержитесь от секса, - решительно потребовал Носырев.

- Вы не юноша.

Организм должен адаптироваться к новому состоянию.

Не спешите! У вас все впереди.

Но остерегайтесь случайных связей.

Вам нужна умная партнерша и единственная.

Вижу, что она уже появилась...

Дайте руку! -

Полковник придвинул кресло и подал ему руку.

Носырев зажал ее между своих ладоней и не мигая уставился в глаза. Выдерживать этот взгляд было трудно, все время хотелось отвернуться, заломило переносицу, и возникло ощущение, что к глазам поднесли острый нож.

- В глаза! В глаза мне смотреть! - хрипловато, сквозь зубы процедил парапсихолог.

- Замрите! Не думайте ни о чем...

Этот бы, пожалуй, смог остановить танки... Через три минуты он отвалился в кресле, потный и оттого дурно пахнущий.

Грязные руки мелко подрагивали

- Я выправил ваше поле...

Не касайтесь больше своего противника! Выбросьте его из головы!

- Это невозможно, - протирая вдруг уставшие глаза, проговорил полковник.

- Возможно.

Ваше приглашение я расцениваю как согласие на сотрудничество.

Вы принимаете мое предложение?

- Принимаю, - согласился полковник. Носырев вскочил и, подергивая ногами, пробежался по кабинету.

- Должен разочаровать вас, господни Арчеладзе, - сухо вымолвил он.

- Вы опоздали! Я звонил на следующий день после встречи и получил отказ.

Но я вам помогу избавиться от мыслей о противнике, и вы тем не менее остаетесь моим пациентом.

Долг врачевателя - священный долг.

- Опоздал? - напрягся полковник.

- Это значит, кто-то другой уже принял ваше предложение?

- Безусловно!

- Кто же это, если не секрет?

- Мамонт.

- Кто это? Впервые слышу.

- Александр Алексеевич Русинов, полковник в отставке, - охотно объяснил Носырев.

- Мой старый товарищ, вместе работали в Институте.

Вы занимаетесь золотом, поэтому должны знать Мамонта.

- А он что, тоже занимается золотом? - насторожился полковник.

- Он всю жизнь занимается золотом! Считаю его самым опытным специалистом по поиску утраченных сокровищ.

- Мамонт, Мамонт, - пробормотал Арчеладзе и, вскочив, взял фотографии со стола.

- Это он?

Парапсихолог перебрал снимки, отрицательно мотнул головой:

- Нет, это не он.

- Вы точно уверены?

- Господин полковник, должно быть, вы убедились...

- Да-да, простите, - он сделал паузу.

- Что бы вы могли сказать об этом человеке?

- Он мешает вам жить, - просто ответил Носырев.

- Это ваш противник.

Должен огорчить, он сильнее вас, потому что имеет мощную энергетическую поддержку.

Все ваши попытки обречены на неудачу, это называется бой с тенью.

Вы находитесь с ним как бы в разных измерениях. Получается так, что вы работаете на него.

Все ваши действия он оборачивает в свою пользу.

Как врачеватель советую забыть о нем!

- В таком случае, Олег Семенович, я вас тоже огорчу, - заявил полковник.

Ваши планы относительно эксперимента с Зямщицем на Урале несостоятельны.

- Почему? - довольно усмехнулся Носырев.

- Зямщиц сейчас находится в руках этого человека, - Арчеладзе взял фотографии и бросил их веером на стол.

- Можете обрадовать своего...

Мамонта.

- Это не так! Это совсем не так! - засмеялся, ощеря беззубый рот, парапсихолог.

- Я все время делаю установку... Контролирую передвижение.

Зямщиц сейчас находится на свободе! Нет, можно сказать, на воле! И очень далеко от Москвы!

- Как же вы собираетесь работать с ним?

- Извините, господин Арчеладзе, это секрет нашей фирмы!

Полковнику вдруг захотелось раздавить его, как скользкого, неприятного червя.

В этом мерзком человечке действительно была какая-то дерзкая, неведомая сила, верить в которую отказывалась душа, но разум диктовал иное.

- Это мне наказание, - посетовал он.

- Простите, не верил в ваши способности...

Да...

Секрет фирмы - это серьезно.

За что вас задержали?

- Как всегда - незаконно, за бродяжничество, - охотно объяснил Носырев.

- А у меня есть и квартира, и прописка, и паспорт.

- Покажите-ка мне паспорт, Олег Семенович. Парапсихолог протянул ему засаленную, тусклую, как он сам, книжицу.

- Вот, пожалуйста!

Полковник полистал паспорт, затем нажал кнопку вызова секретаря.

- Да, незаконно...

Что делать, в стране полный произвол, особенно карательных органов...

Пусть оформят этого гражданина в спецприемник, сказал он вошедшему секретарю.

- У него нет документов, прописки и места жительства.

И демонстративно изодрал в клочья поношенный, затасканный паспорт...




оглавлениеоглавление читать дальшечитать дальше


Сайт Сергея Алексеева: www.stragasevera.ru/
Заказать книгу почтой

Поделись ссылкой на эту страничку с друзьями:


Россия: Мы и Мир
Аз Бога Ведаю
Сокровища Валькирии
I. Стоящий у солнца
Сокровища Валькирии
II. Страга Севера
Сокровища Валькирии
III. Земля Сияющей Власти
Сокровища Валькирии
IV. Звездные Раны
Сокровища Валькирии
V. Хранитель Силы
Сокровища Валькирии
VI. Правда и вымысел
Анти-Карнеги
Сэнсэй. Исконный Шамбалы.
Жизнь и гибель трёх последних цивилизаций
Белый Конь Апокалипсиса
Застывший взгляд
Правда и ложь о разрешенных наркотиках
Оружие геноцида
Всё о вегетарианстве