перейти на главную

Globus in Net | Книги по интересам

Сокровища Валькирии. Стоящий у солнца

Заказать книгу почтой

Партнеры:

витамины


БАД NSP


Натуральная косметика:







Заработать

Создание собственного сайта для заработка

  • как создать сайт
  • раскрутка сайта
  • заработать в интернет




sp:

m:




Акадения управления

Лекции генерала Петрова

Цикл лекций по Общей Теории Управления




set:

9

После закрытия Института у Русинова появилось время, чтобы сесть и обдумать все, что он наработал за эти годы, и как бы выделить из всего теоретического и практического материала основные направления, по которым можно было двигаться дальше.

Он уже не мог жить без исследовательской работы: сознание давно сориентировалось на бесконечный поиск, и это считалось своего рода психическим "заболеванием", которым страдают ученые, геологи, альпинисты, спелеологи, аквалангисты и литературные графоманы.

Проникнуть в тайны "сокровищ Вар-Вар" можно было двумя путями: один долгий и кропотливый - через карту "перекрестков" и раскопки предполагаемых мест, где стояли арийские города, другой обещал более скорый, но сомнительный результат - проследить путь Авеги, отыскать место, откуда он носил соль на реку Ганг, и кто его посылал с этой солью.

Русинов по совету Ивана Сергеевича решил отрабатывать оба эти направления и, выбрав время, отправился искать Ларису Андреевну - дочь участника экспедиции двадцать второго года Петухова.

Она не пожелала возвращаться в Новгород после эвакуации и, как сообщила Ольга Аркадьевна Шекун, осталась жить на станции Киря в Чувашии.

Русинов приехал в поселок Киря и под видом, что ищет родственницу, начал поиск Ларисы Андреевны.

Надежды, что она и сейчас живет здесь, отпали сразу же, как он побывал в паспортном столе.

Мало того, он получил информацию, что человек с таким именем никогда не проживал на территории Алатырского района, куда входил этот поселок.

Через среднюю школу, а потом через районный архив ему удалось выяснить, что эвакуированные работали на заводе, который тоже был эвакуирован с запада, но впоследствии остался в Чувашии навсегда.

К счастью, на заводе вели его летопись, и через одного ветерана Русинов нашел списки рабочих времен войны.

Лариса Петухова там значилась, и была отметка, что она эвакуирована из Новгорода.

Однако была и другая отметка - выехала в сорок четвертом году по месту своего постоянного жительства!

То есть вернулась в Новгород после его освобождения.

Выходило, что сестра Андрея Петухова, Ольга Аркадьевна, его попросту обманула.

Наверняка обманом было и то, что она не поддерживает с племянницей никаких отношений.

Русинов хорошо помнил известного в Новгороде детского врача, беседу в прошлый приезд к Ольге Аркадьевне, и этот, возможно, и благородный обман показался ему странным.

Русинов выпросил у Ивана Сергеевича телеграфный денежный перевод и, минуя Москву, на своей "Волге" отправился в Новгород.

Ольга Аркадьевна оказалась в доме престарелых: докармливать ее было некому.

Жила она в небольшой чистенькой комнате с казенной мебелью и, кажется, радовалась своему положению.

Поселившись тут, она словно избавилась от всех прошлых предрассудков в отношении своих молодых лет и была намного словоохотливее и откровеннее.

Она сразу же узнала Русинова, по-старчески восхищенно начала рассказывать, как ей хорошо стало здесь после одинокого житья в своей квартире.

Русинов не торопил ее и не задавал вопросов, а лишь направлял разговор к годам эвакуации.

Ольга Аркадьевна пустилась в воспоминания и неожиданно призналась:

- Простите меня великодушно, молодой человек.

Я тогда сказала вам не правду.

Лариса и в самом деле не вернулась в Новгород и на станции Киря не осталась.

Они гуляли по березовым аллеям, окружавшим дом престарелых.

Ольга Аркадьевна держалась за его руку и опиралась на палочку.

- Где же она?

- спросил Русинов.

- Я ездил, искал...

- Не найдете, - заверила она.

- И не старайтесь...

Я должна открыть вам одну тайну.

Но скажите: почему вы интересуетесь Андреем?

- Я историк, - сказал он, и это не было большой ложью.

- Хочу написать об экспедиции, в которой работал ваш брат.

Ольга Аркадьевна тихонько рассмеялась:

- Мне почудилось...

вы из КГБ!

Вы в прошлый раз так спрашивали...

Как всю жизнь меня спрашивают.

Русинов рассказал ей об истории экспедиции Пилицина и назвал всех ее участников, однако Ольга Аркадьевна никого из товарищей не знала.

Но вдруг доверительно сообщила:

- Андрей остался жив!

И мы встречались с ним в Новгороде!

Он приезжал.

- В сорок четвертом году?

- Да, приехал тайно, скрывался...

Забрал с собой Ларису и уехал.

Одну ночь переночевал.

Мы только вернулись из эвакуации и еще прописаться не успели.

- Куда же он уехал?

- Русинов едва сдерживал волнение.

- Не сказал, - вздохнула Ольга Аркадьевна.

- Когда появился - сразу предупредил, чтобы ни о чем не спрашивала.

Мы и не спрашивали.

Догадывались...

Он так сильно постарел, похудел.

От прежнего половина осталась.

Сказал, что приехал за дочерью.

А Лариса его совсем не помнила и все у меня спрашивала - это правда мой папа?..

Я потом так жалела, что отпустила Ларису, да как было не отпустить?

И ни одного письма!

Думала, после войны напишут.

Нет...

Потом, когда Сталин умер, думала, когда Хрущев пришел...

Видно, в живых нет.

Так бы-то написали, приехали...

- Искать не пытались?

- воспользовавшись паузой, спросил Русинов.

- Как не пыталась?

- затосковала она.

- В пятьдесят девятом году подала на всесоюзный розыск по линии растерявшихся в войну родственников.

Год ждаланичего...

Потом в шестьдесят шестом заболела и дала объявление через газету.

Помните, печатали списки "Отзовитесь!" и рубрика была - "Эхо войны"?

В центральных газетах пять раз печатали...

И приехал ко мне один молодой человек.

Ласковый такой, вежливый.

Я сразу поняла, откуда он.

И давай меня выспрашивать, что мне известно про брата, про племянницу.

Да ничего, говорю, не известно, потому и на розыск подала.

А он и спрашивает: как это мы могли растеряться с Ларисой, когда из Чувашии выехали вместе и под бомбежки не попадали?

Чаще-то терялись, когда ехали в эвакуацию...

Мне солгать пришлось.

Говорю: Лариса на фронт хотела, а ее не брали.

И когда ехали в Новгород, на какой-то станции остановились рядом с военным эшелоном.

Она будто бы за водой побежала, а сама, наверное, в этот эшелон попросилась.

Или солдаты затащили...

Тогда бывало всякое...

Молодой человек ушел, а я после него уж больше не искала, боялась.

- Думаете, он был из КГБ?

- поинтересовался Русинов.

- Я не думаю, я знаю, - уверенно заявила Ольга Аркадьевна.

- Удостоверение показывал?

Нет, мне и показывать не надо.

Я человека и так вижу.

Насмотрелась на них...

- А сам Андрей Аркадьевич хоть что-нибудь рассказывал?

Не молчал же он все время!

- Не молчал...

- проронила она.

- Мне Ларису жалко было отдавать.

На моих руках выросла, как дочь...

Я Андрюше и говорю, мол, ей же учиться надо и замуж пора.

А уедет с тобой - что там станет делать?

Если сам скрываешься, то и ей придется...

У Андрея только характер старый остался, смеется: я, говорит, и выучу ее, и работу найду, и замуж выдам!

Такого жениха присмотрел!..

Потом он с Ларисой долго разговаривал, один на один.

Не знаю, что наговорил, но она загорелась, засобиралась с отцом.

Когда я их провожала - расплакалась...

Ольга Аркадьевна вытерла платочком слезы и вдруг подняла на Русинова глаза, полные восхищения.

- Он мне одну вещицу подарил!

На память!

Это, говорит, тебе утешительница: когда затоскуешь - возьми в руку и зажми в кулак, и сразу станет хорошо.

Игрушка такая...

Я, Дура, эту игрушку из рук не выпускала, когда Лариса уехала, - она снова оживилась.

- А еще знаете что сказал?

Ей-Богу, как вспомню, мне так странно становится!

Не переживай, говорит, сестренка, война кончится весной сорок пятого года.

И начнется снова только через сорок лет.

Число "сорок", говорит, число роковое...

И предупредил, чтоб никому об этом не рассказывала.

- "Сорок" значит "со роком", - задумчиво проговорил Русинов.

- Он был прав...

А откуда он знал - не сказал?

- Нет, не сказал, - вздохнула Ольга Аркадьевна.

- Я же не спросила.

Он же любил болтать, думала, успокаивает меня, чтобы за Ларису не переживала.

Когда война кончилась - вспомнила.

Угадал ведь!

И когда эта перестройка началась - опять вспомнила...

Только и слышу - там война, там война!

Погляжу кругом - вроде мир, а люди гибнут...

Что было не спросить, когда новая война кончится?

Наверное, Андрюша знал.

Когда человек живет в опасности, между жизнью и смертью, ему многое открывается.

Он ведь явился-то к нам как с того света.

И если бы не игрушка эта...

А так достану ее, посмотрю - нет, не приснилось!

- Покажете мне игрушку?

- попросил Русинов.

- Покажу, - пообещала она и повела его в свой утешительный дом.

Русинов долго рассматривал маленькую - помещалась в ладони - нефритовую обезьянку и ощущал, будто прикасается к иному миру.

Она была выточена руками большого мастера, и еще тогда, не зная подлинного возраста этой вещицы, он понял, что игрушка-утешительница явилась на свет откуда-нибудь из кургана или городища.

Скорее всего, это был домашний либо путевой божок, но не детская забава.

Он мысленно перебирал все знакомые культуры и культуры, в которых бы обезьяна почиталась как кумир, и не мог вспомнить.

Возможно, в каких-нибудь мелких африканских культурах и существовал такой бог, но откуда же она появилась у Андрея Петухова?

- Возьмите ее себе, - неожиданно сказала Ольга Аркадьевна.

- Я теперь здесь живу, утешилась...

Только у меня просьба к вам: если что узнаете об Андрее или Ларисе - сообщите мне.

Лариса, может быть, и жива еще...

Хотя у меня подозрение есть.

Их могли арестовать в сорок четвертом, по дороге...

Русинов пообещал, что непременно выполнит ее просьбу: нефритовая обезьянка согревала ладонь и в самом деле утешала...




оглавлениеоглавление читать дальшечитать дальше


Сайт Сергея Алексеева: www.stragasevera.ru/
Заказать книгу почтой


Поделись ссылкой на эту страничку с друзьями:


Россия: Мы и Мир
Аз Бога Ведаю
Сокровища Валькирии
I. Стоящий у солнца
Сокровища Валькирии
II. Страга Севера
Сокровища Валькирии
III. Земля Сияющей Власти
Сокровища Валькирии
IV. Звездные Раны
Сокровища Валькирии
V. Хранитель Силы
Сокровища Валькирии
VI. Правда и вымысел
Анти-Карнеги
Сэнсэй. Исконный Шамбалы.
Жизнь и гибель трёх последних цивилизаций
Белый Конь Апокалипсиса
Застывший взгляд
Правда и ложь о разрешенных наркотиках
Оружие геноцида
Всё о вегетарианстве