перейти на главную

Globus in Net | Книги по интересам

Партнеры:

витамины


БАД NSP


Натуральная косметика:







Заработать

Создание собственного сайта для заработка

  • как создать сайт
  • раскрутка сайта
  • заработать в интернет




sp:

m:




Акадения управления

Лекции генерала Петрова

Цикл лекций по Общей Теории Управления




set:

Олег Гусев

Белый Конь Апокалипсиса

11/5

Летом 1973 г., окончив первый курс Восточного факультета ДВГУ, я решил исполнить когда-то задуманное и перефотографировать неопубликованную книгу Вс.Н.Иванова “Китай и его двадцать четвёртая революция”.

Приехав в Хабаровск, я отправился по знакомому адресу, надеясь, что вдова писателя, Мария Ивановна, извлечёт из знакомого дивана пожелтевшую рукопись и позволит переснять её.

Когда я позвонил, дверь полуоткрыла незнакомая девушка лет семнадцати.

- Простите, я не ошибся? Здесь раньше жил писатель Всеволод Никанорович Иванов...

В ответ девица с большим достоинством, сделав ударение на последнем слове, произнесла:

- А теперь здесь живём мЫ! И захлопнула дверь.

Тогда я пошёл в располагавшуюся неподалеку редакцию журнала “Дальний Восток”.

Там, в фойе между фикусами, сидел какой-то сонный писатель и принимал посетителей.

От него я узнал, что Мария Ивановна умерла, а ответственным за сохранность литературного наследия Всеволода НиКАНоровича назначен литератор Владимир Руссков.

Но у Русскова был “творческий день”.

Оказалось неясным, будет ли Руссков завтра.

Короче, книгу “Китай и его двадцать четвертая революция” я так и не перефотографировал и рукопись больше никогда не видел.

Не отказался бы и сейчас, по прошествии тридцати лет, снять с неё копию: для меня любопытно чисто писательское видение Всеволодом Никаноровичем Китая.

Без сомнения, он продолжил в книге свои поиски “души” Срединной империи, устремившись за мифом, сочинённом “историками”.

Интерес Всеволода Никаноровича к личности сержанта Юрия Бабанского в своё время разделяли многие, в том числе и я.

Встретиться с Бабанским и выяснить у него, что же он тогда, в 1969 г., “натворил”, мне удалось только через четверть века.

Потом прошло ещё пять лет, и вот в 1999 г., когда дописывалась эта книга, исполнилось тридцать лет, как отгремели бои на острове Даманский.

Им не один год предшествовали скупые информации в газетах, из которых смутно угадывалось большое неблагополучие на 5000-километровой советско-китайской границе.

Это неблагополучие “неожиданно” прорвалось крупномасштабным сражением на севере Приморского края.

Газеты запестрели статьями, очерками, фотографиями с места события: им это наконец разрешили.

Страна увидела портреты награждённых и, опять же в рамках разрешённого цензурой, прочла описание их подвигов.

В этих описаниях были выхолощены, намеренно убраны те детали и те драгоценные подробности, которые позволили хотя бы одному из героев Даманского проникнуть глубоко в душу читателя и остаться в ней навсегда.

Звания Героя Советского Союза были заслуженно удостоены офицеры Армии, а из простых солдат – младший сержант Юрий Бабанский.

За что бы вдруг?

Эта “единственность” рядового воина обращала на себя внимание, но никак не осмысливалась: выглядел Бабанский в газетных репортажах и изданных затем книжках некой безликой фигурой...

“Возглавил, ...повёл в атаку, ...выстоял до подхода подкрепления...”.

Герой возникал из ничего и уходил как бы в никуда.

В сентябре 1969 г., бродя по залам Приморского краеведческого музея в г. Владивостоке, я вдруг увидел скромную экспозицию, посвящённую не вообще событиям на острове Даманский, и не какому-нибудь высокопоставленному офицеру, а...

младшему сержанту Юрию Бабанскому.

В ней был его автомат “АК”, солдатский бушлат, шапка, рукавицы, стреляные гильзы...

Тут же было приклеено в половину стандартного листа бумаги описание совершённого Ю.Бабанским подвига, причём по-человечески просто и понятно, т.е. без пропагандистского партийно-коммунистического “надрыва”.

Была и отличная фотография Ю.Бабанского, нигде ранее не публиковавшаяся.

И это тоже было понятно.

Видимо, не пропустила цензура: Ю.Бабанский был снят со спины – он как бы оглянулся на ходу, и объектив через ствол автомата запечатлел спокойный, дерзкий, чуть ироничный взгляд воина.

Из той музейной экспозиции я впервые и узнал кое-какие подробности (но всё же не самую главную!) самого начала той, ныне уже забытой, войны...

С чего же начались события на острове Даманский, с какого момента?

Кто первым отдал приказ, вследствие которого пришла наконец в движение большая масса войск и на советско-китайской границе был наведён долгожданный порядок?

...По договорам о границах, Айгуньскому 1858 г. и Пекинскому 1860 г., реки Амур и Уссури от берега до берега были нашими.

Китай сам этого захотел, когда в середине XIX века возникла нешуточная угроза его порабощения Англией и Францией.

Но нельзя сказать, чтобы за минувшие сто лет Русские были по-немецки педантичны и полностью отгородили от Китая обе эти реки.

Китайцы и рыбу ловили у берегов, в том числе красную, и общались с нашими пограничными сёлами, и даже умудрялись проникать маленькими группами добывать жень-шень в уссурийской тайге.

Но в середине ХХ века и с той, и с другой стороны в наших отношениях стал играть доминирующую роль идеологический фактор.

Пропаганда маоистов доводила китайцев до озверения.

Политбюро ЦК КПСС ловко спекулировало на терпении Русских.

В нашу сторону стреляли из пушек.

Бывало, китайцы вырезали по ночам целые заставы, бросались в психические атаки.

Но для советских пограничников был свят подлый приказ: “автомат на плече, патрон в патронник не досылать, на провокации не отвечать...”.

Вдоль всей границы с Китаем в помощь погранзаставам были приданы, по одной на несколько, мобильные тревожные группы боевых подразделений, чтобы в случае чего приходить на помощь той или другой.

Размещались они зимой и летом в палатках.

В одной из таких групп около села Нижняя Михайловка на реке Уссури и проходил срочную службу младший сержант Юрий Бабанский.

Возглавлял группу старший лейтенант Иван Иванович Стрельников.

Утро 2 марта 1969 года было морозным.

Наблюдатели с вышек сообщили, что с китайской стороны выдвинулся отряд вооружённых китайцев, которые перешли 30-метровую левую протоку реки Уссури и остановились у кромки острова Даманский, громко крича и размахивая цитатниками из произведения “великого кормчего”.

Оперативная группа пограничников ст.лейтенанта Стрельникова сразу же была поднята по тревоге и на бронетранспортёре и двух автомобилях ГАЗ-63 двинулась к месту происшествия по льду правой протоки.

В головной машине находился И.Стрельников, а в замыкающей был мл. сержант Ю.Бабанский со своим отделением.

Передняя машина по колее, проложенной транспортёром, благополучно прошла через свеженаметённые сугробы и, приблизившись к середине острова, круто свернула вправо, чтобы пересечь его.

Задача перед всей группой стояла “будничная”: взявшись за руки, выставить живой заслон перед нарушителями границы на левой протоке.

Из-за этой-то “будничности” (или случившегося просто не заметил И.Стрельников) колонна не остановилась, когда автомобиль Ю.Бабанского забуксовал в снегу, едва приблизившись к северной оконечности длинного речного острова, каким является Даманский.

Задержка вышла недолгой.

Пограничники уже вытащили машину из сугроба, как вдруг с противоположной стороны острова, т.е. с места предполагаемой встречи с китайцами, послышалась автоматная стрельба.

Открыть её могли только китайцы.

Сначала к Бабанскому и его товарищам пришло чувство досады от того, что замешкались.

Они могли просто поторопиться и поехать дальше.

Но Юрий Бабанский принял другое решение.

Прислушавшись к характеру выстрелов и уловив не совсем обычные нотки в слабо доносившихся криках китайцев, младший сержант сердцем почувствовал беду.

Он приказал оставить машину и повёл группу на звуки выстрелов прямо по снежной целине через северную кромку острова, маскируясь в густом кустарнике.

Отделение Юрия Бабанского незаметно приблизилось к провокаторам с той стороны, с которой те никого не ждали.

Жуткую картину увидели Юрий и его товарищи.

Сгрудившись перед лежащими навзничь на снегу уже мёртвыми старшим лейтенантом И.И.Стрельниковым и двумя рядовыми пограничниками, китайцы выкалывали им глаза, отрезали уши, неистово кололи ножами.

Почему-то не видно было живой цепочки солдат – “автомат на плечо, взялись за руки”.

Офицер лишь в сопровождении двух безоружных солдат вышел навстречу китайцам и начал, видимо, зачитывать им с листа бумаги стандартный протест, как это было уже много раз.

Китайцы же в ответ открыли автоматный огонь на поражение...

Позже выяснилось, что, пересекая остров, старший лейтенант обнаружил в редком ивняке южной половины острова замаскированную с ночи засаду из двухсот китайских солдат.

Поэтому следовавшее вместе с ним отделение пограничников Стрельников рассредоточил на середине острова в качестве заслона.

Этого Юрий Бабанский, конечно же, не знал.

Ясным было только одно: с этой минуты он остался старшим по званию и, согласно воинскому Уставу, за командира всего подразделения.

И ему надо было принимать какое-то решение.

Можно было отправить гонца на заставу, чтобы принёс приказ, как действовать дальше.

Можно было затаиться и просто выжидать.

Ведь ситуацию отслеживали наблюдатели с вышек и наверняка уже доложили, куда надо.

Можно было незаметно уйти с занятой позиции и поискать следовавшее со старшим лейтенантом и куда-то пропавшее отделение.

Но мало ли чего можно было бы...

В те минуты за преступлениями китайцев наблюдал не просто знающий и выполняющий воинские уставы молодой солдат, но воин, отважный и дерзкий, сознание и плоть которого восстали против творившегося надругательства над Русскими людьми, над Русским духом.

И произошло то, что не могло однажды не произойти на этой измученной границе.

Наконец-то нашёлся человек, который отдал долгожданный приказ.

Это был младший сержант Юрий Бабанский.

Двадцатилетний сибиряк, презрев строгий приказ “не отвечать на провокации”, приказал открыть по китайцам огонь и затем повёл своих солдат в атаку!

Этот важный момент нигде и никогда не упоминался.

Даже в таком документе, как Постановление Президиума ВС СССР от 21.03.1969 г. Вот выписка из него:

“Наградной лист на мл.сержанта Бабанского Юрия Васильевича, командира отд. 2ПЗ 57-го Краснознаменного пограничного военного округа КГБ. Основные данные представления к награде.

Год, место рождения – 1948, г.Кемерово.

Участие в боях на фронтах – 2,14,15 марта 1969 г. на границе с Китаем.

2.03.1969 г. после гибели командира ст.лейтенанта Стрельникова И.И. возглавил группу и лично руководил боем по ликвидации вторгнувшихся нарушителей.

Несмотря на численное превосходство противника, пограничники несколько раз под руководством Бабанского Ю.В. переходили в атаку.

Когда кончились боеприпасы, Юрий Бабанский собрал диски с патронами у убитых и раненых товарищей и продолжил бой.

При прибытии помощи с соседней заставы в группе Бабанского осталось только 5 пограничников, которые вели бой с тремястами маоистами.

С прибытием резерва во главе со ст. лейтенантом Бубениным Юрием Борисовичем возглавил атаки пограничников на китайские позиции с фронта.

Смелые и решительные действия, умелое руководство подчиненными решили исход боя и освободили от китайских бандитов советский о. Даманский.

Присвоение награды: Орден Ленина и медаль Золотая Звезда”.

Юрий Бабанский до тех пор, пока не вышло это “Постановление”, считал себя верным кандидатом в дисциплинарный батальон.

Этого не случилось вовсе не потому, что он родился под счастливой звездой.

Полетели со своих должностей высшие военные чины Дальневосточного военного округа.

Но посадить в тюрьму Бабанского было бы в высшей степени бессовестно, т.к. все, от рядового до генерала, поняли, что младший сержант одержал громадной значимости нравственную победу.

Закончил службу Ю.В.Бабанский в звании генерал-лейтенанта заместителем председателя Комиссии ВС Украины по вопросам обороны и Государственной безопасности в 1991 г.

Находясь на этом посту, Юрий Васильевич признавал необходимость перемен во внутренней и внешней политике КПСС, но отвергал разрыв экономических связей между республиками СССР.

Он стоял за принятие и строгое соблюдение новых Законов, но при условии признания каждого их пункта на всенародном референдуме.

Одним словом, Юрий Васильевич честно и твёрдо отстаивал везде свои убеждения, ни на кого не оглядываясь и ни перед кем не заискивая.

Поэтому его поторопили уйти в запас, одновременно освободив и от всех общественных должностей.

В 1994 г. я встретился с Юрием Васильевичем в Киеве у него на квартире.

И вот человеку, однажды успокоившему гигантскую границу, важный для меня вопрос был наконец задан:

- Что вас побудило отдать тогда приказ?

Ответ был по-военному краток:

- Так уж получилось.

На моём месте это сделал бы каждый!

Да уж нет, подумалось мне, не сделал бы это “каждый”, и лилась бы на границе русская кровь ещё долгое время.

Но как я не старался вызвать генерала на откровенность, скромный Юрий Васильевич повторил ещё пару раз: “Это сделал бы каждый!”.

Тогда и мне ничего не остаётся, как воздержаться от длинных рассуждений вокруг его подвига.

Пусть вместе со мной сделает соответствующие выводы сам читатель.

Теперь не только лично мне, но и всем Русским людям станет понятна причина “загадочности” фигуры младшего сержанта Бабанского в советских средствах массовой информации 60-х годов, а также недоговоренность формулировок в Постановлении Президиума ВС СССР от 21.03.1969 г.

Генералам, министерству обороны, политбюро ЦК КПСС стыдно было признаться в том, что младший сержант Бабанский на деле показал всем им, КАК надо строить отношения с внутренними и внешними врагами России, попирающими её честь, унижающими её народ, её достоинство и её внутреннее величие.

Поэтому – “так уж получилось” – Юрий Васильевич Бабанский стал Национальным Русским Героем.

Пусть так, как он поступил в пору своей молодости, в сегодняшней России “ЭТО СДЕЛАЕТ КАЖДЫЙ”!

Юрий Бабанский победил потому, в момент ответственного испытания проявил всё величие славянского духа!

Родился, вырос и совершил свой подвиг Юрий Бабанский в Сибири, в полосе Великого Турана Древней Руси.

Вопреки высшим, но предательским по своей сути правительственным указаниям и инструкциям действовали и тем прославились не только Юрий Бабанский, но и другие известные сибиряки в XVII-XIX вв.

Из столицы Империи могло исходить что угодно, но государевы люди были всегда на страже интересов России.

Это факт был решающим в судьбе Сибири и Русского Дальнего Востока последних столетий.

Без приказа из Москвы двинулся в Сибирь Ермак.

Без “установок сверху” шли на Амур казаки-первопроходцы, тысячами шагали к Тихому океану крестьяне-лапотники, уходя от помещиков-крепостников.

Проникся духом Сибири и генерал-губернатор Восточной Сибири граф Николай Николаевич Муравьёв-Амурский.

16 мая 1858 г. он заключил с Китаем знаменитый Айгуньский трактат, по которому за Россией были навечно закреплены Приамурье и остров Сахалин.

Но мало кто знает необычные обстоятельства заключения этого трактата.

В результате деятельности иностранцев-“историков” Миллера, Шлёцера и Байера, которые были допущены царствующим домом Романовых к святая святых русской истории – старинным картам, архивам и летописям – Россия получила искажённые карты Сибири и Дальнего Востока, на которых граница между Китаем и Россией, даже вопреки тогдашним западноевропейским картам, проходила не по Великой “китайской” стене, а на тысячу километров севернее неё по... Становому хребту.

Добираясь до Камчатки, Чукотки и Аляски, Русские шли труднейшим речным путем по Лене и её притокам.

Затем перетаскивали суда волоком через хребет Джугджур на Охотск и Аян.

И это при наличии Амура – мощной речной магистрали, ведущей к Тихому океана из самых глубин Сибири!

О том, что Сахалин полуостров, а не остров, и что устье Амура “теряется в песках”, установил якобы мореплаватель Лаперуз.

Он действительно пытался пройти между Сахалином и материком, двигаясь с юга.

Далее, как везде пишется, он “ошибочно принял сплошную линию суши на горизонте за перешеек и повернул назад”.

В это ещё можно поверить, но откуда взялись “пески” в устье Амура, если Лаперуз его и в глаза не видел?

Скорее всего, “полуостров Сахалин” и “пески”, в которых терялось устье Амура, “открыли” агенты Ватикана Миллер, Шлёцер и Байер, мнение которых для высших чиновников Санкт-Петербурга было непререкаемо.

Поэтому Николай I постановил: “Вопрос об Амуре как о реке бесполезной оставить”.

Н.Н.Муравьёв-Амурский, внимательно изучая обстановку на месте и пользуясь всеми доступными источниками информации, тонко уловил ситуацию.

Он понял: сами китайцы... вовсе не считали Становой хребет границей с Россией и что по их данным она проходит значительно южнее.

Но где?

Муравьёв-Амурский обратил внимание также на то, что к Амуру китайцы почему-то не тяготеют.

На нём изредка появлялись лишь мелкие китайские торговцы.

И тогда, вопреки официальным картам, вопреки установкам из Петербурга “не портить отношения с Китаем” (после поражения России в Крымской войне её международное положение было и без того сложным), граф организовал свой знаменитый сплав по Амуру.

Построив большие плоты, он посадил на них казачьи сотни, погрузил предназначенные для Камчатки пушки и имущество и тронулся в путь по “дикой” азиатской реке.

Надо было торопиться.

Муравьев-Амурский писал:

“В Сибири уже давно носятся слухи о предприятиях англичан на устье Амура, острове Сахалине и, Боже сохрани, если они прежде нас там утвердятся!

Кто будет владеть устьем Амура, тот будет владеть и Сибирью, и владеть прочно”.

Приблизившись к маленькому китайскому селению Айгунь, граф приказал остановиться и послал гонца к местным китайским чиновникам, которые вскоре и прибыли насмерть перепуганные.

Николай Николаевич велел им срочно отправляться в Пекин и вызвать послов богдыхана для заключения договора о границах.

Послы прибыли на удивление быстро: через две недели.

Их растерянный вид ещё больше придал графу уверенности, и он предложил им провести границу с Россией по Амуру.

Китайцы не заставили себя долго упрашивать и подписали договор без всяких условий.

В свете концепции новой хронологии всемирной истории академика А.Т.Фоменко (см. Носовский Г.В., Фоменко А.Т. Империя...) мы теперь понимаем, ПОЧЕМУ китайцы охотно подписали этот договор.

На наше русское счастье, они просто не знали, что глупый Петербург неведомо отчего провёл границу с Китаем по Становому хребту.

Китайцы-то думали, что Муравьёв-Амурский ПОТРЕБУЕТ УСТАНОВЛЕНИЯ ГРАНИЦЫ ПО ВЕЛИКОЙ “КИТАЙСКОЙ” СТЕНЕ!

Они-то считали своё робкое присутствие севернее этой стены, в Манчжурии, НЕЗАКОННЫМ!

Получается, что Н.Н.Муравьёв-Амурский даже сильно “продешевил”!

Китайцы же с тех пор стали спокойно обживать и Манчжурию.

Столь же успешно был заключен и русско-китайской Пекинский договор от 2 ноября 1860 г., определивший нынешнюю границу по Уссури, включая залив Петра Великого.

Сегодняшние разглагольствования китайцев о том, что в 1858 и 1860 гг. Россия “ловко” воспользовалась тяжёлым положением Китая, – банальная идеологическая ложь.

Граф Н.Н.Муравьёв-Амурский всемерно поддержал капитана Русского флота Геннадия Ивановича Невельского, который также был “злостным нарушителем” правительственной инструкции.

В 1848 г. на корабле “Байкал” он, обогнув земной шар, привёз в Петропавловск-Камчатский из Петербурга необходимый Камчатке груз.

Будучи блестящим мореплавателем, Невельской управился с заданием на два месяца раньше срока, побив мировой рекорд скорости вождения парусных судов.

Оставшееся время он использовал для того, чтобы войти в акваторию Охотского моря, затем спуститься “вниз” на юг и выяснить: Сахалин остров или полуостров?

Представьте себе ситуацию: капитан самовольно загоняет не предназначенное для исследований казённое транспортное судно в необозначенные ещё ни на каких морских картах места!

Невельской писал:

“Мне предстояло и ныне предстоит одно из двух: или, действуя согласно инструкциям, потерять навсегда для России столь важные края, как Приамурский и Приуссурийский, или же действовать самостоятельно, приноравливаясь к местным обстоятельствам и несогласно с данными мне инструкциями.

Я выбрал последнее”.

Невельской обнаруживает, что Сахалин не полуостров, что правительственные карты карты ложные, что Амур не только не теряет своё устье в песках, а, напротив, разливается вширь и вглубь.

Не успокоившись на этом, капитан на шлюпках поднимается вверх по Амуру и констатирует, что местное туземное населения, которое грабили китайцы, радостно его встречает.

Попавшиеся по дороге китайские купцы просили прощения за то, что без разрешения торгуют на РУССКОЙ ТЕРРИТОРИИ.

Невельской удивился этому, хотя и не подал вида.

Чисто интуитивно он, как и несколько позже него Муравьёв-Амурский, догадался, что Амур, как и впадающая в него Уссури, испокон веков были русскими реками!

Знаменательно то, что Невельской как глубоко любящий Россию человек ещё ребёнком почувствовал большое историческое враньё про “заиленное” устье Амура, про “границу” с Китаем, якобы проходящую по Становому хребту, и поставил перед собой жизненную цель – опровергнуть эту ложь.

Добившись через покровительство Н.Н.Муравьёва-Амурского разрешения на организацию Амурской экспедиции (1848-1855), он присоединил к России весь юг Дальнего Востока, вплоть до границы с Кореей.

Но разве ситуация с возвращением России Сибири, Аляски и Русского Дальнего Востока была бы столь драматичной, если бы не происки “историков”, лишивших нас исторической памяти?

Мы бы их никогда и не теряли!

Да и цари Романовы вовсе не продали Русскую Аляску США: под видом её “продажи” они продолжили “дело” уничтожения древнейшей Протоимперии Великая Русь, как и самой памяти о ней.

Именно под эти “гарантии” Романовы и были посажены на престол Ватиканом в 1613 г.

оглавлениеоглавление читать дальшечитать дальше




Поделись ссылкой на эту страничку с друзьями:


Россия: Мы и Мир
Аз Бога Ведаю
Сокровища Валькирии
I. Стоящий у солнца
Сокровища Валькирии
II. Страга Севера
Сокровища Валькирии
III. Земля Сияющей Власти
Сокровища Валькирии
IV. Звездные Раны
Сокровища Валькирии
V. Хранитель Силы
Сокровища Валькирии
VI. Правда и вымысел
Анти-Карнеги
Сэнсэй. Исконный Шамбалы.
Жизнь и гибель трёх последних цивилизаций
Белый Конь Апокалипсиса
Застывший взгляд
Правда и ложь о разрешенных наркотиках
Оружие геноцида
Всё о вегетарианстве