перейти на главную

Globus in Net | Книги по интересам

Сокровища Валькирии. Стоящий у солнца

Заказать книгу почтой

Партнеры:

витамины


БАД NSP


Натуральная косметика:







Заработать

Создание собственного сайта для заработка

  • как создать сайт
  • раскрутка сайта
  • заработать в интернет




sp:

m:




Акадения управления

Лекции генерала Петрова

Цикл лекций по Общей Теории Управления




set:

23

Перешагнув порог, он наступил на золото...

Попранное ногами, оно лежало всюду и, покрытое слоем пыли, лишь чуть-чуть отблескивало под светом тусклых двенадцативольтовых ламп.

Оно было всякое; этому металлу придавали самые причудливые либо изысканные формы.

Его вытягивали в тончайшие сосуды, отливали в тяжелые отшлифованные шары, одетые в замысловатую скань, его обращали в жезлы, в посохи, заковывали в булат, чеканили монету или просто делали слитки, невзрачные, угловатые предметы.

Но в любой своей ипостаси золото оставалось золотом - тяжелым, неподъемным грузом.

Когда-то оно стояло на деревянных и каменных помостах, устроенных вдоль стен залов, но дерево состарилось, не выдержало давления тысячелетий, даже камни стремились сбросить с себя его тяжесть, и все теперь лежало на полу, вытекало из разорванных деревянных бочонков и медленно погружалось в пыль.

Русинов прошел все девять залов, и всюду, независимо от времени, независимо от старости золота, была одна и та же картина.

Золото давно утратило ту свою суть, которую придал ему человек: из огромных жертвенных чаш не курился благовонный дым, из кубков, рогов и братин давно никто не пил, никто не ел из золотых блюд, не поднимал над головой выносной крест, не брал в руки золоченые мечи и сабли, не считал монеты, рассчитываясь за товар.

Металл снова обратился в металл, хотя еще сохранял форму.

Он был мертв, ибо мертвый человек тоже не теряет своего образа...

Последний, девятый зал оказался отгороженным от всех остальных тремя тяжелыми деревянными дверями.

И после золотой мертвечины Русинов оживился, рванул на себя одну, другую, третью, желая увидеть нечто живое, нестареющее, вечное.

Однако там, под низкими сталактитами, оказались огромные золотые сосуды, почти до краев наполненные водой.

Капли ее медленно стекали по каменным сосулькам и с мелодичным звуком падали вниз - одна в три минуты.

И наверное, столько же ее испарялось за это время, поскольку ни один сосуд не переполнялся.

Русинов осторожно набрал пригоршню воды, чтобы плеснуть себе в лицо, и ощутил, что вместе с влагой в ладонях оказалось что-то невидимое, твердое и царапающее, как битое стекло.

Он вылил воду меж пальцев и поднес руки к свету лампочки: алмазы напоминали ледяное крошево.

Вода в этом зале была живее, нежели камни...

Он не помнил, сколько времени пробродил по залам, но когда вернулся к двери, лампы, и так тусклые, стали совсем угасать - аккумуляторы заметно сели.

Он опустился на поленницу слитков, на которых была выбита свастика и паспорт - вес, проба, порядковый номер, - и только теперь понял, что искать больше нечего.

То, что называли "сокровищами Вар-Вар", лежало перед ним.

Но вместо неуемной радости и восторга чувствовалась усталость, пустота и какая-то непривычная злость предательски обманутого человека.

Дверь тихо отворилась - на пороге стоял старик гой в растоптанных валенках, меховой безрукавке, седенький, добродушный и физически немощный.

- Ну, посмотрел сокровища? - спросил он ласково.

- Посмотрел, - выдохнул Русинов.

- И это все?

- Неужто мало тебе? - тоненько рассмеялся гой.

- Да нет, не мало...

- Тогда пошли.

Нельзя здесь долго сидеть.

И так уж худо, поди?

- Худо, отец...

- Пошли! Если желаешь - возьми что-нибудь себе, и пошли, - настойчиво заговорил он.

- Возле золота опасно долго-то быть.

Я вот сюда почти никогда не вхожу.

Русинов не стал ничего брать, нагнул голову и нырнул в дверной проем.

Старик затворил дверь, закрутил ее трубой, выключил свет.

- Пойдем, я самовар поставил.

Да и щей подогрею, - ворковал старик.

- Ты же там больше суток бродил.

Поди, притомился, оголодал...

Потом он сидел в избушке за столиком, покрытым простой клеенкой, и с жадностью хлебал щи.

Но не потому, что чувствовал голод: здесь, в замкнутом пространстве тесного жилья, теплилась настоящая жизнь, пусть и трепещущая, словно догорающая свеча.

Здесь не так ощущалась мертвечина, воплощенная в золото.

Связь со всем остальным подземным миром заключалась в небольшом электрическом рубильнике на стене: с одной стороны к нему подходили провода, собранные в жгут, с другой - два кабеля от аккумуляторов, стоящих на подставке и укрытых пластмассовой крышкой.

Старик гой жил здесь, по сути, как смертник, ибо в критической ситуации обязан был перекинуть ручку рубильника, замкнуть цепь и взорвать все подземелье.

- Мы-то уже привыкли, - рассказывал он.

- И то на нас действует.

А если в первый раз входишь - можно и заболеть.

Когда его мало - оно красиво, а когда скапливается много - опасно.

Сюда уже ничего нельзя вносить, иначе и наверху, под солнцем, жить станет невозможно.

Даже гои болеть начинают, а уж изгоям-то совсем худо.

Не зря золото рассеяно по всей земле.

Кто забудет об этом да начнет собирать все к себе - оттуда и начнется смерть.

Человек скопит много - смерть человеку, а народ какой - так всему народу.

Так рушились все империи мира.

От радиации можно спастись в свинцовой оболочке; от золота защиты нет...

Мысль о том, что гои презирают золото, пришла еще там, в избушке старика.

Презирают, но собирают его, тем самым лишают жаждущих создать суперимперию политиков возможности собрать этот металл в одних руках.

Пока значительная его доля будет находиться здесь, в пещерах, и попираться ногами, ни одному безумцу не удастся привести мир к гибели и катастрофе.

Тысячелетиями они изымали из обращения золото, ибо, потеряв свое символическое, ритуальное предназначение, оно становилось оружием.

Это был тот самый яд, который в малых дозах мог стать лекарством, а в больших - принести смерть.

У гоев действительно было иное мышление, иная логика поведения, ибо за всю историю они ни разу не воспользовались им как оружием.

А могли! Могли совершить то, что замышлялось в мире уже не единожды, - выбросить на рынок огромное количество золота, свести его ценность к ценности обыкновенного железа и тем самым разрушить и денежные системы, и экономику мира.

Потом проделать то же самое с алмазами и, по сути, утвердить мировое господство.

Но мыслить так, а тем более осуществлять подобное могли только изгои - люди, потерявшие способность нести свет.

Осознание этого еще какое-то время согревало остывшую возле золота душу и, напротив, охлаждало горячий, воспаленный разум.

Однако выбравшись на свет Божий, под яркое, слепящее солнце, он почувствовал всю легковесность своих размышлений.

Третья, Северная цивилизация не могла существовать в виде силы, спасающей мир от безумия лишь посредством изъятия у человечества взрывоопасного желтого тельца.

Что-то еще было! После того что увидел он в залах, загадка "сокровищ Вар-Вар" становилась более неразрешимой, ибо за золотом скрывалась более глубинная и незримая суть; она растворялась в некоей среде, как алмазы, спрятанные в воде.

Они есть и их нет, поскольку прозрачность совершенно одинакова, и отделить их можно, лишь пропустив воду меж пальцев.

Трижды был прав Авега, предупреждавший, что изгоям вредна истина, что приоткрытая ее часть немедленно возбудит разум к познанию ее целиком.

А это прямой путь к безумию...

Так бы и случилось, если бы он остался один на один с собой.

Заболевание это не имело медицинского названия, а в простонародье именовалось просто смертная тоска.

Он знал, чем можно излечиться, в чем спастись.

Но он не знал Бога, не помнил ни одной молитвы и изредка, остановившись, непроизвольно складывал руки и говорил:

- Господи! Господи!

И не мог попросить ни защиты, ни спасения.

Оставалось единственное, что жило в сердце и отзывалось в сознании, - любовь.

Он и вернулся после пещер туда, где расстался с Ольгой.

Его больше не арестовывали, вернули даже карабин с патронами, отремонтированный автомобиль, и участковый, явившись в первый вечер после возвращения, предупредил, что завтра утром он должен выехать из Гадьи, что в Соликамске ему вернут удостоверение на право управления машиной и что дома его ждет сын Алеша.

И что неплохо бы заняться его воспитанием и как-то поучаствовать в судьбе, поскольку он не сдал экзамены за одиннадцатый класс и вышел из школы со справкой, без аттестата.

- Где Ольга? - вместо заверения, что он будет держать слово, спросил Русинов.

Участковый знал, где его дочь; они все тут знали, где она, но упорно молчали.

Любовь Николаевна, отводя слепые глаза, пробурчала, что Ольга уехала в отпуск.

То же самое подтвердила и мать, Надежда Васильевна.

Но отец будто бы по-мужски рубанул правду-матку:

- Вот что, парень.

Не надейся-ка ты и уезжай.

Ольгу мы замуж выдаем, к жениху она поехала.

Он не поверил и в это.

А ночью к нему пришел Виталий Раздрогин.

Пробрался так тихо, что не услышала даже Любовь Николаевна.

Русинов не спал, просто лежал, вспоминал день, проведенный под солнцем на "необитаемом острове", чтобы отогнать мучительную, как зубная боль, тоску.

И, открыв глаза, вдруг увидел рядом исчезнувшего и перевоплотившегося разведчика.

- Мамонт, тебе пора уезжать, - напомнил Раздрогин.

- Ты дал слово.

Мы свое сдержали, и ты сдержи.

- Сдержу, - подтвердил Русинов.

- Но позвольте мне остаться еще на две недели? Потом я уеду.

- Я не могу это решить, - признался он.

- Здесь нет моей воли.

Ты должен сам понимать, что, пока ты здесь, к тебе притянуто внимание нескольких Служб.

За тобой наблюдают, охотятся...

Зачем нам лишние хлопоты? Уедешь ты снимется напряжение.

- А кто мне может позволить остаться?

- Ты мне скажи, зачем тебе этот срок? - доверительно спросил Раздрогин и тем самым как бы разрушил барьер между ними.

- Хочу дождаться Ольгу...

Понимаешь, Виталий, мне сейчас нет смысла жить.

Куда возвращаться, зачем?

- Понимаю, - участливо проронил он.

- Но не зови меня старым именем.

Того человека нет.

- Хорошо...

Он склонился к Русинову и прошептал:

- Попроси свою хозяйку.

Только она может помочь, больше никто.

- Спасибо!

- Этого мало, - усмехнулся Виталий.

- Если тебе позволят остаться, за мой совет ты мне окажешь услугу.

- Я готов! - оживился Русинов.

- Сейчас в Красновишерске находится твой друг, Иван Сергеевич Афанасьев, сообщил Виталий.

- Он теперь руководит фирмой "Валькирия", вместо Савельева.

- Вот как?!

- Да...

Пока он нам очень нужен.

Напиши ему, позови к себе.

- Позову...

Какая же это услуга? - насторожился Русинов.

- Это же для меня...

Я так его ждал...

Но я ему должен все рассказать! Я не могу скрыть!..

- От него - не скрывай, - позволил Виталий.

- Пусть знает.

Он нужен нам.

- А я вам не нужен?

Бывший разведчик помолчал - видно, подбирая слова.

- Ты засвечен...

Притягиваешь к себе внимание...

К тому же на тебе вина перед гоями.

Ты всегда был опасным для нас человеком.

Нет ничего опаснее одержимого изгоя.

Карна не простит тебе Авегу.

- Значит, мне на всю жизнь суждено остаться изгоем?

- Я не знаю твоего рока.

Русинов вдруг спохватился, вспомнив то, что не успел спросить во время допроса в горах:

- Скажи мне, если можешь: почему сам Авега повел себя так? Почему он выдал себя? Назвался?

- С Авегой это случается, - проговорил Виталий.

- Когда долго ходишь по земле свободным, начинает казаться, что вокруг уже не осталось изгоев.

И можно всякому довериться...

Он ведь говорил, что слепнет.

Ты же, Мамонт, показал свой талант психолога и окончательно ослепил его.

Талантливый изгой опасен для всего человечества.

Ты же хорошо знаешь историю.

- Но как же ты?..

Как ты оказался у гоев? Молодой профессиональный разведчик...

- Это мой рок, - пожал он плечами.

- Мне жаль, Мамонт, что не могу помочь тебе.

- Ты не был изгоем? Ты никогда не испытал, что значит бродить беспутным по земле? Ты сразу родился гоем?

- Все люди рождаются гоями, - он похлопал его по руке и встал.

- Проси хозяйку.

Пусть поклонится Карне.

Он удалился точно так же, как и пришел.

***

Карна позволила остаться на две недели...




оглавлениеоглавление читать дальшечитать дальше


Сайт Сергея Алексеева: www.stragasevera.ru/
Заказать книгу почтой


Поделись ссылкой на эту страничку с друзьями:


Россия: Мы и Мир
Аз Бога Ведаю
Сокровища Валькирии
I. Стоящий у солнца
Сокровища Валькирии
II. Страга Севера
Сокровища Валькирии
III. Земля Сияющей Власти
Сокровища Валькирии
IV. Звездные Раны
Сокровища Валькирии
V. Хранитель Силы
Сокровища Валькирии
VI. Правда и вымысел
Анти-Карнеги
Сэнсэй. Исконный Шамбалы.
Жизнь и гибель трёх последних цивилизаций
Белый Конь Апокалипсиса
Застывший взгляд
Правда и ложь о разрешенных наркотиках
Оружие геноцида
Всё о вегетарианстве