перейти на главную

Globus in Net | Книги по интересам

Сокровища Валькирии. Стоящий у солнца

Заказать книгу почтой

Партнеры:

витамины


БАД NSP


Натуральная косметика:







Заработать

Создание собственного сайта для заработка

  • как создать сайт
  • раскрутка сайта
  • заработать в интернет




sp:

m:




Акадения управления

Лекции генерала Петрова

Цикл лекций по Общей Теории Управления




set:

24

С аэродрома Иван Сергеевич сразу же пошел к Варбергу в номер.

Ученый-швед сидел за компьютером - рылся в памяти машины.

- Иван Сергеевич? - удивился он, поскольку тот никогда не бывал у него и даже в крыло особняка не заходил, где были апартаменты шведов.

Иван Сергеевич без приглашения сел в кресло с таким видом, будто случилось непоправимое.

Варберг встревожился, выключил компьютер и подкатил другое кресло поближе.

Вопросов не задавал - ждал терпеливо.

- Плохо дело, - наконец проронил Иван Сергеевич.

- Мамонт практически в невменяемом состоянии.

- Вы его видели? - настороженно спросил Варберг.

- Вы нашли его?

Иван Сергеевич выдержал паузу:

- Да...

Нашел.

Но уже поздно!

Варберг схватил трубку внутреннего телефона, сказал несколько фраз по-шведски, снова сел, блестя очками.

Через минуту в номер вошел молчаливыйДжонован Фрич.

Варберг что-то объяснил ему, поставил рядом с креслом Ивана Сергеевича стул, сел, уступив свое место гостю.

- Вы что, господа, приготовились слушать? - спросил Иван Сергеевич и встал.

- Решили, что я вам сейчас расскажу интересную историю о Мамонте? А ничего интересного нет!

Он прошелся по номеру - наглеть так наглеть! - открыл бар, перебрал бутылки, нашел русскую водку и, налив полфужера, выпил.

Когда-то давно, еще в шестидесятые, Иван Сергеевич нашел хороший способ, как избегать разноса начальства.

А начальство тогда было крутое, в галифе, в хромовых сапогахатавизмы времен НКВД! Однако храбрым и безжалостным было, лишь когда перед ним человек начинал робеть, смущаться и "жевать мочалку", как говорили.

Способ заключался в присловье - ихним салом по мусалам: следовало прямо с порога наглеть до определенного предела, передвигать мебель в кабинете начальника, пить воду из его графина, хватать телефонную трубку - только не стоять на месте и при этом говорить либо отвечать на вопросы дерзко, самоуверенно и с некоторым хамством.

А если на стуле висит френч начальника или лежит его шапка, то их нужно при этом пять раз перевесить, переложить с места на место, покрутить в руках, при необходимости даже примерить, будто от волнения, возбуждения и недовольства.

Мол, так зол, что не ведаю, что творю.

Когда берешь личные вещи начальника в свои руки и манипулируешь ими на его глазах, он становится если не беспомощным, то уж не гневным.

Он внутренне-то возмущается поведением подчиненного, помнит, что тот провинился и надо бы его наказать, но его внимание в тот момент отвлечено на личную вещь и в сознании сидит мысль - чего ты треплешь мою шапку? И редко кто устоит перед натиском и скажет: "Положи шапку и отвечай!" Они сами начинают робеть, забывать детали провинности, и в результате все сходит с рук.

И потом, когда провинишься во второй раз, начальник уже начинает тебя побаиваться, - дескать, свяжись с ним, опять как разинет рот, как начнет двигать стулья.

Пусть лучше заместитель с ним разберется.

А с замом всегда можно договориться.

Всякая вина у зама - второстепенная...

Способ этот, по мнению Ивана Сергеевича, годился для всех начальников всех времен и народов.

- Состояние здоровья Мамонта безнадежное, - заключил он и, повалившись в кресло, сцепил руки - побольше нервов! - Полное расстройство психики, потеря памяти, рассудка...

Одним словом, вылетает самое важное звено, опорная точка на этот сезон.

- Что с ним случилось? - спросил Варберг, посматривая на молчаливого.

- А что случилось в прошлом" году с вашим человеком?! - почти закричал Иван Сергеевич.

- Вы же ездили смотреть на него на аэродром? Видели?!.

Что случилось...

- Это был не наш человек, - заметил Варберг не очень уверенно.

- Теперь это не ваш человек! - возмутился Иван Сергеевич.

- Когда работал на вас - был ваш.

А сошел с ума - не ваш стал.

С такой логикой, господа, вы в России далеко не уедете.

Вам известно, почему даже под сильным огнем раненых выносят с поля боя? Если не будут выносить, то армии откажутся воевать.

Каждый солдат смотрит, как вытаскивают гибнущего от потери крови, и думает, и надеется, что и его тоже вынесут, не бросят...

- Фирма определила пенсию господину Зямщицу, - вставил Джонован Фрич.

- А что ваша пенсия? Человек-то безнадежно болен!

- О да! - подтвердил Варберг.

- Люди гибнут за металл...

Бессмертный Гете.

- Я не смог выяснить, что произошло с Мамонтом, - помолчав, продолжил Иван Сергеевич жестко и отрывисто.

- Сам он объяснить не в состоянии.

Разговаривать с ним невозможно и небезопасно.

Зрелище не из приятных агрессивный, пена на губах и совершенно не моргает.

Меня всерьез беспокоит, господа, что практически в течение одного года два человека в одном и том же месте сходят с ума.

Мамонт стал наполовину седой.

Пережил какое-то мощное потрясение.

Безусловно, оба они, и Зямщиц, и Русинов, что-то видели в горах.

Но что?..

Я не знаю, каким был Зямщиц до болезни, поэтому допускаю слабость его психики.

Но простите меня, я слишком хорошо знал Мамонта! Его ведь сокровищами не удивишь, не сведешь с ума.

К тому же он по образованию врач-психиатр и что такое самоконтроль сознания знает.

Занимается психотренингом...

Референт до сих пор не появлялся, хотя ему наверняка Служба доложила, да и сам мог увидеть подъезжающие к особняку автомобили.

Значит, сейчас он получал информацию от Августы.

Что-то она ему донесет? Одно дело, условились, что говорить, другое дело - трепет перед начальством...

На двух стульях усидеть невероятно трудно, а она еще пытается устроиться на третьем, который подставляли ей Иван Сергеевич с Мамонтом.

Впрочем, как подставляли? Сама попросилась...

- Кстати, где мой референт? Почему его нет здесь?! - спросил Иван Сергеевич.

- О да! Момент! - Варберг взял телефон внутренней связи.

Иван Сергеевич выждал, когда пригласят референта, и продолжил:

- Дело в том, господа, что я получил информацию от своих людей, близких к Мамонту, - он умышленно замялся, как бы желая сгладить неприятности.

- Одним словом, Мамонт глубоко засомневался в существовании варяжских сокровищ.

Сегодня я попытался вытянуть из этого безумного человека его нынешнее отношение к предмету.

Он подтвердил свои сомнения...

Возможно, глубокие разочарования и стали причиной его заболевания.

Вошел референт, поприветствовал кивком, подыскивая себе место.

- Почему вы не встретили меня на аэродроме? - в упор спросил Иван Сергеевич.

- Извините, я был занят, - не ожидая такого вопроса, как-то неуверенно сказал референт.

- У вас нет другого дела, если вы мне нужны в конкретный момент! Не может быть других дел! - зычно крикнул Иван Сергеевич.

- Я от себя теперь не отпущу вас ни на шаг!

- Позвольте уточнить, господин Афанасьев, - мягко вмешался Варберг.

- Кроме обязанностей референта, господин Гофлер выполняет другие функции и задачи.

- Ну, мне это совместительство еще с большевистских времен вот так надоело! - Он резанул себя по горлу.

- Ладно, не о том речь пока...

Господин Гофлер, вы получали информацию из своих источников о том, что Мамонт сомневается в существовании варяжских сокровищ?

Шведы мгновенно переглянулись.

Референт неуверенно пожал плечами:

- О да...

Такая информация была...

- Почему мы мне не доложили об этом? Наступила пауза и некоторое замешательство.

- Ну вот что, господа! - Иван Сергеевич снова встал.

- У нас есть такая пословица - "Кто едет, тот и правит".

Либо вы даете мне вожжи в руки и прекращаете вести параллельные дела за моей спиной, либо я вам ничем помочь не могу.

Сегодня я встречаюсь с Мамонтом и оказываюсь, по сути, не готовым к разговору! Разговору очень серьезному для нашего дела!..

Если бы не мои личные агенты, я не знаю, как бы все обошлось.

А все потому, что референт мне не докладывает оперативную информацию! Извините, господа, я могу пользоваться услугами и своих людей, но в таком случае фирма должна взять их на содержание.

- Сколько у вас людей? - спросил Джонован Фрич.

- Пока в моих руках не будет полного руководства, я не могу назвать даже их количества, - заявил Иван Сергеевич.

- И как известно, дело не в количестве, а в качестве! Если хотите, я назову сумму, которая мне требуется ежемесячно.

- Какова эта сумма?

Они не хотели смешивать две службы в одну! Они хотели все время контролировать деятельность "Валькирии".

- С транспортными расходами и использованием спецсредств - пятьдесят тысяч долларов.

- Вы будете получать эту сумму, - заверил Фрич.

"Эх, мало запросил! пожалел Иван Сергеевич.

- Ну, да ладно, увеличу штат, запрошу еще..."

- Итак, вернемся к нашим овцам! - вернул разговор в прежнее русло Иван Сергеевич.

- Господин референт, та информация, которая у вас имеется...

Ей вполне можно доверять?

- О да! Безусловно! Источник надежный.

- Меня интересует срок ее давности.

- Текущие сутки.

- Да, поздновато, - думая о своем, проговорил Иван Сергеевич.

- Как на охоту, так и собак кормить...

Завтра в семнадцать часов закажите вертолет.

Кто из вас, господа, желает лично познакомиться с Мамонтом?

Шведы снова переглянулись.

Варберг что-то хотел сказать, возможно, выразить желание, однако референт отчетливо произнес:

- Считаю это излишним, господин Афанасьев.

Не вижу острой необходимости.

Появление незнакомых людей, к тому же иностранцев, может вызвать нежелательную реакцию.

Это означало, что Августа выполнила договоренность, что сообщать своему резиденту и в какой форме.

Но кроме того, Иван Сергеевич уловил некую струнку брезгливости к "больному" Мамонту.

Возможно, срабатывала обыкновенная человеческая защита собственного сознания: охотников ходить в психушку и смотреть там на больных вряд ли найдешь.

А если и найдешь - то у такого желающего наверняка патология либо профессиональный интерес.

- Я тоже считаю, что с Мамонтом лучше работать пока только вам, - уточнил Варберг.

- При первой же возможности или острой необходимости я бы с удовольствием познакомился с ним.

Иван Сергеевич представлял, что устроит Мамонт, если к нему пожалует в общем-то такой же Мамонт, только из Швеции.

Тогда бы у них навсегда пропала охота встречаться с Мамонтом...

- Такая необходимость есть, - ненастойчиво заявил Иван Сергеевич.

- Вы могли бы найти общий язык как два теоретика.

- Больной скептик - не партнер для дискуссии, - отрезал референт.

Иван Сергеевич тут же выстрелил по нему:

- Послезавтра утром у меня на столе должны лежать все списки граждан, проживающих в поселках Большой Кикус, Гадья, Дий и Верхний Вижай.

Начиная от шестнадцати лет.

Год и место рождения, род занятий, наличие судимости, образование, материальное положение.

- Слушаюсь, шеф, - неожиданно ответил референт, записывая в блокнот.

Такое обращение Ивану Сергеевичу очень понравилось.

Он еще любил, когда его называли "товарищ полковник", хотя в Институте не принято было обращаться по званию.

А еще лучше - "господин полковник!" Это была его маленькая тайная слабость.

Но вместо того чтобы как-то поощрить референта, он сказал еще жестче:

- И всю оперативную информацию! Особенно касаемую Мамонта!

- Слушаюсь, шеф.

Он уже внутренне торжествовал и чувствовал в своих руках упругую крепость вожжей запряженной в свои сани "Валькирии"...




оглавлениеоглавление читать дальшечитать дальше


Сайт Сергея Алексеева: www.stragasevera.ru/
Заказать книгу почтой


Поделись ссылкой на эту страничку с друзьями:


Россия: Мы и Мир
Аз Бога Ведаю
Сокровища Валькирии
I. Стоящий у солнца
Сокровища Валькирии
II. Страга Севера
Сокровища Валькирии
III. Земля Сияющей Власти
Сокровища Валькирии
IV. Звездные Раны
Сокровища Валькирии
V. Хранитель Силы
Сокровища Валькирии
VI. Правда и вымысел
Анти-Карнеги
Сэнсэй. Исконный Шамбалы.
Жизнь и гибель трёх последних цивилизаций
Белый Конь Апокалипсиса
Застывший взгляд
Правда и ложь о разрешенных наркотиках
Оружие геноцида
Всё о вегетарианстве