перейти на главную

Globus in Net | Книги по интересам

Партнеры:

витамины


БАД NSP


Натуральная косметика:







Заработать

Создание собственного сайта для заработка

  • как создать сайт
  • раскрутка сайта
  • заработать в интернет




sp:

m:




Акадения управления

Лекции генерала Петрова

Цикл лекций по Общей Теории Управления




set:

Олег Гусев

Белый Конь Апокалипсиса

4/3

Очень долго в головах людей безраздельно господствовало учение Чарльза Дарвина, опираясь на которое основоположники марксизма “вывели” человека из обезьяны в трудовой “пробирке”.

Ч. Дарвин в марксистской биологической науке долго был непререкаемым авторитетом, не подлежащем критике.

Его работа “Происхождение человека и половой отбор” (1859) разделила судьбу научных исследований, волею судеб попавших в водоворот политических спекуляций и псевдонаучных домыслов.

Было даже изменено название этой книги.

На самом деле Ч. Дарвин назвал её так: “Происхождение видов путём естественного отбора или сохранение избранных рас в борьбе за существование”.

Если следовать Ч. Дарвину, то чётко выстраиваются в единую эволюционную цепочку: дриопитек, австралопитек, питекантроп, синантроп, неандерталец и наконец – кроманьонец.

Однако между неандертальцем и кроманьонцем ещё в годы жизни автора эволюционной теории обозначилась видимая всякому здравомыслящему уму натяжка, о которой высказываться публично там, где властвовали марксисты-ленинцы, было не принято. Здесь имеется в виду внезапное исчезновение неандертальца и возникновение, как бы из небытия, из ниоткуда, кроманьонца.

После этого события прошли не миллионы, а всего лишь десятки тысяч лет.

Следовательно, в земле, худо-бедно, должны были сохраниться, согласно эволюционной теории, переходные их формы в виде скелетов или фрагментов костей, причём в достаточном количестве экземпляров.

Ничего подобного ни в одном антропологическом музее мира мы до сих пор не видим.

Современные человекообразные обезьяны смогли пережить все климатические катаклизмы, которые на протяжении минувших тысячелетий в одинаковой степени нависали не только над первобытными видами людей, но и над ними.

А ведь изменения в климате планеты до сих пор считают главной причиной исчезновения одних антропов и появления других.

Дескать, многие особи внутри вида при этом вымирали, а малая часть, “наиболее живучая”, начинала интенсивно эволюционировать.

Но при чем здесь эволюция по Дарвину?

Начинали “поджариваться” на своей ступеньке эволюции лишь те животные, которые запирались на каких-то узких пространствах, когда часть суши неожиданно превращалась в острова.

Причём всегда в сторону деградации, на что указывал сам Ч. Дарвин.

Сегодня вопрос о происхождении рас вовсе не утратил свою злободневность.

Интерес к нему усиливался по нарастающей с конца XYIII века.

В XIX веке одна за другой появлялись любопытные гипотезы.

Например, версия о том, что белая, жёлтая и чёрная расы появились на Земле в разное время: сначала чёрная, наиболее древняя, потом – жёлтая и, наконец, белая – самая молодая и жизнеспособная раса.

Представителей чёрной расы эта теория вполне устроила: “Мы – самые древние и, значит, самые совершенные”.

Китайцы быть вторыми не хотели и потому сочинили остроумную притчу.

Бог, якобы, вылепил человека из глины и задвинул его на лопате в печь для обжига.

Через некоторое время вынул – оказалось, передержал: получился чёрный человек.

Сделал ещё одного, опять брак, недодержал: получился белый человек.

И только с третьей попытки получилось наконец то, что надо, – жёлтый человек.

Ну, а белую расу всё это ничуть не смутило: “Если бы две предыдущие расы и в самом деле были бы верхом совершенства, то тогда белой расы попросту не возникло бы за ненадобностью”.

Споры эти не утихают до сих пор...

Чтобы продвинуться вперёд и попробовать высказать особую точку зрения на предмет происхождения человека и человеческих рас, необходимо точно уяснить, каков уровень изученности этой проблемы в антропологической науке на сегодняшний день.

Возникает соблазн углубиться в труды наших известных отечественных палеонтологов, антропологов и физиологов.

Однако, поскольку сегодня мы вынуждены противостоять всё усиливающемуся идеологическому и информационному натиску Запада, я намеренно выбираю одного из его выдающихся учёных – француза Пьера Тейяра де Шардена (1881-1955), палеонтолога и антрополога, откопавшего синантропа.

Итоги своей непростой жизни в науке он подвел в философском эссе “Феномен человека”.

П. T. де Шарден родился в глухой французской провинции Оверни, был крестьянским сыном.

В 11-летнем возрасте отец определил его на воспитание в коллеж, принадлежащий богатому иезуитскому католическому ордену.

Родители мальчика не были религиозными фанатиками – просто других школ поблизости не было. В 1899 г. по окончании коллежа молодой П. T. де Шарден автоматически становится пожизненным членом ордена.

В 1914 г. он был призван в армию и прошёл в качестве простого санитара всю I Мировую войну, был награжден орденом Почётного легиона.

В 1920 г. П. T. де Шарден получил докторскую степень после защиты в Сорбонне диссертации “Млекопитающие нижнего эоцена Франции”, и его назначили профессором кафедры геологии в Католическом университете в Париже.

В своих лекциях молодой ученый осмелился отрицать “первородный грех”, о чём стали поступать, куда надо, доносы.

В 1923 г. де Шардену удалось вырваться из-под опеки иезуитов, отправившись в палеонтологическую экспедицию в Монголию и Северо-Западный Китай.

В отместку иезуиты запретили ему излагать свои взгляды в научных публикациях.

Китай, как и другие регионы планеты, где он вёл изыскания, превратился для него в место добровольной пожизненной ссылки.

Причина неприязни иезуитов к П. T. де Шардену состояла не только в его ироническом отношении к “первородному греху”, но и в его фанатичной приверженности эволюционной теории Ч. Дарвина, которая подрывала авторитет христианских ортодоксов.

Он, к примеру, писал:

“Что такое эволюция – теория, система, гипотеза?

..

Нет, нечто гораздо большее, чем все это: она – основное условие, которому должны отныне подчиняться и удовлетворять все теории, гипотезы, системы, если они хотят быть разумными и искренними.

Свет, озаряющий все факты, кривая, в которой должны замкнуться все линии, – вот что такое эволюция” (Феномен человека. М., “Наука”, 1987, предисловие).

Тем не менее, когда П. T. де Шарден окончательно выяснил, что кроманьонец, т.е. современный человек, явился как бы из “ни откуда” при всех своих “регалиях”, он честно заявил о своем бессилии разобраться в этой верхнепалеолитической метаморфозе:

“...велико замешательство антрополога, когда в пещерах, едва разделенных перекрытием из сталагмитов, он открывает в следующих друг над другом напластованиях мустьерского человека и кроманьонского или ориньякского человека.

В этом случае геологического разрыва практически нет.

А фундаментальное омоложение человечества, однако, происходит.

Поверх неандертальцев оказывается Homo Sapiens, совершивший внезапное нашествие, подгоняемый действием климата или душевным беспокойством.

...При любой гипотезе имеется безусловных факт, допускаемый всеми.

Человек, которого мы замечали в конце четвертичного периода, – это уже действительно современный человек во всех отношениях...

И прежде всего, без всякого сомнения, анатомически.

Высокий лоб с небольшими глазными впадинами; сильно выступающие теменные кости; слабый и уходящий под выпуклую черепную коробку затылочный гребень; облегченная челюсть с выделяющимся вперед подбородком – все эти признаки столь ярко выраженные у последних обитателей пещер, – это определенно наши предки.

Настолько наши, что, начиная с этого момента, палеонтологу, привыкшему работать с резкими морфологическими различиями, уже нелегко отличить останки ископаемого человека от останков ныне живущего человека.

...Новые пришельцы принесли с собой искусство – еще натуралистическое, но удивительно совершенное, и, благодаря языку этого искусства, мы впервые можем проникнуть в сознание исчезнувших существ, кости которых извлекаем” (там же, с. 162-164).

Археологи считают, что “неолит обеспечил финал каменного века”.

Однако здесь необходимо заметить, что содержание понятия “неолит” как временной категории в исторической науке до сих является дискуссионным.

В 1893 г. учёный Аллен Браун ввёл в научный оборот понятие “мезолит”, обозначив им эпоху, занимающую промежуточное положение между палеолитом и неолитом.

Для П. T. де Шардена неолит тоже размыт.

Современные археологи М.В. Аникович и другие предлагают углубить и мезолит, т.к. широкое использование глиняной посуды, высококачественных изделий из камня, а также лука и стрел обнаруживается во всё более и более древних пластах

(см. Дискуссия об узловых проблемах первобытной истории в связи с выходом в свет “Истории первобытного общества”. 1990, т.1-2 // СА, №1).

Периоды жизни кроманьонца, предшествовавшие мезолиту и неолиту, относят к нижнему палеолиту.

Это эпоха использования им каменных орудий.

Но это вовсе не характеризует кроманьонца как примитивного и духовно недоразвитого. Человек пользовался каменными орудиями не по незнанию металлов, а вследствие “табу” на их применение, т.к. металлы, за исключением меди, травмируют биополе человека и его энергетическую систему.

Этот вопрос достаточно доказательно осветил в спецкурсе своих лекций “Духовные и магические свойства металлов в целительской и магической практике” Н.О. Коровяк.

У древнейших нетехнократических цивилизаций облик был совсем другой.

Поэтому, говоря “неолит”, я буду, вслед за П. T. де Шарденом, иметь в виду период времени, последовавший сразу после возникновения кроманьонца.

Что касается места возникновения белой, чёрной и жёлтой рас и их внешнего вида, то и здесь лучше не пересказывать де Шардена, а процитировать:

“В самом деле, какими были (в какой по костям можно судить о теле и коже) жившие в век Оленя первые представители новой, только что возникшей человеческой мутовки?

Такими же, как те, которые и поныне живут приблизительно в тех же местах Земли, черными, белыми, желтыми (самое большее предчерными, предбелыми, преджелтыми) и эти группы (в общем) уже располагались с юга на север и с запада на восток в их нынешних географических зонах – вот что мы видим в старом свете, от Европы до Китая, к концу последнего ледникового периода”

(П. T. де Шарден, там же, с. 163).

Своей книгой “Феномен человека” де Шарден пытается убедить читателя в том, что эпоха неолита была важнейшей в истории человечества.

Он обвиняет историков в умышленном замалчивании значения неолита:

“Неолит период, игнорируемый учеными, изучающими предысторию, потому что он слишком близок к нам.

Период, игнорируемый и историей, потому что его стадии не могут быть точно датированы.

ОДНАКО ЭТО САМЫЙ КРИТИЧЕСКИЙ И ВЕЛИЧЕСТВЕННЫЙ ИЗ ВСЕХ ПЕРИОДОВ ПРОШЛОГО – период возникновения цивилизации (там же, с.164, выделено мной – О.Г.).

От себя замечу: если ученые “игнорируют” неолит, а тут великий палеонтолог имеет в виду, конечно же, служебно заинтересованных “ученых”, – значит, им так приказано. Значит, тут-то и зарыта какая-то большая тайна, важная в смысле выбора правильного направления в осмыслении проблем нашей современности через расширение возможностей Ведического метода ретроспективной экстраполяции, т.е. БЛАГОДАРЯ ПРОСТОМУ СОПОСТАВЛЕНИЮ ГЛУБОКОГО ПРОШЛОГО И НЫНЕШНЕГО НАСТОЯЩЕГО ЧЕЛОВЕЧЕСТВА!

“Все, что можно было испробовать, было испробовано в ту удивительную эпоху.

Отбор и эмпирическое улучшение фруктов, злаков и домашних животных.

Гончарное ремесло. Ткачество. Очень рано появляются первые элементы пиктографического письма и очень скоро возникают первые зачатки металлургии.

...Это история в противоположность предыстории.

В действительности такого разрыва не существует.

Чем лучше мы начинаем видеть прошлое, тем больше убеждаемся, что так называемое “историческое” время (вплоть до современного времени и ВКЛЮЧАЯ ЕГО) – это всего лишь прямое отражение неолита” (там же, с.165-166).

Многие мысли специалиста-палеонтолога высокого класса дорого стоят! Но они, как и в целом “Феномен человека”, к большому сожалению, превращены в транспортировщик западного идеологического яда, т.к. в книге почему-то умалчивается о том, какая именно раса “все испробовала в эту удивительную эпоху”?

Какая раса подарила человечеству и колесо, и компьютер, и космический корабль?

Не существует ни в неолите, ни в “историческое время” ни одного, даже самого простого открытия, усовершенствования или изобретения, у истоков которого не стояла бы белая раса людей!..

Собственно, на последнем высказывании уходит де Шарден-палеонтолог и приходит де Шарден-философ, оправдывающий западные “общечеловеческие ценности”.

По мнению автора, неолит закончился “...возвышением Запада”.

Охарактеризовав древние цивилизации Южной Америки, Китая, Индии, Северной Африки, он пришёл к выводу, что они оказались неспособны явить миру и малый отблеск того, чем является “великий Запад”.

Это – эталон для всех, возникший благодаря “...иудео-христианскому ферменту, давший Европе ее духовную форму” (там же, с.170).

Великую древнеславянскую цивилизацию П. T. де Шарден “забыл” даже где-либо просто упомянуть!

Обратим внимание на пространное предисловие к “Феномену человека” некоего Б. А.Старостина.

Не нравится высокопоставленному идеологу из АН СССР книга то в одном, то в другом месте, хотя де Шарден и отыскал нужное им, марксистам, звено – синантропа.

Главная ошибка учёного по Старостину не в том, что тот не учёл славянский фактор, и не в том, что воспел “иудео-христианский фермент”, а в том, что пренебрёг “Диалектикой природы” Ф. Энгельса.

Далее Старостин заявил, что “нет понятия более неясного с научной точки зрения, чем духовная энергия”.

оглавлениеоглавление читать дальшечитать дальше




Поделись ссылкой на эту страничку с друзьями:


Россия: Мы и Мир
Аз Бога Ведаю
Сокровища Валькирии
I. Стоящий у солнца
Сокровища Валькирии
II. Страга Севера
Сокровища Валькирии
III. Земля Сияющей Власти
Сокровища Валькирии
IV. Звездные Раны
Сокровища Валькирии
V. Хранитель Силы
Сокровища Валькирии
VI. Правда и вымысел
Анти-Карнеги
Сэнсэй. Исконный Шамбалы.
Жизнь и гибель трёх последних цивилизаций
Белый Конь Апокалипсиса
Застывший взгляд
Правда и ложь о разрешенных наркотиках
Оружие геноцида
Всё о вегетарианстве