перейти на главную

Globus in Net | Книги по интересам

Сэнсэй. Исконный Шамбалы

Заказать
книги почтой

Партнеры:

витамины


БАД NSP


Натуральная косметика:







Заработать

Создание собственного сайта для заработка

  • как создать сайт
  • раскрутка сайта
  • заработать в интернет




sp:

m:




Акадения управления

Лекции генерала Петрова

Цикл лекций по Общей Теории Управления




set:

часть 26

Через пару дней, когда мы с мамой ходили по магазинам за очередными покупками, я как раз строила планы на вечер, обдумывая вопросы, которые собралась сегодня задать Сэнсэю на занятии.

На улице, после вчерашнего дождя и ночного мороза, выпал пушистый снег.

Надо отметить,  что зима здесь была довольно теплая по сравнению с теми регионами Союза,  в которых мы жили раньше.

«Шахтерский» снег был похож на снег лишь только в первый день, так как на второй он уже становился серым от угольной пыли, а на третий и вовсе таял, превращаясь в мокрую, слякотную грязь.

И даже Новый год здесь мы все время встречали с одним и тем же прогнозом погоды: «Дождь, переходящий в мокрый снег».

Так что я была рада увидеть хотя бы этот пушистый снег и ощущать долгожданный морозец.

Это давало маленькую надежду, что очередной Новый год, до которого осталось всего три недели, может быть удастся встретить по-настоящему, по-зимнему и повеселиться от души.

Так, мечтая о хорошем будущем, мы шли к очередному магазину.

И тут мама неожиданно поскользнулась и упала назад, да так сильно, что у нее аж ноги подлетели.

Все это случилось в какие-то доли секунды, я не успела даже сообразить, не то чтобы удержать.

Проходившие рядом какие-то мужчины кинулись ее поднимать.

Я тоже пыталась как-то помочь, испугавшись не на шутку.

Поблагодарив людей, мама встала, оперевшись на меня:

– Мам, ты как, идти сможешь?

– Ой, подожди, боль такая в спине, прямо что-то хрустнуло.

– Может в больницу?

– Да подожди, сейчас пройдет.

Мы немного постояли, а потом медленно пошли домой.

Мама слегка прихрамывала.

Дома ей стало еще хуже.

Отца не хотели тревожить на работе, все думали, что пройдет.

Но боль все усиливалась, и никакие таблетки не помогали.

Что мы только ни делали: растирали различными мазями, делали компрессы и даже просто грели.

Но от последней процедуры ей стало еще хуже.

На медитационное занятие я, естественно, не пошла.

А когда поздно вечером пришел отец, мы уже испробовали все, что можно, чтобы утихомирить боль.

Решение было однозначное – нужно обращаться в больницу.

Отец сделал пару звонков и договорился, чтоб маму посмотрел доцент в областной нейрохирургии.

К утру ее состояние резко ухудшилось.

Ноющая резкая боль перешла и на ногу.

И малейшее движение вызывало сильнейший приступ.

Ее даже в больницу отвезли в полулежащем положении.

В неврологии, после серии рентгенов и компьютерной томографии, доцент установил, что у нее давно уже был остеохондроз позвоночника, а из-за падения лопнуло фиброзное кольцо и образовалась грыжа диска 7 мм.

Вследствие этого был зажат седалищный нерв, что отдавало сильной болью в ногу.

После внимательного осмотра врач послал на консультацию к нейрохирургу.

Отец опять-таки нашел хорошего нейрохирурга, который, ознакомившись с результатами обследования, сделал вывод, что операция неизбежна.

Это была катастрофа для нашей семьи.

Мало того, что мы насмотрелись на прикованных к постели больных, когда искали кабинет нейрохирурга, так  еще мама наслушалась всяких ужасов от своей, как потом оказалось, будущей соседки по палате в неврологии, которой требовалась повторная операция.

Мать была так напугана предстоящей операцией, что мы после консультации в полном смысле слова сбежали с ней из нейрохирургического отделения, если так можно назвать наше усиленное ковыляние.

Вот так, неожиданно для всех нас, будущее предстало в самых черных тонах.

Мы решили попробовать медикаментозное лечение, проколоться, как говорится, бороться до последнего.

С того дня как маму положили в больницу в неврологическое отделение, моя жизнь круто изменилась.

Утром я шла в школу, а потом ехала в областную неврологию.

Я все время находилась возле мамы, чтобы поддержать ее моральный дух.

Это, как мне казалось, было очень важно для нее.

Правда, врачи возмущались «присутствием посторонних», но отец быстро уладил этот вопрос.

Больница стала для меня основным местом моего времяпрепровождения.

Мама была более чем огорчена, что на нашу семью одно за другим сваливались такие несчастья.

Да к тому же еще пришло сообщение из Москвы о том, что все сроки уже обговорены и меня ждут на операцию после новогодних праздников.

Мама очень переживала, что плюс ко всему я забросила свои любимые кружки и занятия, и даже пыталась настоять, чтоб я вернулась к своей обычной жизни.

Но об этом моя особа даже слушать не хотела.

Мне казалось, что никто не будет здесь ухаживать за ней так, как я, и что без меня она просто зачахнет от своих плохих мыслей и от гнетущей атмосферы палаты, где все соседки только и рассказывали о своих болячках.

В первые дни я так же,  как и вся наша семья, находилась в легком шоке.

«Надо же было такому случиться, – думала я.

– Вот так, нежданно-негаданно, и именно с мамой.

Какая все-таки жизнь непредсказуемая! Нам только кажется, что почти все в ней предусмотрели, распланировали, предугадали и что все оно так и будет.

А на самом деле, что ни день, то испытание на прочность, как будто Кто-то хочет проверить нас, насколько мы надежны, насколько мы устойчивы внутренне в различных ситуациях, будь то радость или горе.

Возможно, эти стрессы, свидетелями или участниками которых мы невольно становимся, являются нам напоминанием свыше о том, что жизнь слишком хрупка и что самое главное в ней мы можем просто не успеть сделать.

Ведь мы настолько привыкаем откладывать на «неопределенное потом» важные дела своей души, что даже не замечаем, как быстро проходит сама жизнь и что в ней ничего не успеваем сделать толком.

Почему мы начинаем что-то по-настоящему ценить лишь тогда, когда безвозвратно что-то теряем: молодость – в старости, здоровье – на больничной койке, жизнь – на одре смерти? Почему?! Может быть эти внезапные ситуации как раз заставляют нас задуматься над своим бренным существованием, заставляют нас очнуться от несбыточных фантазий, порожденных нашей ленью и возвратить нас в действительность.

А действительность такова – никто толком до конца не знает, что с ним может случиться через минуту.

Так может не стоит испытывать Судьбу, а начать ценить каждое мгновенье сейчас, с этой секунды и ценить его так, как ценят обреченные люди.

Возможно тогда мы сможем глубже понять смысл самой жизни и сделать в ней в тысячу раз больше полезных дел для своей души и для окружающих людей.

«Глупо думать, что завтра от нас никуда не денется, оно может просто никогда не наступить».

Только теперь я поняла весь смысл выражения Сэнсэя, которое когда-то я воспринимала как шутку: «Если хочешь рассмешить Бога, расскажи ему о своих планах».

В историях жизни, которые слушала с мамой в первые дни от ее соседок по палате, я нашла подтверждение тому, что никто не застрахован от господина Случая… Женщину, что лежала у окна, звали Валентиной Федоровной.

Один лишь миг перевернул всю ее жизнь.

А случилось это так же неожиданно.

Жили они с мужем поначалу как все, еле дотягивали от зарплаты до зарплаты.

А когда пошла волна кооперативного движения, муж уволился с фабрики и оформил свой кооператив по изготовлению мебели.

Поскольку мужик был предприимчивый и трудолюбивый, дела пошли в гору.

За какой-то год он заработал столько денег, что они с женой смогли купить и новую кооперативную квартиру, и машину, и даже дачный участок.

Все было лучше некуда и ничего не предвещало беды.

Но два месяца назад, когда Валентина Федоровна возвращалась с мужем на машине со дня рождения своего родственника, они попали в крупную аварию.

Это случилось в какие-то доли секунды.

Три машины врезались друг в друга на полной скорости по вине пьяного водителя со встречной полосы.

Муж погиб сразу.

А она, благодаря тому что была пристегнута ремнем безопасности, чудом осталась жива.

Однако ее так дернуло, что врачи потом определили у нее подвывих в шейном отделе позвоночника с образовавшейся там гематомой.

После этого случая руки ее стали плохо слушаться, а ног она вообще не чувствовала.

Подвывих ей устранили в нейрохирургии.

Однако осталась гематома – следствие ушиба спинного мозга.

Валентину Федоровну перевели из нейрохирургического в неврологическое отделение около месяца назад.

Но мне показалось, что ее больше угнетало не столь физическое состояние, сколько моральное.

Именно с того момента катастрофы жизнь ее пошла наперекосяк.

Мало того, что пришлось заложить часть имущества, поскольку деньги, которые у нее были, быстро разошлись на лечение, на оплату каких-то непонятно откуда взявшихся долгов мужа, так ее еще поразило странное отношение своих знакомых.

У семьи Валентины Федоровны, как она рассказывала, было много друзей, родственников, близких знакомых.

Но как только те узнали, что муж погиб, а она осталась покалеченная одна, все почему-то вмиг забыли о ее существовании.

И вот теперь она уже второй месяц лежит в больнице и ее посещает лишь пожилая старушка-мать да родная сестра, которая хоть и жила в бедности, но всегда старалась принести ей что-нибудь вкусненькое.

Теперь Валентина Федоровна, конечно, поняла, кто есть кто, но было уже слишком поздно.

В тот вечер я записала в свой дневник одно интересное выражение ее старенькой матери насчет нерадивых друзей: «Когда горшок кипит, то и друзей полон дом кишит.

А как горшка не стало, то и в доме пусто стало».

Валентина Федоровна была в отчаянии и не находила другого выход своему горю, нежели как в злословии на своих бывших друзей и знакомых.

А мне при этом становилось как-то не по себе.

Этими плохими словами она мало того что портила настроение себе, психовала по пустякам, сама в себе разжигала ненависть, так еще и окружающие от этого страдали.

Впоследствии нам даже не хотелось упоминать при ней слово «друг» из-за того, что эта женщина буквально взрывалась и начинала заново свою «старую песню о главном».

Другая женщина, Анна Ивановна, была добрая.

Она не кляла на чем свет стоит свою Судьбу, хотя здоровье ее было ничуть не лучше.

У нее была почти такая же болезнь, как и у мамы.

Просто в один «прекрасный момент» сильно заболела спина.

В конечном счете врачи обнаружили у нее грыжу диска.

Сделали операцию, удалили позвоночную грыжу.

После этого ей намного полегчало.

Но через какое-то время она опять слегла и стало еще хуже.

Врачи назначают повторную операцию, но она боится, что после нее совсем перестанет ходить.

Анна Ивановна, хоть и более сдержанно, рассказывала свою историю, но подробности и особенно последствия ее операции очень сильно напугали не только маму, но в некоторой степени и меня, поскольку моей особе, по всей вероятности, тоже предстояла встреча с нейрохирургами.

Анна Ивановна плохо передвигалась.

К ней часто приходил ее муж, веселый упитанный мужчина.

Дети их давно выросли и жили со своими семьями в разных городах.

У Анны Ивановны было свое горе, она больше всего боялась быть прикованной к постели, ведь ей было только пятьдесят.

Она боялась быть тяжелым бременем на шее у мужа да еще тяготить своей болезнью детей.

Поэтому эта женщина очень старалась вылечиться, глотая все предназначенные таблетки и выполняя все предписанные процедуры.

Но временами, когда боль становилась невыносимой, оптимизм ее покидал и она заливалась горькими слезами, повторяя один и тот же вопрос: «За что?!»

Третья соседка, совсем молодая девушка, лет на пять меня старше.

У нее была постродовая травма.

Она еще во время беременности чувствовала боль в спине.

Правая нога абсолютно перестала ее слушаться, Лена даже не могла пошевелить пальцами на ней.

Как оказалось, у нее была протрузия двух дисков.

Дома у нее остался грудной ребеночек под присмотром свекрови-пенсионерки.

К ней тоже приходил муж.

Он был неплохой парень, спокойный, видно по натуре тихоня.

Зато ее свекруха влетала как ураган, вечно ворчливая и недовольная какими-то мелочами.

Это осложнение после родов, которое также никто не мог предугадать, поставило молодую семью на грань развала.

Мало того что со здоровьем Лены были серьезные проблемы, она не могла физически за ребенком ухаживать, так еще и свекровь все время подбивала своего сына на конфликты, мол зачем такая жена-калека, на всю жизнь обуза, требуй развода.

А Лене и положиться больше не на кого было с ребенком-то, разве что на свою мать.

Но та жила далеко, в другом городе, и редко приезжала, так как все время вкалывала на заводе, еле сводя концы с концами.

В общем, не жизнь стала у Лены, а сплошная трагедия.

Так вот, наслушалась я всех этих историй и подумала, что ведь действительно никто из них не ожидал такого вот финала, все жили какими-то своими мечтами и тут – на тебе, гром среди ясного неба.

Все сетовали на то, почему это случилось именно с ними… Вечером, находясь под впечатлением услышанного, я открыла наугад свой дневник и прочитала первые попавшиеся слова Сэнсэя, произнесенные им когда-то в одной из бесед: «Не бывает случайностей.

Случай – это всего лишь закономерное следствие наших неконтролируемых мыслей».

«Вот это да! Надо же, а я на эти слова как-то раньше просто не обращала внимания».

И для большей своей «зоркости» выделила их в дневнике жирным курсивом.

Мне очень хотелось посетить занятия и тренировки Сэнсэя, но вырваться из этого водоворота, по меркам моей совести, никак не могла.

Хотя постоянно  перезванивалась с ребятами, которые взахлеб хвастались своими успехами.

Дома продолжала делать медитации, а «Цветок лотоса» пыталась выполнять в каждую свободную минуту.

У меня очень хорошо получалось вызывать ощущения, когда думала о «желанном подарке».

При этом в солнечном сплетении возникала волна мелких мурашек, которая расходилась по телу в разные стороны.

Это чувство было довольно-таки приятным… Хоть я и не была рядом с Сэнсэем, но его слова, прочитанные из дневника, постоянно прокручивались в моей голове.

В больнице моя особа решила во что бы то ни стало изменить болезненно-нервозную атмосферу в палате, ибо, послушав все эти разговоры о болячках и гнетущем бытие, можно было и здоровому человеку быстро захиреть.

В гостях у мамы я старалась рассказывать все самые смешные истории, которые только знала, начиная со школьной жизни и заканчивая разными курьезами из литературы.

Но этот метод был малоэффективен, поскольку женщины оставались погруженными в думы о своих проблемах.

Как-то раз в разговоре с Леной я поведала ей то, что слышала от Сэнсэя, о хороших и плохих мыслях, о сущности души и нашей жизни, кстати к немалому изумлению моей мамы.

Удивительно, но женщины начали прислушиваться к этим словам с таким вниманием, как будто я передавала не слова Сэнсэя, а какую-то исповедь, касающуюся сугубо каждой из них.

Мама говорила, что после моего ухода, они еще долго обсуждали эти слова и задумывались над их смыслом, исходя из своего прожитого опыта жизни.

Поразительно, но через неделю таких моих рассказов это дало неожиданные результаты.

Все та же Валентина Федоровна, которая больше всех стонала и убивалась горем, преобразилась в совершенно другого человека, толкового организатора своей судьбы.

Мама рассказывала, что после таких бесед она усиленно что-то обдумывала.

И результат ее решения превзошел все ожидания.

Она предложила мужу Лены официальную должность директора в мебельном кооперативе с соответствующей хорошей зарплатой.

Это был полный шок не только для молодой семьи, но даже для свекрови.

Они просто не знали, как и благодарить Валентину Федоровну за этот подарок Судьбы.

Муж Лены, хоть и был тихоня, но когда ему доверили столь ответственное дело, обнаружил у себя таланты хорошего руководителя.

Как рассказывала свекровь, он работал с большим энтузиазмом и отдачей целыми сутками напролет, благодаря чему производство мебели вновь было налажено за какие-то две недели, и даже появился первый крупный доход.

Свекровь расцвела от счастья, и ее отношение к Лене резко переменилось в хорошую сторону.

Более того, Валентина Федоровна пристроила в этот кооператив и свою родную сестру, превратив ее из простого бухгалтера с мизерной зарплатой в государственной конторе в главного бухгалтера своего частного предприятия, получающего солидную зарплату.

А поскольку та женщина была честной, пунктуальной и аккуратной, то порядок был гарантирован.

В общем, от такого умного и простого разрешения проблем Валентиной Федоровной, все были довольны, а она в особенности.

Ее здоровье да и вся жизнь в целом, начали налаживаться.

Даже старые «друзья» стали к ней наведываться, предлагая всевозможные свои услуги.

Но Валентина Федоровна совершенно без злобы дала им понять, что ни в их услугах, ни в их помощи больше не нуждается.

Атмосфера в палате с тех пор значительно улучшилась.

Теперь женщины чаще улыбались, шутили, подбадривали друг друга.

В этой палате стало приятнее находиться всем, даже медперсонал задерживался намного дольше обычного, чтобы поболтать с нашими хохотушками.

И что самое поразительное, у женщин значительно улучшилось не только настроение, но и их здоровье, они быстро пошли на поправку.

И я поняла, что та жуткая боль была порождена, в первую очередь, их воображением, плохими мыслями и страхом перед неизвестностью.

Она как червь съедала их изнутри, усиливая многократно физическую боль.

А как только эти женщины отвлеклись от этого, то стали приятнее не только окружающим, но и  самим себе.

У них появилась возможность не только трезво рассуждать, но и попытаться адаптироваться к новым условиям жизни,  отношениям с людьми.

Меня просто ошеломило это открытие, поскольку я даже и не подозревала, что слова Сэнсэя произведут такую революцию мыслей и чувств в этих обреченных  на страдание женщинах.

Ведь положительные мысли одной из них породили целую цепь событий в судьбах нескольких людей, принося в их жизнь счастье и достаток.

Это послужило для меня еще одним подтверждением достоверности слов Сэнсэя относительно того, насколько сильны наши мысли, насколько они влияют на нас и нашу Судьбу.

Еще я заметила, что выполнять «Цветок лотоса» в палате стало значительно легче.

Моя особа старалась как могла, поддерживать этот дух оптимизма, который нарастал здесь с каждым днем.

Я набрала в библиотеке книжек великих классиков, обязательно с хорошим концом, а также юмористические рассказы.

Женщины с удовольствием их читали, пересказывая друг другу волнующие моменты.

Оказывается, многие слова Сэнсэя также находили свое подтверждение в произведениях классиков разных эпох.

И тут, наконец-то, до меня дошло, что Сэнсэй ведь говорил о действительно вечных истинах, которые присущи всему роду человеческому изначально.

Причем излагал он это все просто и ясно.

И еще один любопытный момент был отмечен мною.

Анна Ивановна, которая двадцать лет проработала в университете педагогом по литературе, многие эти произведения знала чуть ли не наизусть.

Но сейчас она говорила, что с удовольствием перечитывала данные книги, поскольку теперь уже воспринимала это все совершенно по-другому.

И именно для себя, для своей души, как она потом призналась, сделала интересные открытия, заметив в книгах то, на что раньше совершенно не обращала внимания.

Иногда наше чтение превращалось в целые литературные вечера.

Удивительно было то, что женщины, когда я им рассказывала о контроле над мыслями из теории Сэнсэя, слушали эти слова с необычайным вниманием.

Поначалу меня это смущало, так как на многие их встречные вопросы о жизни я просто не могла ответить.

Но дома, вновь перелистывая свой дневник, находила слова Сэнсэя, которые, по-моему мнению, более-менее подходили к ответам.

Как ни странно, но женщины понимали эти слова по-своему, исходя из опыта прожитой жизни, и самое важное – эти ответы их вполне удовлетворяли.

Так что хоть Сэнсэя и не было рядом с нами, но его присутствие явно ощущалось в тех его глубоких мыслях, к которым мы постоянно возвращались.

Приближался Новый год.

Женщины решили устроить себе праздник для души прямо в палате.

Мой папа уладил все формальности с главным врачом.

Мы даже установили небольшую, но настоящую елку, украсив ее всевозможными игрушками и для смеха шприцами и капельницами.

Так что Новый год наша семья встречала в маминой палате вместе с женщинами и их близкими и родными.

Было настолько весело, настолько все друг к другу доброжелательно относились, что у меня создалось впечатление, что здесь собралась одна большая дружная семья.

Мне запомнился один интересный тост, произнесенный свекровью Лены:

– Говорят, что как встретишь Новый год, таков и будет целый год.

И несмотря на то что мы встречаем его в больнице, главное, что встречаем его в компании таких замечательных людей.

Я благодарна Богу за то, что все несчастья с моим сыном закончились благополучно.

Большое спасибо Вам, уважаемая Валентина Федоровна, за ваше доброе и чуткое сердце.

Если бы не вы, мы бы никогда не выбрались из того кошмара.

Так давайте выпьем за вас, за непредсказуемую Судьбу, которая свела нас всех в столь необычном месте.

За ваше здоровье!

В эту ночь было сказано еще много добрых и красивых слов.

А ближе к двум часам ночи к нам присоединился даже главный врач с супругой, которые возвращались откуда-то из гостей.

Но как я потом поняла, его больше интересовало общение с моим отцом, чем с нами… Изрядно подвыпив, женщины стали изливать друг другу свои души.

И здесь меня просто ошеломил один момент, когда Валентина Федоровна рассказывала о принятии своего жизненно важного решения.

– Вы знаете, девочки, я долго думала над тем, что со мной произошло и как же из этого дерьма теперь вылезти.

И однажды, после очередного такого тягостного раздумья, мне приснился странный сон, как красивый молодой человек с белокурыми волосами до плеч, подошел к моей койке и говорит таким мелодичным голосом: «Что ты мучаешься? Посмотри вокруг, какие люди тебя окружают.

Когда ты узришь в них лучшее, твои проблемы  исчезнут».

После этого я проснулась как будто с совершенно другими глазами.

Я стала размышлять.

И действительно, как потом оказалось, лучше кандидатур, которых я здесь нашла для поднятия моего производства, и придумать нельзя.

Хотя, честно говоря, я в начале и сомневалась, все-таки был большой риск.

Но, вспоминая этот сон, что-то подтолкнуло меня к окончательному решению… Ей богу, девочки, – она перекрестилась, – истинная правда!

– Представляете, мне тоже снился белокурый мужчина! – призналась Анна Ивановна.

– Только я стеснялась вам рассказать.

Он говорил мне что-то таким приятным голосом.

Но на утро я ничего не могла вспомнить из его слов.

Только помню, что после этого мне стало как-то хорошо в душе.

Я до сих пор это состояние умиротворения в себе ощущаю.

И что бы это могло значить?

– Это все вам ангелы небесные помогают, – запричитала набожная свекровь.

– Они вам, родненькие, верный путь указывают…

И дальше пошла целая проповедь церковного учения.

Но меня этот случай явно заинтриговал.

И по прийдя домой, я первым делом записала его в свой дневник.


оглавлениеоглавление читать дальшечитать дальше


Заказать книгу почтой

Поделись ссылкой на эту страничку с друзьями:


Россия: Мы и Мир
Аз Бога Ведаю
Сокровища Валькирии
I. Стоящий у солнца
Сокровища Валькирии
II. Страга Севера
Сокровища Валькирии
III. Земля Сияющей Власти
Сокровища Валькирии
IV. Звездные Раны
Сокровища Валькирии
V. Хранитель Силы
Сокровища Валькирии
VI. Правда и вымысел
Анти-Карнеги
Сэнсэй. Исконный Шамбалы.
Жизнь и гибель трёх последних цивилизаций
Белый Конь Апокалипсиса
Застывший взгляд
Правда и ложь о разрешенных наркотиках
Оружие геноцида
Всё о вегетарианстве