перейти на главную

Globus in Net | Книги по интересам

Сокровища Валькирии. Стоящий у солнца

Заказать книгу почтой

Партнеры:

витамины


БАД NSP


Натуральная косметика:







Заработать

Создание собственного сайта для заработка

  • как создать сайт
  • раскрутка сайта
  • заработать в интернет




sp:

m:




Акадения управления

Лекции генерала Петрова

Цикл лекций по Общей Теории Управления




set:

***

В эту ночь он первый раз заснул после пещер, но очень чутко, настороженно.

И проснулся оттого, что почувствовал: кто-то находится в комнате! Первой мыслью было - Ольга! Но, открыв глаза, увидел склонившегося над ним мужчину.

- Виталий? - спросил он.

- Тихо! - Вошедший приставил пистолет к виску.

- Вставай без шума.

Одевайся, пошли со мной.

Это был не Раздрогин, а совершенно незнакомый человек.

Так еще с Русиновым здесь не обращались...

- Кто ты? - спросил он.

- Все вопросы потом, - прошептал незнакомец, не убирая пистолета.Собирайся быстро.

Русинов оделся.

По крайней мере, это уже какое-то событие в том затишье, в той пустоте, вынесенной из пещеры...

Хозяйка все время запирала дверь на внутренний замок, однако незваный гость открыл его, вырезав круг стекла в нижнем глазке, - это Русинов отметил на ходу: после посещения Раздрогина все оставалось целым...

На улице незнакомец положил пистолет в карман куртки и, не вынимая руки, приказал идти вперед по огороду.

Они перелезли через изгородь, и конвоир указал направление - к лесу в конец поселка.

За косогором стоял пустой лесовоз на дороге.

Едва они приблизились к нему, как заработал двигатель и открылась дверца.

Незнакомец толкнул пистолетом в спину:

- Вперед, Мамонт! В кабину!

Машина тронулась без света, на малых оборотах.

В кабине оказалось еще два человека, так что Русинова зажали плотно, с двух сторон.

Через километр водитель прибавил скорость и включил свет.

Это были исполнители, и заводить с ними разговор не имело смысла.

Иначе бы уж что-то спросили.

Лесовоз попылил немного по проселку и свернул на один из волоков.

Покружив по вырубкам, въехали в сосновый бор.

В свете фар откуда-то с обочины выехала "Нива" с багажником на крыше.

Лесовоз остановился, Русинова высадили из машины и подвели к "Ниве".

- Садись, - велел один из конвоиров.

- Прокатимся с ветерком.

Русинова снова зажали с двух сторон.

На коленях человека, сидящего слева, лежал автомат с коротким стволом, так называемая "Ксюша".

Судя по всему, это была Служба, но не банда: чувствовалась воинская дисциплина, немногословие, знание своего дела, хотя все это как бы слегка огрубление, по-милицейски.

"Нива" в самом деле полетела с ветерком.

Русинова бросало по сторонам, прижимая к рядом сидящим.

Водитель умел ездить по местным дорогам на хорошей скорости - значит, не первый день крутил тут баранку.

Скорее всего, это были люди Савельева.

Но почему вдруг такой оборот, если Иван Сергеевич утверждал, что нашел общий язык и теперь вот-вот должен подмять Савельева?..

Не подмяли ли самого Ивана Сергеевича? И сейчас начнут подминать Мамонта...

Отчего они вдруг стали такими резкими?

Машина свернула по направлению к Верхнему Вижаю.

Русинов уже хорошо разбирался в здешних дорогах и направлениях.

Если там встретит Савельева, значит, Ивана Сергеевича переиграли.

Слишком увлекся, слишком расслабился и осмелел "старый чекист", так, что возит за собой барышню, работающую сразу на всех.

А кто работает на всех - тот работает только на себя, и ни на кого больше.

Это закон.

Савельева в Верхнем Вижае не оказалось.

"Нива" остановилась возле какой-то стройки.

На улице светало, и Русинов различил два строительных вагончика за штабелями бруса и досок.

Его ввели в один из них - Савельева не было.

В тесном рабочем помещении с инструментами, спецодеждой и какими-то деревянными деталями находились два человека: приятный седоватый мужчина лет пятидесяти в белой свежей рубашке и джинсовой куртке, другой - помоложе, сухой, подвижный, тренированный, поперек губ - складка - признак скрытой циничности и себялюбия.

В любом случае оба - не прорабы, не бригадиры на стройке, но большие начальники, привыкшие к кабинетам.

Кроме савельевской Службы, здесь никого не могло быть...

- Рад тебя видеть, Мамонт! - разулыбался седоватый.

- Извини, что подняли среди ночи.

Ты человек военный, понимаешь: служба есть служба...

- С кем имею честь? - сухо спросил Русинов.

- Мне перед тобой скрывать себя не имеет смысла, - добродушно проговорил он, показав знаком стоящим у дверей "строителям" удалиться.

- Я генерал Тарасов, слыхал?

Иван Сергеевич говорил, что Службу у Савельева возглавляет какой-то отставной генерал, но не знал его фамилии.

- Не слышал, - проронил Русинов.

- Ничего, вот и познакомились, - усмехнулся Тарасов.

- Поговорить с тобой необходимо, Мамонт...

Ничего, что так называю? Знаешь, привык уже к твоему прозвищу.

- Я буду разговаривать только с Савельевым, - заявил Русинов.

- Вас я не знаю, вижу первый раз.

Так что извините, генерал.

- Савельева больше нет, - развел руками Тарасов.

- По-моему, между вами дружбы никогда не было, так что ты его жалеть не будешь.

Нет, он жив-здоров, только не служит в нашей фирме.

Похоже, генерал совершил военный переворот и сбросил гражданскую власть.

Причем сделал это недавно, в последние дни.

Началась цепная реакция революций: шведы скинули Савельева, теперь его скинул генерал.

Верный признак кризиса власти и положения.

Новый диктатор снова сделал ставку на Мамонта...

- Все равно я должен увидеть Савельева, прежде чем говорить с вами, упрямо сказал Русинов.

- Это принципиально.

- Не могу предоставить такой возможности, - проговорил генерал.

- Его пришлось сдать шведам.

Взрыв в их, представительстве - его инициатива.

Надо отвечать за глупость.

А мы теперь - узаконенная официальная фирма.

Наша, российская фирма, без всякого совместительства.

За выход из подполья генерал рассчитался с кем-то живым товаром - беднягой Савельевым.

А может, поставили такое условие - очиститься от террористического элемента...

О чем пойдет разговор, было ясно.

Но требовалось выяснить, что известно генералу о последних педелях жизни Русинова - где был, что видел...

Судя по тому, как поднимали с постели и как везли сюда, генерал по характеру и способу действий - кавалерист, лихой рубака.

Потому в отставку вылетел: такие контрразведчики в Госбезопасности перестали пользоваться популярностью.

Но они очень бы пригодились для военного или чрезвычайного положения.

Стоп! Погоди! Если Савельева сдали шведам - тому терять нечего.

Он, в свою очередь, сдаст Ивана Сергеевича и его эту подружку из "постельной разведки".

Тем более имеет на Афанасьева старый зуб! Чтобы спастись самому, Иван Сергеевич должен сейчас спасать Савельева.

Что там сейчас происходит?!

- Я решил предложить тебе условия совместной работы, - пользуясь молчанием Русинова, заявил Тарасов.

- Мы как-нибудь обойдемся и без шведов, и без мирового капитала.

Ты же патриот, Мамонт, и наверху у нас тоже есть патриоты.

Все видят, все понимают.

Хорошо знают раскладку геополитических сил в мире, тенденции, процесс развития...

И без Савельева обойдемся, он же полный дилетант в нашей работе.

- Без специалистов вы не обойдетесь, - проговорил Русинов, осмысливая ситуацию.

- Потому и обратились к тебе! - засмеялся генерал.

- Ты у нас считаешься лучшим знатоком кладоискательства, тебе и карты в руки.

Скорее всего, генерал не знал, где побывал и что повидал Мамонт.

Иначе бы уже не вытерпел, выложил козырь...

Хотя если он игрок, то вначале пощупает партнера, заставит сделать необдуманные шаги, проверит, сколько козырей, крепко ли сидит.

- Карты в руки, пистолет к виску, - пробурчал Русинов.

Если генерал совершил военный переворот, то немедленно оказался врагом фирмы "Валькирия".

А если Савельев сдал Ивана Сергеевича и того стали "колоть", напичкав спецсредствами, то даже если он и заговорит, информация к генералу не просочится.

В шведском особняке кто-то работал на Службу, но Савельев знал кто и должен был сдать всю разведку.

Так что с этой стороны маловероятно ждать утечки информации к генералу.

А его люди работали грубовато, по крайней мере те, что приходили за ним ночью, и навряд ли бы могли отследить, куда и с кем пропадал Мамонт на несколько суток.

В любом случае точных данных у генерала быть не может.

От его же догадок можно отбрехаться...

- Ты моих ребят извини, - благодушно сказал Тарасов.

- Они в нашей Службе не работали.

Это мои афганцы, в спецназе служили.

Только и умеют стволами тыкать.

Кино насмотрелись! Но без них тоже нельзя.

Они специалисты в своей области.

Один такой "специалист" оставался в вагончике - доверенное лицо, личная охрана, офицер по спецпоручениям...

- Я знаю, что с тобой так грубо нельзя, - продолжал генерал.

- Ты же Мамонт.

И не так-то прост.

Шведов ты хорошо блокировал своим другом Афанасьевым.

Тот им сейчас лапшу на уши вешает - тоже хорошо.

Правда, друг твой слегка самоуверенный человек.

Решил, если дурит шведов, то и меня можно пригрести к себе и включить в свою игру.

Да только я - человек дела, мне играть некогда, да я еще в контрразведке в эти штуки наигрался.

Мне надо сокровища из этих гор вытащить.

Впрочем, можно и не вытаскивать, пусть здесь лежат, если хорошо лежат.

Я своих афганцев к ним приставлю - и будет у пас банк надежнее швейцарского.

- Вытаскивайте, приставляйте, мне все равно, - сказал Русинов.

- Я тоже, сказать откровенно, наигрался в кладоискательство.

Так что не по адресу, генерал.

- Это как же тебя понимать?

- А так и понимать - устал.

- Ну, это дело поправимое! - обрадовался генерал.

- Мы устроим тебе недельку отдыха! Отель - в горах, на берегу чистейшего озера.

Роскошный коттедж, сауна, две очаровательные массажистки...

Но через неделю ты поведешь меня лично в пещеру и покажешь все, что нашел.

А я приму по описи.

Русинов сделал паузу, глянул на генеральского порученца:

- Мы должны поговорить вдвоем.

Тарасов указал головой на дверь порученец вышел, но остался на ступеньках вагончика.

- Давай вдвоем! - весело сказал генерал.

- С глазу на глаз.

Или глаза в глаза - как правильнее? Ладно, так и так сойдет.

Ты мне скажи: сокровища там хорошо лежат или вывозить придется?

- Хорошо лежат, надежно, - в тон ему проговорил Русинов.

- Я восемнадцать лет искал, и вам столько же придется.

- Нет, Мамонт! - Тарасов погрозил пальцем.

- У меня фирма частная, я ссуду взял, под большой процент.

Я их восемнадцать лет искать не намерен.

- Может, и раньше найдешь, - предположил Мамонт - надо было начинать искупать вину.

- Как устанешь, так и найдешь...

- Слушай, Мамонт, я ведь не швед, - генерал начинал терять свое лицо добряка.

- Мне лапшу на уши не вешай.

Уж свою-то родную русскую советскую публику я знаю хорошо.

Если бы не знал, где ты побывал, не тревожил бы, не поднимал бы из теплой постели.

Это вам в Институте халтура с рук сходила, там могли темнить.

Все эти свои эмоциональные штучки - устал, голова болит, апатия - будешь массажисткам рассказывать.

А я привык слушать речи более конкретные и обоснованные.

- Гляжу на тебя, генерал, - вроде ничего, глаза умные, - с циничным спокойствием сказал Русинов.

- А мозгами шевелить не хочешь.

Хочется поскорее на сокровища посмотреть...

Неужели ты решил, что Мамонт - недоумок? Простой, как карандаш?..

Да если бы я где-то побывал да на что-то посмотрел - в постели бы, наверное, не лежал! А уже нанял бы полк охраны и твоих драных афганцев на выстрел в горы не подпустил! Я бы уже сидел здесь, как Строганов.

Со мной бы уже президент улыбался.

Генерал выслушал и рассмеялся.

Походил по вагончику, попинал с прохода выстроганные бруски.

- Знаю, знаю, Мамонт...

Ты не простой, не идиот...

Но ты лошадка на бегах! На тебя только ставки делают!

Он резко обернулся к Русинову, и тот увидел тяжелое лицо решительного и сурового человека.

Он был уверен, жесток и неумолим, как стальная дверь в Кошгаре, способная выдержать ядерный удар.

Играть с ним было бессмысленно, убеждать - бесполезно.

Генерал сел напротив, глаза в глаза.

- В восемьдесят втором году, в августе месяце, вы вылетали куда-то на вертолете с Афанасьевым без сопровождения Госбезопасности, - проговорил он.И находились вне поля зрения в течение трех часов.

В восемьдесят пятом году, опять же с Афанасьевым и опять в августе, с одиннадцатого по тридцатое, вы снова ушли из-под наблюдения и находились где-то в горах.

И наконец, нынче, в девяносто третьем, опять с одиннадцатого по пятнадцатое августа, правда, теперь один, ты исчезаешь снова...

А когда возвращаешься, на твоей умной голове, Мамонт, резко добавляется седины.

Объясни мне, пожалуйста, что это за августовские прогулки?

Русинов прекрасно помнил, что было в августе восемьдесят второго - летали с Иваном Сергеевичем к камню, где стоял знак жизни и где должны были встретиться Инга Чурбанова с Данилой-мастером.

Где был нынче - не забудешь до смерти.

Но что было в августе восемьдесят пятого, Русинов вспомнить не мог.

Вроде бы тогда не произошло сколь-нибудь знаменательных событий, потому все выветрилось.

Возможно, надоела опека Службы и они попросту оторвались от "егеря", чтобы порыбачить на воде и обсудить текущие дела.

Иногда они так делали, хотя потом получали строгое предупреждение.

Но тогда можно было валить все на непрофессиональность "егеря" - пусть долго не спит! За что он деньги получает?

Теперь и валить было не на кого, да и объяснять ему, где был, что делал, обеспечивать себе алиби было невозможно.

Правду сказать нельзя, а кривду генерал проверять не станет - слишком торопится.

Видимо, ссуду взял большую, на короткий срок и огромный процент.

Были бы у него факты или точная информация, он бы не тронул сейчас, а наблюдал бы каждый шаг.

Но вся беда в том, что генерал со своей Службой не может контролировать Мамонта.

Что-то не получается у "нелегалов", привыкших работать в "цивилизованных" странах.

Потому и решил давить.

- И еще! - продолжал он после паузы.

- Объясни мне: что за странное отношение местной власти к тебе? То выписывают ордер на арест и арестовывают, то ты после побега вдруг спокойно разгуливаешь по поселку и заходишь в дом к участковому.

А он тебя и пальцем не трогает! Как это ты его приручил? Только не ври, что через дочку его! В зятья он брать тебя не хочет...

Ну, Мамонт?

- Да, генерал, много чего ты наковырял, но все впустую, - Русинов пошевелился, разгоняя кровь.

- Не на ту лошадь поставил.

Я к финишу не приду.

Мой тебе совет: отдавай назад ссуду, пока не растратил, распускай гвардию и займись другим делом.

- Это все? - спросил он спокойно.

- Нет, не все...

В прошлом году у вас пропал человек.

Я его нынче видел...

Зрелище страшное.

Так вот, я не хочу обрастать шерстью и потому ухожу.

Если ты хочешь - продолжай.

Через год тебя отловят как снежного человека.

- Теперь все?

- Теперь все.

Генерал не спеша подошел к двери, постучал.

Через секунду в вагончик вошел порученец.

- Ты же, кажется, фельдшер по образованию? - спросил его генерал.

- Так точно, - по-военному ответил тот.

- Отведи Мамонта в лазарет, посмотри.

По-моему, у него что-то с головой.

Порученец достал откуда-то с полки резиновую дубинку, ткнул Русинова в плечо:

- Пойдем посмотрим, что у тебя с головой.

Русинов ощутил холод в солнечном сплетении - точно такой же, как в пещере, прежде чем перешагнуть через зловещий порог...




оглавлениеоглавление читать дальшечитать дальше


Сайт Сергея Алексеева: www.stragasevera.ru/
Заказать книгу почтой


Поделись ссылкой на эту страничку с друзьями:


Россия: Мы и Мир
Аз Бога Ведаю
Сокровища Валькирии
I. Стоящий у солнца
Сокровища Валькирии
II. Страга Севера
Сокровища Валькирии
III. Земля Сияющей Власти
Сокровища Валькирии
IV. Звездные Раны
Сокровища Валькирии
V. Хранитель Силы
Сокровища Валькирии
VI. Правда и вымысел
Анти-Карнеги
Сэнсэй. Исконный Шамбалы.
Жизнь и гибель трёх последних цивилизаций
Белый Конь Апокалипсиса
Застывший взгляд
Правда и ложь о разрешенных наркотиках
Оружие геноцида
Всё о вегетарианстве